Юбилей Лени Рифеншталь

26 августа 2002, 00:00

22 августа исполнилось 100 лет самой скандальной и знаменитой немецкой кинематографистке - Лени Рифеншталь.

Свой юбилей она отметила выпуском нового документального фильма "Подводные впечатления". Глубины, на протяжении 45 минут сменяющиеся на экране, г-жа Рифеншталь собственноручно снимала с аквалангом с 1974-го по 2000 год. И ей удалось в очередной раз поразить зрителей - не столько величественностью зрелища, сколько удивительной работоспособностью. Однако едва ли режиссер-провокатор, идущая теперь против законов природы так же, как раньше шла против законов морали, может рассчитывать на искреннее внимание зрителей к своему последнему творению. Судить, ненавидеть и любить Лени Рифеншталь они всегда будут только за ее прошлое.

В конце 20-х Хелена Берта Амалия (а попросту Лени) Рифеншталь, изящная красавица с рыжеватой копной волос, дочь немецкого торговца сантехникой, решила, что ее призвание - танец. Но после серии удачных выступлений в Германии, Австрии и Чехии блестяще начавшуюся карьеру пришлось прервать из-за серьезной травмы колена. Заметивший ее режиссер Арнольд Фанк из танцовщицы сделал Лени актрисой. Сыграв в серии его романтических фильмов об отважных альпинистах, Рифеншталь вскоре стала снимать в этом же жанре сама. Несколько картин и их миловидная создательница привлекли внимание фюрера. В 1934 году Гитлер заказал Лени Рифеншталь фильм о съезде нацистской партии в Нюрнберге. "Триумф воли" с его торжественными военными парадами и героическими ликами вождя был снят юной кинематографисткой восторженно, на одном дыхании и стал главным киношедевром Третьего рейха. Вторым эпохальным творением Рифеншталь была "Олимпия", посвященная берлинской Олимпиаде 1936 года. Именно в этой картине окончательно сформировался стиль Рифеншталь: ритмический монтаж, эстетика торжественного, удивительная пластика и главное - абсолютное безразличие к объекту съемки. Безобидный на первый взгляд принцип "не важно, что снимать, а важно как" стал для Рифеншталь роковым, поскольку позволял стереть грань между горными высями, спортивными играми и фашистскими съездами. Культ здорового и сильного человека, царящий в картинах Лени, совпал с нацистской мечтой о прекрасном арийце.

Впрочем, моральных терзаний за это Лени Рифеншталь не испытывала. И даже когда в послевоенные годы для нее пришло время расплаты - тюрьмы, допросы, суды, - публичного покаяния не последовало. Лени утверждала, что идеология партии никогда ее не интересовала, что желтых звезд на одежде евреев она не замечала, а с Гитлером в интимной связи не состояла - хотя и восхищалась им как вождем. ("Перед Гитлером преклонялся даже Черчилль, - говорила она, - почему я должна была быть умнее Черчилля?") Суд оправдал Рифеншталь "за отсутствием состава преступления". Но гонения продолжались еще долго - куда бы ни приехала Лени, под ее окнами возникали транспаранты "Lenny, go home!". Даже в 70-е годы, когда Рифеншталь поехала в Африку снимать представителей нубийских племен масаки и као и по возвращении выпустила три фотоальбома, в изображении голых нубийцев многие критики усмотрели проявление расизма.

Прощение, да и то неполное, пришло лишь недавно. Впрочем, сама Рифеншталь едва ли считает, что диковинные рыбы из "Подводных впечатлений" смотрятся более эстетично и выразительно, чем грациозные тела спортсменов из "Олимпии". А других критериев оценки фильма для нее нет.