О Белоруссии и о многом другом

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
26 августа 2002, 00:00

Недели уж полторы прошло, если не две, а у меня в глазах нет-нет да и всплывет жалостная картинка: сидит перед телекамерой мрачный С. С. Шушкевич и горячо сетует на то, как путинское предложение (чтобы Белоруссия вошла в состав России) пронизано имперскими амбициями. Гляжу я на эту картинку и думаю: ах ты ж сиротинушка горькая, как же с ним неласково жизнь обошлась! И ведь мужественный же человек, сколько мог - держался: А. Г. Лукашенко его из власти выкинул - он не жаловался; Лукашенко из его суверенной родины всесветное посмешище сделал - он твердо уповал на лучшее. А тут не вытерпел, возроптал.

Должен сознаться: особого пристрастия к г-ну Шушкевичу я не питаю. Чем он памятен добрым белорусам, помимо того что анекдотически легко дал себя съесть совхозному Угрюм-Бурчееву, мне не ведомо, но здесь, у нас, он известен только как беловежский подписант: то ли он вместе с Л. М. Кравчуком надул Б. Н. Ельцина, то ли его вместе с Б. Н. Ельциным надул Л. М. Кравчук... Не лучшая рекомендация.

Однако если мы стремимся к моральному возрождению (а ведь мы стремимся, правда? ведь стремимся же?), то должны стараться действовать ко всеобщему удовольствию. Раз уж нам нужна Белоруссия, надо устроить дело таким способом, чтобы радовались и не самые близкие нам люди; чтобы ни злосчастному Шушкевичу, ни даже, не побоюсь этого слова, самому батьке Лукашенке нечего было бы нам возразить.

(И не встревайте с репликами, что, мол, неизвестно, нужна ли нам Белоруссия, мол, надо еще все подсчитать... Что тут считать? Коли белорусская экономика соответствует трем процентам нашей, то размеры наших затрат на нее при объединении окажутся в пределах погрешностей бюджета - и уж заведомо на порядок меньше объемов консолидированного казнокрадства. Не обеднеем - плюсы же общеизвестны.)

И способ такой есть. Если вы обратитесь к умному человеку - хотя где вы его найдете, умного человека?.. Ну если все-таки найдете, то он вам непременно такой способ укажет. Все надо делать по сценарию, изложенному при онемевшем от ужаса А. Г. Лукашенке В. В. Путиным: весной будущего года - референдум, осенью - выборы в общий парламент, следующей весной - общего президента. Только при этом не Белоруссия должна вливаться в Россию, а ровно наоборот - Россия в Белоруссию.

Понимаете? Не белорусские области становятся девяностым, девяносто первым и так далее регионами России, а регионы России становятся восьмой, девятой и так далее областями Белоруссии. Если братья-белорусы не так запасливы, как мы, и не имеют покуда готового закона о принятии под свою державу новых земель, - пусть живенько смастерят, да кстати примут и еще десяток-другой недостающих у них, но привычных нам законов. И суверенитет белорусский не только сохранится, но и раздуется в тридцать три раза. И все довольны.

Чем мы за это должны будем заплатить? Да почти ничем - только переменой названия. Впервые об этом подумаешь - передернет, а поразмыслишь чуток - так вроде и ничего страшного. Прежде всего - не впервой. Ведь как мы только не назывались: и Царством Московским были, и Российской империей, и с 1918 года - так, и с 1922 года - сяк... И еще раз переименуемся - не помрем. Далее, не такое уж у нас и сегодня благозвучное имя. Звались бы мы только Россией - тогда, конечно, жалко; а Российская Федерация? Белоруссия - никак не хуже звучит. И благой смысл можно отыскать: мол, новая Россия, белая, ото всех своих бед и ошибок отмытая... И наконец, главное: если уж очень захотим, впоследствии без шума переименуемся обратно.

Тут мне - так и слышу - говорят: что ты, братец, за фарсы такие предлагаешь несуразные? Белорусов, конечно, жалко - ну так на погосте живучи, всех не оплачешь. Пускай со своим батькой сами как-нибудь перемогаются, а мы на такую поруху национального достоинства не пойдем.

Отвечаю. Во-первых, никакой порухи тут, повторяю, нет. Во-вторых же, если какая-то - маленькая и временная! - поруха все-таки есть, так ведь за нее щедро заплатится, причем немедленно. Как? А вот как.

Белоруссия-то в девяносто втором году подписала "нулевой вариант" - отреклась от доли в зарубежных активах СССР, получив свободу от его долгов. Значит, наши регионы, по одному просачиваясь в состав братской страны, будут волшебным образом, не позорясь дефолтами, очищаться от висящего сегодня на одной России советского долга Западу, да и от более поздних - российских долгов. Не все же мы вольемся в Белоруссию - два-три региона (Чечня, конечно, да еще один-два субъекта, где губернаторы поглупее) останутся на месте, то есть возьмут все российские долги на себя. И когда они откажутся их платить, никто на свете им не посмеет пенять: форс-мажор-с! У новой Белоруссии могут, правда, возникнуть некие проблемы с посольскими и консульскими зданиями, но на решение этих проблем хватит уже тех сумм, которых мы не будем выплачивать по долгам в 2004 году. Дальше пойдет чистая прибыль.

А помимо прибыли - слава первооткрывателей. Ведь не одной же России мешают долги. Вообразите: все провинции Аргентины, кроме Огненной Земли, на правах штатов входят в Бразилию. Аргентина (то есть Огненная Земля) с горечью объявляет дефолт. Все штаты новой Бразилии, кроме Мату-Гросу, на правах провинций смываются в Аргентину. В Мату-Гросу - дефолт. Усталые, но довольные все расходятся по прежним составам. Аргентина - без долгов; Бразилия - без долгов; кого благодарить? Нас. Авторских гонораров нам, пожалуй, не видать, но любить будут сильно, и все - кроме уж совсем отпетых глобалистских акул - будут звать нас умницами и красавчиками.

Говорю же - мало умных людей на Руси. Некому нетривиальный ход предложить.