Первый звонок кризиса

Михаил Матовников
16 сентября 2002, 00:00

В первом полугодии 2002 года начала проявляться "изнанка" кредитного бума последних двух лет - показатели качества кредитных портфелей российских банков стали заметно и устойчиво ухудшаться

Второй квартал кряду показатели качества кредитных портфелей российских банков ухудшаются. Подобное уже было в первом квартале 2001 года, когда на фоне снижения темпов роста кредитования и обеспокоенности относительно сохранения темпов роста ВВП несколько выросла доля просроченной задолженности предприятий. Однако тогда уже второй квартал все поставил на свои места, и после небольшой заминки продолжился как рост кредитования, так и улучшение качества кредитов. Но в первой половине 2002 года рост просроченной задолженности среди крупнейших банков стал массовым явлением, а многие из них демонстрируют очень высокие темпы снижения качества кредитов.

Подобное развитие событий прогнозировалось уже давно, и качество кредитов, выданных в посткризисный период, всегда было важнейшим фактором неопределенности при оценке перспектив как отдельных банков, так и всей банковской системы России.

Снижение доли просроченных кредитов на фоне быстрого роста кредитования - явление ожидаемое, так как между выдачей кредита и выявлением его истинного качества проходит определенное время.

Специфика расширения кредитования в период после кризиса 1998 года состояла в наличии нескольких волн кредитного бума. Сначала кредитование увеличили крупнейшие, затем средние, а потом и мелкие банки. Наибольшие темпы роста кредитного портфеля сто крупнейших банков показали еще в 1999 году, заметно опередив другие группы банков; в 2000 году пришел черед второй сотни банков показать максимальные темпы роста кредитов, а в 2001 году на фоне снижения темпов роста кредитования первенствовали банки третьей сотни по размеру активов (см. таблицу).

Почти в том же порядке стали проявляться и проблемы с кредитами. В первой половине 2002 года темпы роста суммы просроченных кредитов составили 53,8% в первой сотне банков и 46,4%, 35,4% во второй и третьей сотнях соответственно. Темпы роста суммы просроченных кредитов в отличие от 2001 года оказались заметно ниже темпов выдачи новых кредитов, что привело к ухудшению показателей их качества.

Пока, похоже, банкиры не считают ухудшение качества кредитного портфеля серьезной проблемой. В каждом банке это всего один-два кредита, которые, конечно, образовались случайно и не отражают общих проблем в банковской системе. Однако наличие аналогичных проблем у многих банков позволяет говорить о тенденции. Частично рост просрочки в первой сотне банков вызвала всего одна компания - "Сибур", случай действительно особенный. Но все-таки кредиторов у "Сибура" не так много, а доля просроченных кредитов в кредитном портфеле увеличилась у 59 (!) банков из числа 100 крупнейших, у 52 банков во второй сотне и у 34 банков в третьей сотне. Причем второй квартал только ухудшил общую картину.

Снижение процентных ставок по кредитам закончилось полтора года назад, и ожидать облегчения доступа к кредитам не приходится. А вот инфляция постепенно падает, реальная кредитная ставка растет, что также не способствует росту качества кредитов

Конечно, ситуация с кредитным портфелем пока далека от угрожающей. Доля просроченных кредитов в группе ста крупнейших банков (исключая проблемные "СБС-Агро" и "Российский кредит") увеличилась на 0,5 процентного пункта, достигнув в среднем 2%, но этот уровень соответствует показателям начала 2001 года и намного меньше 5% в начале 2000-го.

Да и с отдельными банками все пока не так страшно: лишь у шести из ста крупнейших банков доля просроченных кредитов превышает 5%, и только у 24 она составляет более 2%. Однако еще полгода назад таких банков в первой сотне было всего 11. При этом на банки, доля просроченных кредитов у которых превышает 2%, приходится уже 53,7% активов банковской системы. В целом за первое полугодие 2002 года распределение банков по доле просроченных кредитов явно сместилось в худшую сторону.

Рост ВВП не панацея

Оценивая риски банков, аналитики часто приводят данные по динамике ВВП, которые пока выглядят вполне прилично. Но, к сожалению, рост ВВП не всегда является гарантией от кризиса "плохих" долгов.

Особенность кредитного бума в России после 1999 года состоит в том, что многие банки стали впервые кредитовать новых для себя заемщиков. Кредиты все активнее получали не только торговля и сырьевой сектор, но и перерабатывающая промышленность. Многие из новых заемщиков никогда раньше не кредитовались, кредиты выдавались им под ожидания роста внутреннего спроса (который действительно рос).

Разумеется, новые заемщики сначала получали небольшие кредиты, которые они успешно возвращали, часто перекредитовываясь в других банках. Это давало основания для увеличения кредитных лимитов. В результате анализ кредитных портфелей отдельных банков показывает, как одни и те же заемщики год от года получали все большие кредиты. На фоне быстрого роста кредитования в России наблюдался явный парадокс: доля десяти крупнейших заемщиков в кредитном портфеле типичного российского банка снижалась очень медленно.

В мировой практике считается опасным, когда номинальные темпы роста кредитования превышают значение процентной ставки. Это означает, что экономика в целом имеет возможность рефинансировать не только основной долг по кредитам, но и процентные платежи. Не обязательно, чтобы все новые кредиты получало то же самое предприятие, достаточно, чтобы кредиты получали его смежники - все равно отличить реальный спрос от кредитного оказывается невозможно. В России в 1999-2001 годах темпы роста кредитов намного превышали процентные ставки. Такой способ роста кредитов вызывает беспокойство, поскольку означает реальный рост уязвимости банков перед ухудшением экономической конъюнктуры.

Проблема избыточной ликвидности, так волновавшая денежные власти в 1999-2000 годах, впоследствии самоликвидировалась. Ликвидность ушла в кредиты, а кредиты, по большому счету, еще не начали погашаться. Нарастание просрочек в кредитном портфеле неизбежно приведет к ухудшению ликвидности банковской системы

После кризиса 1998 года экономика России проходит существенную структурную перестройку - начинаются новые и реанимируются старые производственные проекты. В условиях структурных перемен невозможно заранее определить, какие именно проекты окажутся успешными. В реальности большинство проектов себя не оправдывают, но те, что получают развитие, становятся локомотивами экономики. Например, в Японии в 1960-е и 1970-е годы производились инвестиции в большое число проектов, в которых активно участвовал банковский сектор. Нам известны только успешные проекты, которые представляют теперь лицо японской экономики, а вот японские банки остались с множеством неокупившихся проектов на своих балансах. В результате тяжелый банковский кризис длится в Японии уже второе десятилетие и мешает развитию страны.

России пока далеко до Японии с точки зрения создания глобально успешных компаний, наши успехи меньше, а проблемы те же. Даже очень быстрые темпы роста ВВП еще не означают, что в условиях структурной перестройки экономики банковская система не наживет существенных проблем.

Неприятные последствия

Ухудшение показателей качества кредитов банков будет иметь и косвенные последствия. Видя ухудшение показателей качества кредитов у контрагентов, банки вынуждены будут сокращать лимиты на межбанковском рынке. Повышению нервозности на межбанковском рынке также сильно способствует растущее количество банкротств банков, в том числе достаточно крупных.

Резкие скачки доходности на межбанковском рынке, конечно, непосредственно связаны с пиками налоговых платежей клиентов банков, но они явным образом демонстрируют, что проблема избыточной ликвидности, так волновавшая денежные власти в 1999-2000 годах, впоследствии самоликвидировалась. Ликвидность ушла в кредиты, а кредиты, по большому счету, еще не начали погашаться. Нарастание просрочек в кредитном портфеле неизбежно приведет к ухудшению ликвидности банковской системы.

Рост корпоративных дефолтов затронет не только кредитные портфели банков, но и облигационные выпуски. Среди эмитентов облигаций, в том числе банковских, явно присутствуют недостаточно надежные заемщики. Публичные проблемы заемщиков способны значительно ухудшить условия привлечения средств на рынке для всех предприятий.

Собственно, снижение процентных ставок по кредитам уже закончилось, и ожидать облегчения доступа к кредитам не приходится. Процентные ставки не снижаются уже полтора года. А вот инфляция постепенно падает, реальная кредитная ставка растет, что также не способствует росту качества кредитов.

Пока у банковской системы России достаточно времени для адаптации к изменившимся рискам кредитования. Сейчас, пожалуй, впервые после 1998 года, окружающая среда начинает предъявлять серьезные требования к качеству управления банками. Вероятно, не всем банкам удастся пройти этот тест.