Взрывоопасный женский вопрос

Шамсудин Мамаев
1 июля 2002, 00:00

"Аль-Каида" уже давно существует за счет частных пожертвований, и потому военные операции против стран - "спонсоров терроризма" бессмысленны

Блистательная виктория в Афганистане международной антитеррористической коалиции во главе со США своей главной цели не достигла. Лидеры "Аль-Каиды" живехоньки, экономическая база исламского террора только окрепла, Америка же, в преддверии Дня независимости 4 июля, пребывает в паническом ожидании новых ужасов. Вслед за сообщением об аресте террориста, готовившего взрыв "грязной" радиоактивной бомбы, ФБР заявило, что имеет информацию о подготовке крупного теракта в Лас-Вегасе 4 июля.

Лидеры террористических организаций активно запугивают американское население. Через день после упомянутого сообщения ФБР споуксмен "Аль-Каиды" Абу Гейт предупредил, что Америку ждут новые теракты и что вскоре сам бен Ладен выступит с новым видеообращением - именно по этому поводу.

Администрация США принимает свои меры. Объявлено о создании некоего разведывательного суперведомства - министерства внутренней безопасности; ЦРУ почти не скрывает планов свержения режима Саддама Хусейна, которого числят среди главных спонсоров терроризма. Неумолимо приближается новая фаза глобальной сшибки, в которой американские спецназовцы станут разжигать пожар восстания в Ираке, а "Аль-Каида" будет пытаться делать то же самое в Пакистане, попутно терроризируя американский народ. Можно заранее сказать, что и эта фаза никому не принесет окончательной победы, а взаимное ожесточение будет возрастать.

Их ответ на сексуальную революцию

Тем временем западные аналитики напряженно думают над глубинными причинами террора, справедливо полагая, что, не поняв их, нельзя выработать и нужного противоядия. Некоторые - особенно в Европе - продолжают думать, что дело тут социальное, бедный Юг бросает вызов богатому Северу. Большинство же серьезных ученых склоняются к тому, что прав был Сэмюэл Хантингтон, который десять лет назад говорил: "Мировая политика входит в новую фазу - доминирующим источником конфликтов станет культура". Именно такая формула лучше всего объясняет, почему ни силовые приемы, ни методы "экономического контрстимулирования" не дают никакого эффекта в борьбе с современным исламским радикализмом.

"В нынешнем конфликте виноват исключительно американский империализм и экспорт американских социальных и сексуальных обычаев", - утверждает Сами уль-Хак, глава медресе Хаккания и идеологический наставник движения "Талибан". Установленный талибами в Афганистане жесточайший режим сексуального апартеида наглядно продемонстрировал всю принципиальную значимость этого культурного вопроса для современного исламского фундаментализма, который сам объясняет себя как реакцию исламского общества на глобальную сексуальную революцию.

"Без промедления выдать руководству моджахедов полковника Буданова. Высший Военный Маджлисуль Шура дал российской стороне срок 72 часа для выполнения этих условий. Но российская сторона проигнорировала требования моджахедов. Тогда состоялся Шариатский суд, и по его решению были казнены девять пермских омоновцев. Они ушли в Ад за дело Буданова. Война между мусульманами и Россией не прекратится, пока не будет решен вопрос с этим преступником", - так звучал памятный вердикт чеченских боевиков российскому правосудию от 3 апреля 2000 года. Парламентская ассамблея Совета Европы, с которой моджахеды тогда активно заигрывали, реагировала на убийство российских омоновцев столь жестко, что Аслану Масхадову пришлось спешным образом отрекаться не только от решений Шуры, но и от информационных сайтов Мовлади Удугова. Однако эта акция принесла чеченским моджахедам не одну сотню тысяч долларов. Ибо ее целевая аудитория находилась не на Западе, а на Востоке.

Сетевая структура и живучесть "Аль-Каиды" во многом объясняется финансовыми талантами ее учредителя Усамы бен Ладена, который постепенно сумел заменить традиционное госфинансирование террористических организаций странами - спонсорами терроризма аккумуляцией частных средств с помощью исламских благотворительных фондов. В конце апреля этого года ФБР задержало Энаама Арнаута, 39-летнего американца сирийского происхождения. Федералы утверждают, что только в течение 2000 года возглавляемый им фонд Benevolence International передал 685 тысяч долларов одной из групп бен Ладена, занимавшейся подготовкой моджахедов для войны в Чечне. А маскируется подобный сбор средств под сбор "закята" - предписываемой исламом и поэтому обязательной для верующего помощи нуждающимся. К тому же исламским радикалам в ряде стран уже почти удалось сделать финансовое участие в джихаде столь же благочестивым делом, как и помощь бедным. Поэтому главная задача пропагандистов террора заключается в оперативной поставке мировым СМИ постоянной и наглядной информации о зверствах неверных в отношении мусульман. Что и сделали сайты Мовлади Удугова вокруг истории полковника Буданова, обвиняющегося в убийстве чеченской девушки.

Бизнес отдельно, джихад отдельно

Хотя в последние годы зона распространения исламского терроризма резко расширилась, его идеологическим и финансовым центром остается арабский Восток. Лучшей иллюстрацией этого тезиса является феномен "арабских афганцев" и та совершенно неординарная роль, которую сыграл и продолжает играть в распространении международного терроризма созданный ими "исламский интернационал" и "Аль-Каида". Цивилизационная дилемма Запада заключается в том, что указанный Сами уль-Хаком "культурный империализм" Америки в равной мере неприемлем не только для "арабских афганцев", но и для общественного мнения породившего их саудовского общества. И уже мало кого вводят в заблуждение безоблачные экономические отношения саудовцев с американцами. В то же время сексуальный апартеид так же мало совместим с современной демократией и правами человека, как и любой другой апартеид. Просто до 11 сентября Америка предпочитала закрывать на это глаза. А сейчас это значительно сложнее, и после своего крайне неудачного опыта заигрывания с талибами Вашингтон резко меняет стратегию постафганского строительства. А только что завершившийся афганский съезд Лойя джирги наглядно показал всю сложность решения цивилизационной дилеммы даже в условиях победившей "демократии".

Главной причиной нынешнего конфликта идеологи исламского радикализма считают экспорт западных социальных и сексуальных стандартов

Лойя джирга так и не смогла выполнить две основные задачи, для решения которых ее собирали, - сформировать парламент и правительство Афганистана. Главная причина этого, конечно, в тех негласных закулисных договоренностях, которые были заключены между Хамидом Карзаем и афганскими полевыми командирами еще до съезда джирги. Причем в последний момент понадобилось личное вмешательство спецпредставителя США Залмея Хализада и отсрочка съезда на один день, чтобы остановить разгоравшееся вооруженное противостояние между "Северным альянсом" и не представленными в правительстве пуштунскими полевыми командирами. А также принудить лидеров противостоящих сторон - экс-президента Афганистана Бурхануддина Раббани и афганского экс-монарха Захира Шаха - снять свои кандидатуры на пост будущего главы государства в пользу Хамида Карзая. И после нескольких безуспешных попыток делегатов Лойя джирги приступить к формированию кабинета эту задачу взял на себя сам Хамид Карзай.

Основным кабинетным компромиссом в представленном им списке министров стала заранее согласованная за кулисами замена министра внутренних дел. Представителя "Северного альянса" таджика Юнуса Кануни заменил на этом посту губернатор Пактии пуштун Тадж Мохаммед Вардак. Он является чисто символической фигурой - 80-летний старец до марта этого года жил в Калифорнии, никакого собственного влияния в Афганистане не имеет и был номинирован губернатором Пактии исключительно для того, чтобы максимально безболезненно для Хамида Карзая аннулировать губернаторский мандат, ранее выданный Бадха Хану Задрану, нынешнему лидеру бунта "непредставленных" пуштунских полевых командиров. Когда же служащие МВД все же взбунтовались против этого замещения, Юнус Кануни получил в дополнение к посту министра образования еще и пост советника по вопросам внутренней безопасности. Соответственно, пост советника по национальной безопасности (с упором на международную безопасность) отошел к бывшему министру авиации Залмею Расулу, человеку из окружения афганского экс-монарха. И, пожалуй, как это ни странно, единственному представителю "отца нации" в правительстве.

Бухгалтерия террора

Когда на прошлой неделе новый афганский кабинет принес свою инаугурационную присягу, среди его членов не оказалось и Симы Самар, бывшего министра по женским делам Временной администрации Хамида Карзая. Кабинет поклялся править "следуя учению ислама и законам страны", а некие исламские круги - как потом выяснилось, близкие к Бурхануддину Раббани и еще более твердокаменному исламисту Абдурраду Сайафу, бывшему главе исламской милиции (заслужившей весьма дурную славу после штурма Кабула в начале 90-х), - стали говорить о том, что Сима, похоже, не совсем согласна с исламскими законами. "Некоторые из этих людей называют меня афганским Салманом Рушди в женском обличье и говорят, что я оскорбляю ислам, но это не так. Просто настоящий ислам не имеет никакого отношения к этим сумасшедшим вещам", - объясняла она журналистам. Оскорбление ислама - обвинение весьма серьезное, и по окончании съезда Лойя джирги по Кабулу даже разнеслись слухи, что она то ли похищена милицией, то ли попросила убежища у ООН. К счастью, пока все ограничилось лишь отставкой.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения Абдуррада Сайафа и прочих ярых исламистов, стало то, что Сима Самар не только заняла пост вице-председателя Лойя джирги, но еще и возглавила здесь борьбу против закулисных соглашений, достигнутых полевыми командирами с Хамидом Карзаем. Дело дошло до того, что в пику им женщины выдвинули своего альтернативного кандидата и вообще вели себя настолько неприлично, что Абдуррад Сайаф был вынужден лично выступить на заседании джирги и указать неразумным оппонентам, что тот, кто выступает против вооруженного джихада, выступает и против ислама. Однако хотя Хамид Карзай и сдал Симу Самар, он все же не уступил в главном - сохранил в своем кабинете министерство по делам женщин и решил вновь отдать его женщине, Махбубе Хококмаль. А Сима Самар выразила намерение возглавить комиссию по правам человека.

В один сентябрьский день 1994 года исламские милиционеры схватили на блокпосту двух девочек-подростков и отвезли в свою казарму на потеху остальным. Ситуация вполне типичная для того времени: "Большинством полевых командиров изнасилование рассматривается как средство терроризирования покоренного населения и вознаграждения солдат" - констатирует доклад Human Rights Watch того времени. Однако в тот день мулла Омар собрал полсотни своих учеников и, "высокий и красивый, в черной чалме", пошел на штурм блокпоста и безжалостно расправился с насильниками. Так рассказывают на афганских базарах о возникновении движения "Талибан" и начале заката власти Бурхануддина Раббани и Абуррада Сайафа в стране. И когда Шамиль Басаев и Хаттаб расстреливали за преступление Юрия Буданова российских омоновцев, они следовали примеру Омара. Хотя и в других обстоятельствах.

На прошлой неделе на пресс-конференции, посвященной срыву планов боевиков по захвату Грозного, министр обороны России Сергей Иванов представлял "бухгалтерскую книгу", в которой зафиксированы поступления от многочисленных организаций, базирующихся в Турции, Иордании и Пакистане. В общей сложности от них в Чечню поступило около 5 млн долларов. Министр обороны также показал списки граждан Чечни - около пятисот человек, - которых Масхадов приговорил к уничтожению как членов пророссийской "пятой колонны". Эта бухгалтерия устроена так, что, чем больше жертв в одной колонке, тем больше денег в другой.