Макроиндикаторы

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
1 июля 2002, 00:00

Не внутренний спрос, а сырьевой экспорт все в большей мере определяет хозяйственный рост в России. Если эта тенденция закрепится, его годовые темпы не превысят 2-3%

Нехороший сигнал

Макроэкономические итоги мая неутешительны: российская экономика пока не может преодолеть стагнацию и перейти к оживлению. Среднесуточный выпуск промышленной продукции в этом месяце увеличился на 0,4% (здесь и далее сезонность устранена), ВВП - всего на 0,1%.

Отраслевой анализ демонстрирует смешанную картину. На одном фланге оформился блок сырьевых производств, где в последнее время обозначилась четкая тенденция к росту, - это цветная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, лесобумажное производство и нефтедобыча. Растущие отрасли определяют около 30% совокупного выпуска. Источником оживления здесь стало расширение экспорта, базирующееся на улучшении конъюнктуры мировых сырьевых рынков. На другом фланге, где преобладают перерабатывающие отрасли, включая машиностроение и производство строительных материалов, в апреле-мае прослеживалась тенденция к снижению выпуска.

Таким образом, наблюдается постепенная смена источников хозяйственного роста - от внутреннего спроса к экспорту. Если этот сдвиг закрепится, то темпы экономического роста составят не более 2-3% в год, то есть не дотянут даже до "неамбициозной" отметки правительственного прогноза роста ВВП на этот год (3,5-4%).

В этих условиях напрашивается простое решение - противодействовать экспансии импорта и падению доходов предприятий неэкспортного сектора путем корректировки курсовой политики, а именно - переходом от повышения реального обменного курса рубля к его плавной либо ступенчатой девальвации. Однако такой маневр чреват подрывом основ экономического оживления двух последних лет (роста реальных доходов населения, потребительского спроса и увеличения банковских кредитов экономике). Кроме того, при росте мировых цен на нефть и увеличении экспорта переход к снижению реального обменного курса даст негативный инфляционный эффект и, с высокой вероятностью, активизирует бегство капитала и повышение процентных ставок.

Особенность мая - стабилизация конечного спроса на товары. Его объем снизился по сравнению с апрелем на 0,5%. Явление это весьма тревожное. До сих пор расширение конечного спроса двигало вперед производство и ослабляло отрицательное воздействие таких факторов, как укрепление рубля и рост импорта. Однако делать из этого факта далеко идущие выводы пока преждевременно. Возможно, на динамике конечного спроса сказались двухнедельные "майские каникулы".

В структуре конечного спроса особенно настораживает прекращение "потребительского бума". В мае снизились и реальные денежные доходы, и зарплата, и розничные продажи. Только рост инвестиций пока продолжается. Его подпитывают нефтяные доходы и сокращение вывоза капитала. Если в феврале-марте среднемесячный темп прироста инвестиций составлял 1,2%, то в апреле - 2,4%, а в мае - 2,9%. Активизация инвестиций распространяется и на строительные работы, и на вложения в машины и оборудование.

В апреле-мае наблюдалось резкое увеличение стоимостного объема экспорта, полностью обусловленное ростом мировых цен на основную номенклатуру вывозимых Россией товаров, прежде всего сырьевых. Цена на нефть сорта Urals выросла с 18,3 доллара за баррель в декабре прошлого года до 23,7 доллара в апреле-мае. Кроме того, весной резко выросли физические объемы экспорта нефти - с 12,3 млн тонн в среднем за месяц в январе-феврале до 17 млн тонн (55% добычи) в марте. Таким образом, нефтяники взяли свое, компенсировав потери от низкой конъюнктуры и согласованных с ОПЕК ограничений на поставки нефти на мировой рынок.

Продолжается тенденция плавного роста импорта, подогреваемая повышением обменного курса рубля. Особо следует отметить интенсивный рост импорта машинотехнической продукции, обусловленный расширением внутреннего спроса на инвестиционное оборудование.

Инфляция на потребительском рынке в мае заметно усилилась - 1,7% против 1,1% в марте и 1,2% в апреле. Главные локомотивы роста цен - поступление на рынок плодоовощной продукции нового урожая и скачкообразный рост розничных цен на автомобильный бензин (в среднем по стране на 10,7%, в некоторых регионах - на 20-30%) после полутора лет плавного снижения.

На рынке промышленной продукции рост цен производителей в мае практически не изменился (апрель - 2,2%, май - 2,5%). Сохраняющийся высокий темп роста цен связан прежде всего с интенсивным удорожанием продукции и услуг электроэнергетики, нефтяной промышленности и цветной металлургии.

В денежно-кредитной сфере главные тенденции конца весны - феноменальный рост золотовалютных резервов и масштабное расширение денежной базы. Обе тенденции связаны с увеличивающимся отрывом предложения валюты от спроса на нее со стороны хозяйствующих субъектов и бюджета. С одной стороны, сохраняется значительное активное внешнеторговое сальдо - во II квартале, благодаря резкому расширению экспорта, оно сильно выросло (с 3,3 млрд долларов в среднем за месяц в I квартале текущего года до 4,1 млрд долларов в апреле и мае). Масштабный приток средств по каналам внешней торговли определяет высокий уровень предложения на внутреннем валютном рынке. С другой стороны, спрос на валюту со стороны экономических агентов резко снизился. Важнейшей причиной этого стало радикальное сокращение чистого вывоза капитала негосударственным сектором экономики. Если еще в марте он составлял 1,2 млрд долларов, то в апреле уменьшился до 700 млн. А в мае, согласно оценкам ЦМАКП, впервые наблюдался чистый приток капитала в размере около 600 млн долларов. Основным источником этого притока стало сокращение иностранных активов российских банков и направление высвободившихся средств во внутренние финансовые активы - кредиты и депозиты в ЦБ РФ.

Еще одним важным фактором, уменьшающим спрос на валюту, стал низкий уровень текущих платежей по государственному внешнему долгу. Если в I квартале их среднемесячный объем, включая выплаты по основному долгу и проценты, составлял 1,2 млрд долларов, то во II квартале - не более 700 млн долларов в месяц.

Увеличение разрыва между спросом и предложением на валютном рынке потребовало - во избежание чрезмерного укрепления рубля - резкого расширения покупок валюты со стороны Центробанка. Что и привело к беспрецедентному росту золотовалютных резервов. За апрель-май они увеличились почти на 5 млрд долларов, причем только за май - на 3,1 млрд.

В условиях переизбытка валюты на рынке номинальный курс рубля был обречен на относительную стабилизацию. Во II квартале по отношению к доллару США он снижался на 0,2-0,4% в месяц, что в два-три раза ниже темпов его обесценивания в I квартале. С учетом инфляции это означало переход к реальному укреплению рубля относительно доллара США с темпом 0,9-1,3% в месяц против 0,7% в I квартале. Всего с начала года реальный курс рубля к доллару вырос на 4,6%. Однако существенного реального укрепления рубля относительно валют стран - главных торговых партнеров России не произошло. Причина этого - начавшееся во II квартале снижение курса доллара относительно евро (с апреля по середину июня - на 7,5%). В результате по отношению к евро рубль не только не укрепился в реальном выражении, но, напротив, ослаб на 5,4%. Так как на страны зоны евро приходится более 40% российского импорта (из дальнего зарубежья), влияние курсового фактора на рост импорта в последние месяцы было незначительным.

Масштабные покупки валюты ЦБ РФ заметно оживили приток денег в экономику. Благодаря операциям на валютном рынке Банк России эмитировал в апреле-мае около 90 млрд рублей в месяц, что в десять раз превышает уровень I квартала. При таком уровне чистых покупок валюты Банком России широкая денежная база росла в апреле-мае примерно на 10% в месяц, что неминуемо бы разогнало инфляцию. Поэтому денежные власти проводили активную стерилизацию денежного предложения. Она осуществлялась по двум основным каналам - через аккумулирование денег на счетах органов государственного управления в ЦБ и через связывание банковской ликвидности на срочных депозитах в ЦБ РФ.

При подготовке статьи использованы материалы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП)