К порядку!

Русский бизнес
Москва, 14.10.2002
«Эксперт» №38 (344)
Чтобы обеспечить светлое будущее лесной отрасли, необходимо усилить роль государства в управлении лесами и обеспечить возможность их долгосрочной аренды - так считает президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России Мирон Тацюн

- В свое время вы выступали сторонником усиления роли государства в лесной отрасли...

- Действительно, я выступал против продажи всей лесной промышленности дешевле, чем стоимость одного целлюлозно-бумажного комбината. И, чтобы не разрывать производственные связи в технологических комплексах, предлагал образовать в леспроме вертикально интегрированные структуры. Но мне это не удалось. И сегодня у нас лесобумажную продукцию продают тринадцать тысяч юридических и физических лиц.

Вы лесом не торгуете?

- Нет.

- Напрасно. Можете пойти выписать себе лесорубочный билет, срубить что угодно и где угодно, а потом продать. Знаете, к чему это приводит? Мелкие экспортеры, люди неподготовленные и неквалифицированные (хотя бы потому, что продают лес не по рыночным ценам), демпингуют, тем самым вредят рынку. Они не могут конкурировать на равных с крупными экспортерами, поэтому для поддержания эффективности бизнеса они вынуждены уходить от налогов.

- А может, это правильно, что очень многие экспортеры продают задешево? Чем плоха конкуренция?

- Лесозаготовка - это не только рубка древесины. Фирмы-однодневки, которые покупают лес на корню, срубили его и продали. Дорожную инфраструктуру им строить ни к чему. При этом зарабатывает лесная отрасль лишь на экспорте круглого леса - в экспорте всей лесной индустрии это составляет почти сорок процентов. Даже во времена СССР экспорт кругляка не превышал двадцати-двадцати одного процента.

- Получается, что нужно всемирно поощрять центры вертикальной интеграции и всячески гноить самовольный экспорт леса?

- Совершенно правильно.

- А просто запретить экспорт нельзя?

- В нашем лесофонде помимо хвойных пород, из которых в основном производится целлюлоза, есть еще и береза. Из нее можно выпилить, допустим, лыжный кряж, фанерный кряж, фанеру. А все остальное, березовый баланс, надо отправлять в переработку на целлюлозу. Но у нас целлюлозно-бумажных комбинатов, которые по своей технологии могли бы в огромных количествах перерабатывать березовый баланс, нет. Приходится его экспортировать. Финны, зная это, на расстоянии в полторы сотни километров от российской границы построили три ЦБК, специализирующихся на переработке нашей березы.

- Почему же в советское время мы такие ЦБК не строили?

- Это была промашка, и не единственная. Во времена СССР, скажем, были построены около двадцати заводов, специализирующихся на производстве так называемой узкоформатной фанеры. А весь мир сегодня использует для строительства широкоформатную. Сейчас частный капитал должен вкладывать в то, что востребовано рынком. А чтобы стимулировать это, нужна продуманная промышленная политика со стороны государства.

- А нужна ли она? Может, вообще разрешить все, как, например, в США, где государством регулируется лишь деятельность заповедников, а не лесных хозяйств?

- Не на Америку надо равняться, а на Финляндию, у которой лесов столько же, сколько у Карелии. Однако экспортирует эта страна почти в три раза больше, чем Россия. В Финляндии есть министерство сельского и

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (344) 14 октября 2002
    Навстречу выборам
    Содержание:
    Красные зайцы

    Готовясь к думским выборам 2003 года, ведущие политические корпорации России пытаются изменить в свою пользу правила игры и конфигурацию электорального поля

    Обзор почты
    Культура
    Международный бизнес
    Реклама