Смерть в Голливуде

22 июля 2002, 00:00

Китайский классик Чен Кайге снял совершенно голливудский фильм. Даже название ("Убей меня нежно") в оригинале звучит как название популярного американского музыкального шлягера. Хитер Грэм и Джозеф Файнс - два варианта актерского ухоженного гламура: в женском случае идеально аккуратного офисного, в мужском - нарочито небрежного, но от того ничуть не менее похожего на рекламу какого-нибудь нового парфюма в глянцевом журнале.

Изящная, безупречно одетая девушка стремительно движется по лондонским улицам. У нее все в порядке: преданный бой-френд, отличная квартира, престижная работа. Но стоит ее взгляду на людном перекрестке чуть дольше положенного задержаться на неряшливом темноглазом молодом человеке, как вся ее упорядоченная жизнь летит под откос. Зрителя ждет страсть, подозрения, напряженное ожидание, таинственное расследование и жестокое убийство под занавес.

Единственное, в чем чувствуется воспитавшая режиссера культура Востока, - это отстраненное любование европейским образом жизни, который, хотя и хорошо знаком Чену Кайге, но уже никогда не войдет в его плоть и кровь. Даже секс перед камерой Чена Кайге - это полный соблазнительных и пугающих тайн ритуал, постигнуть сущность которого постороннему не дано.

Предыдущие картины Кайге - "Прощай, моя наложница", "Император и убийца" - сделали ему имя и на родине, и за ее пределами. Они заворожили европейцев обаянием, глубиной и странностью чужого мира. В "Убей меня нежно" куда больше знакомых западным зрителям ситуаций и образов. Особенно много обладатель "Золотой пальмовой ветви" заимствовал у Хичкока: классическая испуганная блондинка Хитер Грэм подозревает своего знаменитого мужа-альпиниста во всех смертных грехах - от измены и склонности к садизму до готовности к убийству. Все это мы уже видели: в хорошо всем известном "Подозрении", и не только. Длинный шелковый шарф, мелькающий на начальных титрах и связывающий героев в кульминационной любовной сцене, - атрибут привычного европейского эротического эксперимента. О крутом сюжетном повороте, к сожалению, догадываешься ровно за пятнадцать минут до его начала. В этом смысле Чену Кайге не удалось изменить жанр триллера. Скорее, жанр изменил режиссера.