Отказ от новых займов не надо возводить в принцип

Петр Кирьян
16 сентября 2002, 00:00

На вопросы "Эксперта" ответил руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич

- Насколько решение вступить в Парижский клуб было правильным и удачным в смысле стратегии управления внешним долгом и внешними финансовыми активами? Все ли возможности по облегчению своего долгового бремени использовала Россия, будучи членом Парижского клуба?

- Теоретически вступление в ПК могло бы увеличить поступления от наших активов и помочь реструктурировать наши долги в 2000 году, после того как это сделал Лондонский клуб. Реально не произошло ни того, ни другого. Правда, мы и сами для этого почти ничего не сделали.

- За последние десять лет Россия дважды (в 1997-м и 2000 году) реструктурировала долг Лондонскому клубу банков-кредиторов и пять раз (в 1993-м, 1994-м, 1995-м, 1996/97-м и 1999-м) - Парижскому клубу официальных кредиторов. В результате, решая проблему текущего обслуживания долга, страна фактически перекладывала бремя задолженности на будущие поколения. Причем общая сумма причитающихся выплат, включая проценты, всякий раз увеличивалась. Насколько оправданна была такая стратегия управления внешним долгом? Была ли ей альтернатива?

- Реструктуризации долга бывшего СССР - самое (и едва ли не единственное) светлое пятно в нашей крайне слабой фискальной политике 1992-1998 годов. Обсуждение этой проблемы обычно очень политизировано, тогда как на самом деле она поддается конкретному экономическому анализу. Реструктуризация эквивалентна рефинансированию подлежащего погашению долга путем привлечения долгосрочных заимствований. Если (как это фактически было) ожидается укрепление национальной валюты и ставки привлечения ниже рыночных, то реструктуризация эффективна. Смешно говорить о нецелесообразности внешних заимствований под шесть процентов годовых, если одновременно проводятся краткосрочные внутренние заимствования по ставке до двухсот процентов в реальном выражении (как в 1996 году).

Нередко высказывается упрек, что "в процессе реструктуризаций долг лишь увеличивался". Это не только неверно (как известно, один Лондонский клуб списал нам более десяти миллиардов долларов в 2000 году), но и просто непрофессионально. Всякий долг должен оцениваться не по номиналу, а по приведенной стоимости (учитывающей ставку обслуживания и график погашения), а этот показатель существенно улучшался с каждой реструктуризацией.

Фундаментальной ошибкой долговой политики я считаю не реструктуризацию, а решение полностью взять на себя весь долг бывшего СССР. В условиях, когда размер этого долга намного превышал годовой ВВП России, такой шаг с компенсацией в виде вполне виртуальных активов отражал наивный оптимизм российского правительства и международных финансовых организаций, ожидавших мгновенного эффекта от перехода к рыночной экономике. Уверен, что после распада СССР можно было списать существенную часть советского долга (как минимум долю остальных республик) в качестве поощрения за рыночные реформы, вывод войск из ГДР и так далее.

На следующем этапе нужно говорить не об ошибках долговой политики, а о слабости бюджетной политики в целом. Вместо того чтобы поддержать снижение обслуживания долга сокращением расходов и обеспечить на этой основе макроэкономическую стабилизацию, правительство расслабилось. К реструктуризации добавились новые внешние и внутренние заимствования, сделавшие как бы ненужными усилия по финансовому оздоровлению - что в конце концов и закончилось финансовым кризисом.

- Грозят ли России новые реструктуризации? Стоит ли в повестке дня вопрос о масштабном списании части внешнего долга России?

- После 2003 года выплаты снижаются даже в номинальном выражении, в процентах же от ВВП их сокращение будет еще большим. Нынешняя бюджетная политика вполне устойчива, поэтому, если она будет сохраняться, мы можем не бояться нового дефолта. Соответственно, в этом случае трудно будет обосновать экономическую необходимость списания нашего долга, и вопрос об этом может ставиться только в рамках политического диалога.

- Почему Россия не выходит на рынок новых заимствований? Сейчас суверенные рисковые премии по России уже достаточно малы, чтобы начинать постепенно замещать, к примеру, сверхдорогие еврооблигационные займы 1998 года.

- С одной стороны, отказ от заимствований сдерживает наращивание бюджетных расходов, что в нынешних условиях хорошо. С другой стороны, не нужно доводить этот принцип до стадии "долгофобии". Если мы погашаем в будущем году одиннадцать миллиардов долларов, то заимствования на один-два миллиарда не разрушат макроэкономическую стабильность.