Плоды концентрации

Дмитрий Сиваков
15 июля 2002, 00:00

Первые результаты первой волны добровольных слияний в сталелитейной отрасли: металлурги научились лоббировать свои интересы и эффективно противостоять монополиям

Черная металлургия - в глубоком и затяжном кризисе. О том, почему он с неизбежностью должен был произойти и как начинал развиваться, мы уже писали (см. "Эксперт", N43, 2001 и N14, 2002). Писали мы и о том, что основной путь преодоления кризиса - концентрация активов и капитализация бизнеса. Эти процессы уже активно идут. Пора посмотреть, а чего, собственно, достигли те, кто активно консолидируется.

Сталь

Пока о грядущем слиянии объявили лишь собственники Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) и "Евразхолдинга", однако этот альянс вряд ли будет последним. Вдохновителем тотальных слияний на рынке уже давно выступает глава "Евразхолдинга" Александр Абрамов. Он полагает, что горизонтальная интеграция в сталелитейном бизнесе неизбежна (см., например, "Эксперт", N33, 2001). А недавно в газете "Ведомости" Абрамов выступил и вовсе с программным заявлением - он утверждает, что процесс слияний определит будущее сталелитейного бизнеса на десять лет вперед. Кто и с кем будет объединяться? Первая и самая важная группа кандидатов - НЛМК, Магнитогорский меткомбинат (ММК) и "Северсталь". Это крупнейшие металлургические заводы, они специализируются на однотипной продукции - плоском, или листовом, прокате. Именно они, по мнению г-на Абрамова, и будут главными кандидатами на слияние. Единственное препятствие к объединению - несовместимость интересов разных групп акционеров. Как-то в беседе с корреспондентом "Эксперта" Абрамов пообещал помирить всех со всеми. Публика уже видела дружеские объятья главы "Евразхолдинга" Абрамова и главы "Северстали" Алексея Мордашова. Дело осталось за малым - уладить конфликт между Алексеем Мордашовым и Искандаром Махмудовым. Абрамов обещает помирить и их.

Пока металлурги были разобщены, они не могли адекватно реагировать ни на внешние проблемы (закрытие для российской стали внешних рынков), ни на внутренние (повышение тарифов естественных монополистов, угроза социальных потрясений в случае остановки части производств). Теперь же им удается и совместно лоббировать свои интересы на государственном уровне, и даже повышать внутренние цены на сталь. Правда, по поводу повышения цен Министерство по антимонопольной политике (МАП) собирается учинить расследование - не сговор ли это. Однако для отрасли в целом факт согласованного повышения цен - это безусловный прогресс и благо. Ведь как было раньше? Естественные монополисты (МПС, РАО "ЕЭС России" и "Газпром") совершали ценовые телодвижения, а за последствия их всегда приходилось расплачиваться металлургам, но из-за разобщенности те не могли, вслед за монополистами, повышать свои цены.

Трубы

Этот рынок практически поделен двумя промышленными группами - Объединенной металлургической компанией (ОМК) и Трубной металлургической компанией (ТМК). Мы уже писали (см. "Эксперт", N14, 2002), что объединение активов повлекло уменьшение издержек, это в свою очередь привело к увеличению продаж и прибыли заводов, входящих в эти группы, даже в кризисный 2001 год. Но, как оказалось, были и более значимые последствия. Вот только два примера.

На прошлой неделе ОМК сумела заключить долгосрочное, аж на восемь лет, соглашение с Министерством путей сообщения. По этому договору МПС закупит за все это время у ОМК продукции (а именно железнодорожных колес) на 800 млн долларов. На нашей памяти это первый случай, когда кому-то удалось "раскрутить" МПС на столь долгосрочный контракт. Вряд ли это было бы доступно одному отдельно взятому трубному заводу.

В другом случае ТМК удалось заключить договор с "Газпромом" о поставках труб большого диаметра с Волжского трубного завода (ВТЗ). До образования ТМК этот завод не раз пытался заключить такой договор, но безуспешно. ВТЗ производит трубы со спиральным швом, которые не пользовались популярностью. Еще в 1998 году ВТЗ приобрел линию британской компании Bredero-Shaw Group по нанесению полимерного защитного покрытия на трубу, а дабы окончательно убедить представителей "Газпрома" в надежности своей продукции, провели (в Гослаборатории материалов) сравнительные испытания спиралешовных и традиционных прямошовных труб, прочность которых оказалась одинаковой. Но ничего не действовало: "Газпром" отказывался покупать трубу большого диаметра со спиральным швом. И лишь с возникновением ТМК внутреннее сопротивление "Газпрома" удалось сломить.