Экспресс на Запад

22 июля 2002, 00:00

Голливудский продюсер, режиссер и сценарист Джон Дейли, 13-кратный "оскароносец", продюсер фильмов "Терминатор", "Взвод", "Последний император", закончил съемки своей новой картины "Санкт-Петербург-Канны экспресс".

Приятельствующий с десятками звезд первой величины, Дейли не пригласил в свою работу ни Арнольда Шварценеггера, ни Тома Круза, ни Чарли Шина, а снял свой "Экспресс" на "Мосфильме" и "Ленфильме", на натуре и во дворцах Санкт-Петербурга с российскими актерами в главных ролях. Из Голливуда Дейли привез лишь своего ассистента Джона Смоллкомба, а из Англии - актера Нолана Хеммигса (хотя изначально русского авантюриста должен был играть Николай Караченцов). Но все остальные члены команды Дейли - наши соотечественники. И это большой прогресс в совместном голливудско-мосфильмо-ленфильмовском кинопроизводстве. Поскольку раньше, кто бы ни приезжал снимать кино к нам и про нас, он всегда приезжал "со своим самоваром". Дейли же сразу догадался, что с нашими работать дешевле.

С деньгами - бюджет картины чуть меньше 5 млн долларов - Дейли "помогла заграница"; продюсер с нашей стороны Владислав Москалев не конкретизировал, какая именно, зато с гордостью сообщил, что пункт назначения экспресса "Санкт-Петербург-Канны" - широкие зрительские массы Запада. Ленту на стадии предпродажи купили в 60 странах, в том числе на родине режиссера.

Сюжет картины не имеет никакого отношения к современным Каннам, в смысле к Каннскому фестивалю. Просто в начале прошлого века (время действия - 1904 год) наши революционеры сидели во всех тюрьмах Европы, в том числе в каннских. Революционный комитет поручает главным героям - Анне (Ксения Алферова) и Алексею (Нолан Хеммигс) освободить террористку Софи (в этой роли дебютировала прима-балерина Большого театра Светлана Лунькина) из каннской тюрьмы.

Ксения Алферова опасалась, что русские революционеры в ленте Дейли будут "все как один - терминаторы". Но этого не случилось. Дейли постарался, чтобы они выглядели романтиками "с большой дороги": революционеры мелко пакостят, проворачивают незатейливые авантюрки, а превыше дела революционного ценят дела амурные. От "клюквы" Дейли честно старался уйти. А потому послушался русских коллег, советовавших убрать из сценария все "здравствуй, товарищ", "товарищ, пока", которыми изобиловала практически каждая сцена. В корзину также полетели цыгане, медведи, палехские платки с плеч молодых террористок и бутылки с самогоном со стола заседаний ревкома. Хотя на Западе и любят "такую Россию", но Дейли говорит, что он, как человек честный, покажет ее "другой". Правда, "другие россияне" у Дейли говорят по-английски и убегают в Америку (так поступает главный герой в конце фильма). Вот он, настоящий ура-патриотизм: в России - хорошо, а в Америке-то лучше.