Спасите американский капитализм!

12 августа 2002, 00:00

Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) ужесточает требования к эмитентам ценных бумаг. Более консервативный подход к торгам в США повышает шансы европейских торговых площадок
Петр Кирьян

Топ-менеджеры почти тысячи ведущих американских корпораций должны присягнуть, что финансовая отчетность, предоставленная их компаниями в госорганы, "полна и точна". На этом в истории Капитализма в Америке можно поставить точку. И именно Капитализма с большой буквы, потому что Соединенные Штаты, конечно, останутся страной с рыночной экономикой, с развитым рынком капитала, ведущими ТНК мира и миллиардерами, однако при этом США лишатся главного - веры в правоту бизнеса. Веры, по умолчанию являющейся фундаментом капитализма. Безусловно, никто и никогда не верил в то, что все без исключения крупные бизнесмены Америки - ангелы во плоти, что бизнес чист от злоупотреблений и мошенничества. И все же то, что должно произойти в США 14 августа, беспрецедентно. Передовиков американского бизнеса, сливки мировой бизнес-элиты принудят поклясться, что они не лжецы. И делается это для того, чтобы вернуть доверие инвесторов к корпоративной Америке. Иначе, видимо, это доверие никак уже не вернуть.

После такой присяги говорить о какой бы то ни было деловой этике станет просто неприлично. Равно как неуместно станет говорить об экономической свободе - второй опоре капиталистического способа ведения хозяйства. Ведь деловая этика, первоисточником которой была этика протестантская, - это та самая гирька, что уравновешивает предоставляемые капитализмом экономические свободы. Без нее эти свободы, как мы сегодня видим, превращаются во вседозволенность. Нет этой гирьки - нет своего рода "нравственного закона внутри капиталиста", а стало быть, не бывать и экономической свободе. Избавившись от этой гири на ногах, сделав шаг в сторону игры без правил, американский бизнес потерял право на свободу. В итоге - то самое принуждение к присяге, пока что символическое лишение свободы. Первый звонок.

Прозвучит ли второй? Это зависит от того, насколько быстро, а главное - каким путем США выйдут из нынешнего экономического кризиса. Опасность же этого кризиса именно в том, что это кризис самого Капитализма в Америке. Корни нынешнего кризиса в низкой, точнее в падающей, эффективности капитала в США, попросту говоря - нет тех прорывных инноваций, что создают новые рынки. В конечном итоге именно эта способность капитализма создавать оптимальные условия для быстрого технологического прогресса исторически оправдывает все эксцессы, присущие этой социально-политической системе. И именно желание людей создавать что-то новое лежит в основе деловой этики. А потому без новаторства экономическая свобода рано или поздно сведется к переделу существующего - к воровству, мошенничеству и насилию.

Конец ХХ - начало ХХI века показали, что у американских бизнесменов пропало то ли желание, то ли способность создавать новое. Десятилетний экономический бум так и не породил инновации, которая могла бы стать основой для новой длинной волны экономического развития. Нынешний экономический кризис и трагифарс с присягой американских топ-менеджеров - лучшие тому свидетельства. И если здесь ничего не изменится, то эра капитализма в США закончится. С неизбежностью и быстрее, чем это сейчас кажется.

Последствия сворачивания капитализма в США для остального мира будут весьма неприятными. Вне зависимости от того, как именно это произойдет. Решат ли США прибегнуть к рецепту Кейнса, который разработал свою теорию во спасение либерального капитализма в тревожные тридцатые годы, когда торжествовали мобилизационные модели экономического развития, и пойдут по пути "военного кейнсианства", развивая ПРО и разворачивая дополняющие ее системы вооружений. Решат ли США, по совету Валлерстайна, двинуться в сторону социализма, чтобы, достигнув пика в развитии, прожить свой "золотой век" и медленно угаснуть. Любой из вариантов грозит остальному миру ростом нестабильности. Путь "военного кейнсианства" потребует внешней угрозы и точек приложения силы, что неизбежно вызовет ответную реакцию. Валлерстайн в своих рецептах тоже предельно откровенен: рост равенства и социальной защищенности внутри Соединенных Штатов однозначно должен привести к росту неравенства и политической нестабильности вне Америки.

Станет ли присяга топ-менеджеров, которой требует новоиспеченный закон Сарбанеса-Оксли, предзнаменованием нового New Deal, или это первый шаг к рождению американского ОБХСС? Исчерпана ли энергия американской мечты, или США лишь берут небольшую передышку, прежде чем начать развивать, например, термоядерную энергетику? На эти вопросы сегодня вряд ли кто-то сможет ответить. Но ставить точку в истории Капитализма в Америке явно не хочется.