Национал-латифундизм

Андрей Лазаревский
15 июля 2002, 00:00

Земельная реформа в 1991 году начиналась как реформа для большинства. В 2002 году она завершается - чиновникам дано право безраздельно распоряжаться землей

Проект закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" принят в третьем чтении 26 июня 2002 года. Эту дату с полным основанием можно назвать днем официального утверждения новой государственной идеологии - национал-латифундизма. Категорически против оборота земель выступали коммунисты и аграрное лобби. Причина их нелюбви к иностранцам, инородцам, к гражданскому обороту и приватизации участков кроется в боязни "колхозных" директоров потерять власть и собственность, которую они считают своей.

Закон устанавливает принцип "дозволения" оборота, который противоречит Конституции РФ. Основной закон гарантирует право собственности, в том числе право распоряжаться имуществом. Дозволительность оборота (скажем прямо, она сродни запрету) с экономической точки зрения означает фактическое обнуление стоимости имущества и равноценна всеобщему лишению собственности безо всякого суда и следствия. Дозволительность грубо нарушает не только конституционное право на имущество, но и норму об исключительном ведении Российской Федерации в вопросах защиты прав гражданина. Неконституционными, кстати, являются запреты и ограничения оборота и в Земельном кодексе, равно как и в их общей с Законом об обороте "основе" - п. 3 ст. 129 ГК РФ.

Теперь субъект федерации наделяется правом преимущественной покупки в отношении любого частного участка сельхозназначения и даже земельной доли. При нарушении гражданином преимущественного права покупки субъект федерации вправе в течение года требовать перевода на него прав любого покупателя. Это даст административным органам правомочия со-собственника всех существующих в стране частных участков, создаст условия для коррупции, увеличит временные и финансовые издержки при сделках, сделает сомнительными права всех будущих покупателей. Право преимущественной покупки, взятое само по себе, убивает рынок сельхозземель еще до его рождения.

Максимальная площадь сельхозугодий, находящихся в собственности одного физического (но не юридического!) лица и расположенных на территории одного района, устанавливается законом субъекта федерации в размере не менее 10% (и вплоть до 100%) общей площади сельскохозяйственных угодий в границах района. На практике это будет означать, что максимальные размеры должны быть не менее 10-100 тыс. га сельхозугодий - в зависимости от размера района. Введение таких норм означает отказ от развития конкурентного рынка в сельском хозяйстве, что президент Борис Ельцин пытался провести в указах 90-х годов, а фактически возврат к "колхозам" - неэффективным крупным землевладельцам. Это повторение опыта XVII-XVIII веков, когда создавались латифундии. Опыт сегодняшних дней показывает, что крупные хозяйства не могут быть эффективными: по статистике максимальный размер пашни в сельском бизнесе составляет в США 800 га, в Западной Европе - 300-500 га.

Механизм выделения земельной доли создан таким, что сельскому начальству - руководителям бывших колхозов-совхозов - осуществить этот процесс очень просто: достаточно заручиться согласием 14% от числа всех собственников земельных долей. А стало быть, права всех остальных владельцев земельных долей с легкостью ущемляются.

Надо ли говорить, что и иные нарушения конституционных прав граждан, о которых мы уже писали ("Эксперт" N12 от 25 марта 2002 года), благополучно сохранены в тексте. Например, внесудебное принудительное прекращение прав собственности, приватизация сельхозземель только с соизволения региональных баронов. Но есть и кое-что новенькое. Аграрное лобби в качестве отступного за поддержку правительственного проекта об обороте потребовало принять закон "О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей". Так создается исполнительная вертикаль из комиссий, которым передаются, по сути, функции законодателя - по определению норм "оздоровления", используемых до банкротства и вместо него. Этот закон позволяет исполнителям проявлять большую щедрость за счет бюджетных средств и дает возможность скрыть плоды этой щедрости благодаря "налоговой тайне должника" (ст. 6).

В лучшем положении оказываются те должники, которые имеют большую задолженность перед бюджетом, и, напротив, ущемляются права "частных" кредиторов, чьи долги составляют менее 25% задолженности. Решение о реструктуризации принимается членами комиссии, уполномоченными подписывать соглашения. Но не факт, что на это уполномочат "частных" кредиторов, приглашенных на расширенное заседание этой комиссии. Объективно Закон о финансовом оздоровлении в нынешней его редакции преследует цель не реформировать неэффективные сельхозорганизации, занимающие огромные площади, а, напротив, сохранить их.

"Жирные земельные коты" выигрывают дважды: и по Закону об обороте, и по проекту о финансовом "оздоровлении". Аграрное лобби получило снятие ограничений на размер землевладения, а чиновники всех мастей - долгожданный контроль за оборотом. Последнее "крупняку" не страшно (свои, договорятся), а чиновник будет доволен, обдирая землевладельцев помельче. Что же до большинства граждан России - то мы в большом проигрыше. В итоге всех преобразований земельный вопрос в России решен в пользу чиновников. Они наделены практически беспредельными полномочиями - по произвольному ограничению прав граждан и изъятию их собственности, по установлению норм своей собственной деятельности, по произвольному распоряжению государственным имуществом.

Каковы будут последствия? Наша земельная "реформа" много способствует розни между людьми и несправедливости, порождающей зло. Хочется верить: предупрежден, значит, наполовину спасен.