Нематода, нейтрино и макромолекулы

Наука и технологии
Москва, 14.10.2002
«Эксперт» №38 (344)
Решения Нобелевского комитета в очередной раз подтвердили тенденцию: на фоне динамично развивающейся биологии достижения физики и химии выглядят достаточно скромно

Официальные преамбулы, сопутствующие ежегодному присуждению самых дорогих (как в прямом, так и в переносном смысле этого слова) международных наград в сфере научных знаний, Нобелевских премий, с каждым новым циклом становятся все более и более предсказуемыми. Причем, если следовать опыту последних нескольких лет, складывается невольное впечатление, что шведские академики явно вошли во вкус традиционной русской питейной методики "соображать на троих". В этом году нобелевскими лауреатами по трем естественно-научным номинациям (физиология/медицина, физика и химия) стали аккурат девять ученых: три раза по три.

Ген клеточной смерти

Лауреатами Нобелевских премий 2002 года в области физиологии и медицины за "открытия в области генетической регуляции развития органов и программированной гибели клеток" стали Сидни Бреннер, Роберт Хорвиц и Джон Салстон. И здесь следует также отметить еще один любопытный момент: в биомедицинской номинации Нобелевский комитет второй год подряд демонстрирует похвальное географическое постоянство: как и в 2001 году, премии получили два англичанина (Бреннер и Салстон) и один американец (Хорвиц). Повторная "победа по очкам" представителей британской биологической школы - очевидное свидетельство ее возрождающейся силы: до этого Фортуна не слишком жаловала английских биологов, лишь трижды (в 1945-м, 1984-м и 1988 году) удостаивавшихся милости шведской академии.

Научные достижения всех трех новоиспеченных лауреатов базируются на многолетних наблюдениях за процессами развития, дифференциации и отмирания клеток в организме микроскопической нематоды Caenorhabditis elegans (C. elegans). Первым на этого "червячка" еще в начале 60-х годов обратил внимание Сидни Бреннер. По словам старшего научного сотрудника Института биоорганической химии РАН Ирины Костанян, "найти более удачный объект для исследований было практически невозможно: размеры этого круглого червя не превышают одного миллиметра и состоит он всего лишь из девятисот пятидесяти девяти клеток. Короткое время генерации, ограниченное число клеток и, главное, прозрачность тела нематоды сделали возможным проведение генетического анализа клеточного деления, дифференциации и образования органов с помощью обычных микроскопов".

Бреннер показал, что разнообразные мутации в клетках нематоды обязаны своим происхождением специфическим генам, активность которых в процессе развития регулирует всю цепочку последовательных превращений этих клеток. Работы Бреннера послужили отправной точкой для исследований Джона Салстона, который разработал уникальный метод картирования клеток C. elegans, позволивший ему проследить за судьбой каждой отдельной клетки в теле нематоды начиная со стадии оплодотворенного яйца. Используя этот метод, Салстон показал, что оплодотворенное яйцо претерпевает серию последовательных делений, в конечном счете приводящих к дифференциации и специализации клеток. Причем все деления и дифференциация этих клеток инвариантны, то есть у всех особей C. elegans данный процесс происхо

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (344) 14 октября 2002
    Навстречу выборам
    Содержание:
    Красные зайцы

    Готовясь к думским выборам 2003 года, ведущие политические корпорации России пытаются изменить в свою пользу правила игры и конфигурацию электорального поля

    Обзор почты
    Культура
    Международный бизнес
    Реклама