Мечта о глобальном мире уже сбылась. Что дальше?

8 июля 2002, 00:00

"Мы не приветствуем традиций, - говорил Генри Форд. - Мы хотим жить в настоящем, и единственная история, которая хоть что-то значит, - это та, которую мы делаем в данный момент". Создателю одного из самых масштабных рынков мира, человеку и бизнесмену, жившему во времена рождения "американского чуда", легко и естественно было не оглядываться на историю. Сегодня таковых нет. Ни в самой Америке, ни в мире. И оттого все мы вынуждены наблюдать, как мировая экономическая система из системы превращается в хаос.

Доллар падает. В конце июня его курс практически достиг паритета по отношению к евро. По прогнозам наиболее пессимистично настроенных аналитиков, в ближайшие три года курс доллара к евро должен снизиться на 30-40%. В перспективе же одного года предполагается снижение курса американской валюты на 5% - до 1,05 доллара за евро.

Отчего покачнулась основная резервная валюта мира?

На поверхности лежит простой ответ - текущий кризис американской экономики. Несмотря на то что сегодня темпы роста ВВП США положительны, для всех очевидно, что рост этот неустойчив и легко может перейти в спад. В частности, сегодня давление вниз оказывают череда корпоративных скандалов и связанное с этими скандалами сокращение потока капитала в США.

Чуть глубже поверхности лежит вторая проблема американской экономики - постепенное сокращение ее доли в мировом хозяйстве. Доллар уязвим хотя бы в силу "статистических" факторов. Вес американской экономики в мировом ВВП сокращается - с более чем трети после второй мировой войны до менее чем одной пятой сегодня. Доля Америки в мировой торговле падает: сейчас она составляет около 20%. То же справедливо для доли США в мировом населении - она составляет всего 4,5% и продолжает снижаться, несмотря на растущий приток мигрантов. Так что даже колоссальное перепотребление в последние годы лишь позволяет Америке более или менее сохранять свои позиции в общемировом конечном спросе.

И наконец, у самого основания самое серьезное - низкая производительность американского капитала. Сегодня оптимистично настроенные аналитики, обсуждая проблему падающего доллара, говорят примерно следующее: "Надо добиться чистоты финансовой отчетности, избавиться от негодяев и жуликов, и тогда капитал вновь потечет в Америку, рост возобновится и доллар окрепнет". Не переоценивают ли эти оптимисты значимости этих обстоятельств?

Система, при которой здоровье американской экономики стало базироваться на притоке в страну капитала, возникла не на пустом месте. Ее создали мощные экономические реформы Рейгана и две серьезные инновации - информатизация и связанная с ней глобализация. Реформы Рейгана обеспечивали выгодные условия для размещения капиталов, но главным стимулом была мечта о едином глобальном и быстро меняющемся рынке. Деньги с удовольствием вкладывались в информационные технологии, в телекоммуникации, в развивающиеся рынки, во все то, за чем стоял образ нового экономического порядка. Порядка, при котором беспрепятственный обмен информацией позволяет зарабатывать деньги в любом месте земного шара, не меняя своего физического местоположения.

Мечта эта уже сбылась. За последние два десятилетия создан глобальный рынок. Сильнейшие западные корпорации стали транснациональными. Появились мировые брэнды. Западные страны вынесли простые производства с низкой добавленной стоимостью в страны развивающиеся. Наиболее активные из развивающихся вышли на мировые рынки. На те, на которые смогли. И все это было обеспечено силой американского капитала и доллара США.

Что дальше? Капитализм оказался жестокой системой даже по отношению к самым верным своим сторонникам. Эта система работает эффективно только в одном случае: если она осваивает какую-нибудь инновацию. Новые рынки и новые технологии обеспечивают колоссальную эффективность денег и этим привлекают все новый и новый капитал. До тех самых пор, пока идея не реализуется полностью.

Сегодня аналитики рассуждают о деталях. Как бы так извернуться американскому хозяйству, чтобы остановить нежелательный отток капитала из страны и за счет этого восстановить силу доллара? Однако, изворачиваясь, то есть укрепляя финансовую совесть экономических субъектов, примерно наказывая тех, кто приписывает себе лишнюю прибыль, по большому счету, ничего добиться нельзя. Все эти благонамеренные деяния - не более чем косметический ремонт. Единственный способ улучшить ситуацию реально - произвести на свет очередную инновацию. Но для этого нужны люди, способные утверждать: "Единственная история, которая хоть что-то значит, - это та, которую мы делаем в данный момент".