Забег на длинную дистанцию

Дан Медовников
14 октября 2002, 00:00

Пока у нашего государства нет нового серьезного противника, в сфере ВТС лучше следовать логике частного предпринимателя

Оружие - чуть ли не единственный высокотехнологичный товар российского производства, продажи которого на мировом рынке составляют миллиарды долларов. Есть еще, правда, Минатом, экспортирующий наукоемких товаров и услуг примерно на два с половиной миллиарда долларов в год. Но, во-первых, оружия пока все-таки экспортируется на сумму в полтора раза большую, а во-вторых, бизнес Минатома преимущественно государственный и четко концентрированный - ядерный щит Родины не решились приватизировать даже самые последовательные сторонники laissez faier.

C ВПК (за исключением его ядерной составляющей) история обошлась по-другому: на фоне конверсионной эйфории и потери традиционных геополитических и идеологических противников приватизация производителей оружия все-таки пошла, но ход ее носил, мягко говоря, бессистемный характер. Она повлекла за собой разрыв ключевых технологических цепочек: КБ оказались оторваны от серийных заводов (самый яркий пример - разработчики и производители самолетов марки "Су"), а поставщики комплектующих - от фирм, выпускающих конечную продукцию. Где-то государство оставило за собой контрольный пакет, где-то блокирующий, где-то золотую акцию или вообще ничего, а где-то просто "сливало" активы вчерашним потенциальным противникам. Ни один нормальный собственник не смог бы даже вообразить подобную "бизнес-схему".

Все это оставляло у наблюдателей ощущение тотальной стратегической невменяемости власть имущих. Так, крупный пакет Московского вертолетного завода имени Миля был продан прямому конкуренту - компании United Technologies, владеющей вертолетной фирмой Sikorsky Aircraft; аналогичный случай произошел с производителем военных и гражданских авиадвигателей "Пермскими моторами", попавшим под частичный контроль Pratt & Whitnеy, снабжающей своими силовыми установками истребители ВВС США, etc.

Между тем на внешнем рынке - главном источнике доходов ВПК в условиях съежившегося гособоронзаказа - наши старые клиенты еще готовы были платить те самые миллиарды за советскую по сути военную технику. Попытки систематизировать этот экспортный поток предпринимались с начала 90-х. Целая плеяда госпосредников несколько лет играла на советских брэндах и налаженных связях, повышая энтропию и без того неупорядоченной системы сбыта нашего оружия. С приходом Путина сбыт оружия вроде бы решили упорядочить, наделив практически монопольными правами новую структуру - "Рособоронэкспорт", но очередной госпосредник больших дивидендов отечественному ВПК не принес.

Попытавшись вклиниться в новые рынки (Южная Корея, Турция, Бразилия), "Рособоронэкспорт" стал терять проверенных клиентов вроде Индии и Малайзии. Участие в многочисленных тендерах "на чужом поле" ничего России не дало. Схема концентрации постсоветской военной суперотрасли через уполномоченного государством монопольного дилера не сработала. Результат - решение Комиссии по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами при президенте РФ о том, что образующиеся отраслевые суперхолдинги (в авиации, судостроении, ПВО, обычных вооружениях) должны сами заниматься сбытом под контролем государства (контролирующих структур вроде КВТС, МИД и СВР хватало всегда). Но вот вопрос: кому эти холдинги должны принадлежать? Мы, вслед за господином Несисом (см. "Не в котлах дело"), согласны, что у частного инвестора, как это ни парадоксально, стратегический горизонт окажется скорее всего более отдаленным, чем у чиновника. Если оптимально выстроить вэпэкашные холдинги, то элементарная бизнес-логика приведет их собственников к необходимости играть в долгую сбытовую игру, - если главными покупателями ПВО или кораблей в ближайшие десять лет окажутся Индия и Китай, то незачем рваться в Турцию или Южную Корею. Если самолет пятого поколения российская экономика не потянет, а мировые рынки, буде он вдруг создан в неопределенной перспективе, не купят по причине уже сейчас практически готового конкурента - американского JSF, то, может быть, лучше сконцентрироваться на доводке систем ПВО следующего поколения, где нам точно конкурентов нет. Но это логика собственника, заинтересованного в продолжении своего дела, и, пока государство выступает спринтером, никакой чиновник соревноваться здесь с предпринимателем не сможет. По крайней мере до тех пор, пока у страны не появится новый серьезный противник.