Спасение мира, эпизод II. Йоханнесбург

Сергей Рогинко
2 сентября 2002, 00:00

Делегатам Всемирного саммита ООН по устойчивому развитию в Йоханнесбурге вряд ли удастся договориться о том, как решать глобальные проблемы

Если мерить успех конференции числом ее участников, то нынешний Всемирный саммит по устойчивому развитию должен стать самым плодотворным международным форумом за всю историю человечества. В самом деле, 65 тысяч человек - это для Книги рекордов Гиннесса. Впрочем, конференция ООН - не мюзикл и не блокбастер, ее результативность определяется несколько иначе.

Чего ждут от саммита? Кто-то наивно считает его последним шансом спасти планету, кто-то заведомо не ждет от него ничего, разве что впустую будут потрачены деньги и время. Пессимистов, впрочем, больше, особенно среди тех, кто уже ознакомился с проектами документов, которые конференции предстоит утвердить. Тексты действительно на редкость невнятны, неконкретны, формулировки расплывчаты и противоречивы. Единственное, что радует, - наша страна, подписывая эти документы, не рискует в будущем нарваться на какие-либо финансовые обязательства, по которым придется платить. Все конкретные обязывающие позиции вымараны и размыты под бдительным оком делегаций развитых стран, к вящему негодованию третьего мира.

Потерянное десятилетие

Уже обозначился главный конфликт конференции - между "зелеными" и "цветными". Экологи резонно полагают, что конференция должна заниматься своим делом - экологически сбалансированным развитием. Страны третьего мира чуть ли не в открытую отметают экологию, эту "игрушку для богатых", и главной целью выдвигают борьбу за безопасность. И те и другие ссылаются на решения предыдущего саммита в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Обе стороны согласны лишь в том, что для выполнения этих решений сделано ничтожно мало, точнее, почти ничего.

Итоги "десятилетия надежд", прошедшего после саммита в Рио, и в самом деле неутешительны. Бедных стало меньше лишь в Китае, в остальном мире их стало даже больше. Разрыв в доходах между самыми бедными и самыми богатыми странами мира увеличился в два раза. И сегодня доход на душу населения в США в 350 раз больше, чем в африканском Бурунди.

Только за последние десятилетия планета потеряла около четверти пахотных земель и лесов, виды фауны и флоры продолжают массово исчезать. Участились наводнения, смерчи и другие природные катаклизмы. В них теперь, как Сатана во всех бедах, повинно глобальное потепление.

Конечно, не все так уж плохо: например, угроза разрушения озонового слоя земли отошла на второй план. В свое время для решения этой проблемы был принят Монреальский протокол - он обязывал страны мира прекратить производство фреонов, которые считались причиной разрушения озона в стратосфере. Однако главная озоновая дыра над Антарктикой уменьшилась сама собой, непонятным для науки образом, оставив человечество с Протоколом и прочей суетой в полном недоумении. Человеческое сознание, подобно природе, не терпит пустоты, и одни страхи заменяются другими. Теперь на все лады пиарится глобальное потепление, для борьбы с которым опять-таки принят протокол - Киотский, фиксирующий конкретные обязательства стран по снижению выбросов парниковых газов.

Для Киотского протокола нынешний саммит должен был стать особой вехой: в Йоханнесбурге планировалось объявить о введении протокола в действие. Это было бы эффектным жестом, особенно если учесть, что на предыдущем саммите в Рио была принята Рамочная конвенция ООН по сохранению климата. А Киотский протокол в рамках этой-то конвенции и определял конкретные цифры по сокращению выбросов. Ввести его на нынешнем саммите означало бы если не перейти, то хотя бы обозначить переход от благих намерений к практическим действиям. Однако США вышли из протокола, подали плохой пример Австралии, Канаде и России - процесс затормозился. Триумф не удался.

Продукт биполярного мира

Дискуссий на саммите будет немало и по самым разным поводам. Принимать или не принимать обязательство сократить бедность на планете вдвое к 2015 году? Как бороться с бедностью - прямыми бесконтрольными субсидиями, столь желанными руководству многих развивающихся стран? Или четким адресным финансированием, которое, правда, жестко увязано с требованиями от соответствующих режимов нужной США политической ориентации? Возможны и иные варианты развития, и они тоже предусмотрены в планах действий, которые надлежит окончательно одобрить на саммите.

В этой неизбежной шумихе и трескотне почему-то никто не задается главным вопросом - какое место отводится самой концепции устойчивого развития в XXI веке? Есть ли будущее у этой идейной конструкции? И если есть, то может ли она служить ориентиром в мировом развитии?

Сомнения возникают, едва лишь попытаешься ответить на этот вопрос. При всей своей нынешней сверхвысокой политической легитимности концепция устойчивого развития - продукт прежнего биполярного мира. И сама концепция, и глобальная инфраструктура, поддерживающая и обеспечивающая ее реализацию, сформированы в период мирного сосуществования двух систем.

Исходный постулат концепции - обеспечить человечеству высокие стандарты потребления без ущерба для благосостояния будущих поколений - по умолчанию предполагал распространение цивилизации европейского типа на весь остальной мир. Иного подхода не мог предложить Запад, поднявший на щит свои стандарты потребления и манивший ими третий мир, как морковкой. Советский блок, по недомыслию провозгласивший народное благосостояние своим высшим приоритетом, тоже был не против такой постановки вопроса. В конце концов оба блока, улучшая ситуацию на подконтрольных им пространствах и зорко приглядывая за состоянием дел у другой стороны, могли бы и впрямь достичь немалого прогресса. Взаимный контроль был бы только на пользу.

Однако в 90-е годы ситуация изменилась радикально. Биполярный мир уже прекратил свое существование, а угроза истощения природных ресурсов на планете усилилась. Естественно, у Запада не могло не возникнуть соблазна отбросить фиговый листок всемирного процветания и начать открыто перераспределять ресурсы в свою пользу. Это уже вполне четко прослеживается в реальной политике США - главные ее направления всегда совпадают с зонами добычи и транзита энергоносителей. Дело за малым - за идейной базой. Ее основу уже заложила концепция "золотого миллиарда". Прогресс, в рамках этой новой идеологии, желателен и осуществим лишь в пределах западного мира. На остальных территориях целенаправленно консервируется отсталость.

Понимая уязвимость подобных зоологических подходов, Запад пытается смягчить формулировки, особо поощряя тех, кто доказывает, что и в отсталости может быть прогресс. Присуждение в 1998 году Нобелевской премии по экономике Амартии Сену, рассуждающему о возможностях прогресса в странах с низкими стандартами потребления и в пределах этих стандартов, - лишь один из примеров того, что работа здесь идет.

Так что не стоит удивляться тому, что на саммит в Йоханнесбург президент США Джордж Буш не приехал. Не приехал, несмотря на все заявления об ответственности единственной супердержавы за судьбу планеты. Не приехал - и тем самым поддержал мнение консерваторов о саммите как об антиамериканском, антизападном, антиглобалистском мероприятии. Конечно, сыграла свою роль и позиция ведущих корпораций США. Одну из них - Exxon - ряд источников впрямую обвиняет в том, что она лоббировала отказ Джорджа Буша от поездки в Йоханнесбург. Но даже если это так, все-таки не усилия лоббистов - главный фактор, повлиявший на это решение. Вопрос гораздо серьезнее, и не исключено, что пышные декорации саммитов по устойчивому развитию придется со временем свернуть.

Бизнес не дремлет

Пока же главы более 100 государств и правительств неспешно прогуливаются по холлам центра "Сэндтон" в Йоханнесбурге в сопровождении руководителей ведущих корпораций мира. Необычайно большое представительство бизнеса - еще одна особенность нынешнего саммита, вызывающая ажиотаж у журналистов. Саммит - прекрасная возможность для крупного капитала ненавязчиво пролоббировать свои интересы сразу в ряде стран, лучшей и представить себе трудно.

Впрочем, экология и развитие - это тоже бизнес, и немалый. Проекты развития, международной помощи, производство очистительного оборудования "тянут" на многие миллиарды долларов. Рождаются и фьючерские рынки. Например, Киотский протокол еще не введен в действие, а квоты сокращения парниковых газов вовсю торгуются на Чикагской товарной бирже. И не только они. Про торговлю квотами вам квалифицированно объяснят и в British Petroleum в Лондоне, и в Энергетическом углеродном фонде РАО ЕЭС в Москве.

А форум меж тем кипит и бурлит. Последняя инициатива - обеспечить африканских бедняков современной канализацией. Обсуждается это очень активно, но никто пока не предложил: а может, их сначала накормить?