Мировая боль

Дан Медовников
1 июля 2002, 00:00

В развитых странах агропром постоянно субсидируется за счет других, более эффективных сегментов национальной экономики. Российскому сельскому бизнесу приходится заботиться о себе самому

Мировой агропром, несмотря на усилия либеральных чиновников, все дальше и дальше отходит от законов свободного рынка. Субсидии правительств Евросоюза, США и Японии сельскому хозяйству своих стран уже превысил уровень, допустимый любой мало-мальски рыночноориентированной экономической теорией.

Так, США с этого года субсидируют свой агропром на 19 млрд долларов (программа пока десятилетняя), Евросоюз расширяет адаптационную программу SEPARD, а Япония год за годом выставляет запретительные по сути барьеры для импорта риса и фруктов (Австралия десять лет добивается разрешения ввозить свои яблоки в Японию). Постоянное дофинансирование (прямое и косвенное) нерентабельной сферы национального хозяйства стало обычной практикой флагманов современной капиталистической экономики. Зачем они это делают?

Ответы на этот вопрос, которые доводилось слышать на разных континентах, чаще всего сводились к маловразумительной белиберде о "сохранении культурной самоидентификации", "снижении уровня безработицы" или к совсем уж неприличным в рациональной дискуссии аргументам ментального характера.

Может, сельское хозяйство и не стоит рассматривать как отрасль, живущую по экономическим законам? De facto она уже зачислена в зону, располагающуюся где-то между социалкой и культурой. Стоит, правда, внести одну поправку: мировой рынок продуктов питания - более чем прибыльный кластер; биотехнологии, которые могут повысить эффективность агропрома в разы, приближаются в начале XXI века к своему конъюнктурному максимуму. Геномодифицированные растения, корма для скота с биодобавками, экологически чистые продукты, новые методы обогащения почв, ландшафтно-экологическое земледелие, делающее ставку не на безликие гектары, а на фации и подурочища, - все это довольно быстро превращается на мировом рынке в звонкую монету. Аграрии как будто замерли в ожидании сверхприбылей, которые может принести АПК, интегрированный с пищепромом и биотехнологическим сектором НТП. Но прибыли зарабатываются в других звеньях цепочки, и пока никто не научился распределять многомиллиардный финансовый поток настолько равномерно, чтобы, скажем, американские фермеры получали свой доход не в виде бюджетных подачек, а как прибыль от нормальных бизнес-операций.

Самая острая ситуация складывается сегодня в отечественном АПК: многомиллиардные бюджетные субсидии для поддержки русского сельского хозяйства нереальны настолько же, насколько инвестиции в самолет пятого поколения (порядок по международным меркам примерно один - 16-19 млрд долларов в год). Девальвация, дававшая шанс местному производителю, исчерпала свой потенциал - импорт растет темпами, опережающими внутреннее производство, в игру включились и спросовые ограничения, а об экспорте, учитывая вышеописанную ситуацию в мире, заикаться пока рано. Ринувшиеся в агропром русские капиталисты столкнулись с плохим качеством активов, которые они поспешили приобрести: выведенные из оборота земли, пьющие механизаторы, бракованное поголовье etc. Ясно одно: от государства им помощи, сравнимой с американским, европейским или японским вариантом, ждать не приходится. Не исключено, что уже в ближайшие год-два олигархи, пошедшие в село, быстро разочаруются и вернутся к своим прежним индустриально-сырьевым игрушкам вроде нефти, стали и алюминия. Сложнее обстоит дело со средним и среднекрупным бизнесом, который пришел в деревню, руководствуясь железными правилами экономической логики: если ты хочешь производить конкурентоспособные продукты питания, начни контролировать и развивать свою сырьевую базу. Что ж, им мы можем посоветовать только одно: искать на мировом (в том числе российском) рынке свои ниши вроде твердой пшеницы, куриных грудок или морсов с пельменями. Если государство не в состоянии помочь своим предпринимателям, атакующим одну из самых субсидируемых и рискованных зон национальных экономик, имеет смысл делать ставку на уникальное торговое предложение, биоинновации и контроль над распределением финансового потока по всем звеньям производственной цепочки - от крестьянского надела до красиво упакованного и брэндированного продукта питания, продаваемого через раскрученную розничную сеть. Позаботьтесь о себе сами, господа.