Скупой рыцарь уходит со сцены

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
8 июля 2002, 00:00

На смену приоритетному наращиванию золотовалютных резервов должна прийти политика долгосрочного управления реальным курсом рубля

Не существует однозначно правильного, раз и навсегда, ответа на вопрос, какая валюта лучше - растущая или падающая. Все зависит от обстоятельств, места, времени. Политика валютного курса очень похожа на подбор спортинвентаря. Что выбрать - коньки, лыжи или ласты - мы решаем, соотносясь с сезоном, самочувствием, а также и собственными рекреационными предпочтениями. Чтобы валютная политика не дала "склеить ласты" и "отбросить коньки" (как это уже было в августе 1998 года в России), она должна быть адекватна текущему состоянию бизнес-цикла, эффективности использования капитала и тренду этой эффективности. Чем выше уровень производительности национального капитала, тем выше спрос на национальную валюту, тем она крепче. В этом случае, заметим, растущий курс валюты не играет против национальных производителей и не гробит внешнеторговый баланс. Высокая производительность капитала означает накопление и эксплуатацию конкурентных преимуществ главным образом неценовой природы - технологических, организационных, брэндовых и других. Все же попытки опередить развитие событий, то есть повышать реальный курс валюты до достижения национальной экономикой достаточного уровня эффективности использования капитала (как это, например, попытались сделать творцы российской политики "валютного коридора" 1995-1998 годов), угнетают промышленность и внешнюю торговлю. Как правило, кончаются эти попытки довольно драматично.

Сразу оговоримся, довести эту красивую теорию до конкретных практических рекомендаций относительно желательной динамики реального курса рубля. Оценка уровня и тенденций производительности капитала в российской экономике еще ждет своего решения (вот работа для ведомства г-на Грефа, это не то что штамповать макропрогнозы "от достигнутого"!).

Однако есть хоть и косвенные, но вполне показательные признаки того, что к уверенной политике "дорогого" рубля мы еще не готовы. Самый сильный сигнал - продолжающаяся более полугода стагнация отечественного производства. То есть, если начать интенсивно укреплять рубль прямо сейчас, заветного конъюнктурного оживления можно и не дождаться.

Впрочем, и противоположное решение - противодействовать экспансии импорта и падению доходов предприятий неэкспортного сектора путем перехода к плавной либо ступенчатой девальвации рубля - было бы крайне недальновидным. Ведь оно затормозит рост реальных доходов населения, потребительского спроса, банковских кредитов экономике - главных достижений российской экономики.

Какова же нынешняя тактика курсового управления ЦБ. После заметного ухудшения торгового баланса (под влиянием резкого падения цен на нефть и прочие сырьевые товары российского экспорта) в сентябре-октябре 2001 года темпы номинальной девальвации рубля были оперативно повышены вдвое. В январе-сентябре 2001 года среднемесячный темп номинальной девальвации составлял 0,5%, то в октябре 2001-го - марте 2002-го он достиг уже 1%. Инфляция же начала увеличиваться лишь в ноябре прошлого года и уже в феврале сильно снизилась.

Во II квартале конъюнктура основных сырьевых рынков начала сильно разогреваться, стоимость российского экспорта выросла, тогда как отток частного капитала резко снизился, а в графике платежей по государственному внешнему долгу открылось "окошко". Предложение валюты на внутреннем рынке превышало спрос. ЦБ интенсивно откупал валюту в резервы, а темпы номинальной девальвации упали до 0,3% в месяц. Неожиданный скачок инфляции в апреле и в мае резко увеличил темпы реального укрепления рубля. И хорошо, что только по отношению к доллару, ведь падение доллара относительно евро самортизировало негативное воздействие удорожания рубля на торговый баланс.

Итак, мы видим, что ЦБ регулирует темпы номинальной девальвации, ориентируясь в основном на состояние платежного баланса, исходя из задачи поддержания/наращивания уровня золотовалютных резервов. Соотношение же динамики курса и инфляции рассматривается далеко не в первую очередь.

Между тем мы действительно близки к границе разумного наращивания резервов. Неплохо бы задуматься о новой тактической модели управления курсом. Нам представляется разумным установить жесткое правило изменения валютного курса (например, на 0,5 или 1% в месяц) в определенном, наперед заданном соотношении с целевыми темпами инфляции (специалистам эта модель курсовой динамики известна под названием crawling peg). Такая политика будет препятствовать быстрому реальному удорожанию рубля и даст ясные ориентиры предпринимателям в их бизнес-планировании.