Конец карьеры мистера М.

Международный бизнес
Москва, 14.10.2002
«Эксперт» №38 (344)
Кризис медиабизнеса, вызванный переоценкой роли конвергенции информации и способов ее доставки потребителю, полностью изменит расклад сил на рынке

Неприятно в последнее время быть медиамагнатом. Нервная и неблагодарная работа. Того и гляди обанкротишься, как немец Лео Кирх. Или по наводке акционеров Комиссия по ценным бумагам и биржам придет выяснять, не завысил ли ты в отчете каких доходов, как это случилось с AOL Time Warner. И придется подавать в отставку, даже если тебя весь последний год носили на руках, как Джеральда Левина, главного автора исторического слияния AOL и Time Warner. И доказывай потом, как Жан-Мари Мессье из Vivendi Universal, что хотел как лучше для родной Франции, выводя компанию на международную арену. А если у компании стабильный доход и нет долгов, тебя уволят с формулировкой "разное видение стратегии", как Томаса Миддельхоффа, главу немецкой Bertelsmann.

Медиабизнес серьезно болен. Из "большой шестерки" медиакомпаний (AOL Time Warner, Viacom, News Corporation, Walt Disney, Vivendi Universal, Bertelsmann) лишь последняя принесла в 2001 году чистую прибыль; а за сомнительное звание "наиболее обесценившейся компании" развернулась настоящая борьба (лидирует AOL Time Warner, потерявшая 150 млрд долларов, или 75% капитализации; не слишком отстают Vivendi и Disney - соответственно 45 и 30 млрд). Облегчения запоздалые шоу с отставками не приносят: акции и доходы продолжают падать, а конца рецессии не видно.

Кризис жанров

Однозначного диагноза нет и быть не может, но основные симптомы типичны для большинства игроков. Так, болезнь появилась вовсе не в последние два года, с коллапсом новой экономики, а еще в начале 80-х. В тот момент по ряду причин (экономический кризис, бурное развитие электронных СМИ) газеты исправно теряли читателей. Однако и электронные медиа не менее исправно приносили своим владельцам убытки: сначала провалилась идея интерактивного телевидения, потом в Европе "не пошел" кабель, массу денег съели попытки внедрить платное ТВ. Медиамагнатам надо было решать невыполнимую задачу: не избавляясь ни от одного из активов, сделать неприбыльный бизнес доходным.

И тут теоретики произнесли спасительное слово "конвергенция". Поначалу речь шла о конвергенции технологий, слиянии в одну систему всего трех составляющих - Интернета, компьютера и телевидения. Но очень быстро стало очевидно: новые технологии и формы вещания требуют и нового содержания.

Аналитики прогнозировали взрывной рост рынков интерактивных и мультимедийных программ, обучающих и, конечно же, развлекательных. Неудивительно, что магнаты активно начали приобретать вроде бы не относящиеся к СМИ вещи, например спортивные команды, чтобы иметь возможность транслировать на своих же каналах матчи с их участием. Таким образом, на этом этапе контент сращивался с индустрией развлечений.

Уже в начале 90-х за идею конвергенции схватились представители и других СМИ - в первую очередь газетчики, поскольку интеграция их "заторможенного" бизнеса с более современными обещала динамизм и рост доходов. Так началась третья фаза конвергенции - в поисках нового содержания магнаты стали подминать под себя все сферы медиабизнеса.

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (344) 14 октября 2002
    Навстречу выборам
    Содержание:
    Красные зайцы

    Готовясь к думским выборам 2003 года, ведущие политические корпорации России пытаются изменить в свою пользу правила игры и конфигурацию электорального поля

    Обзор почты
    Культура
    Международный бизнес
    Реклама