Отчитались перед дядей

Екатерина Шохина
21 октября 2002, 00:00

Исключение России из черного списка FATF положительно отразится на ее имидже и снизит транзакционные издержки бизнеса в операциях с зарубежными партнерами. Но это вовсе не означает, что в России всерьез начали бороться с отмыванием грязных денег

Одиннадцатого октября завершилось наконец-то более чем двухлетнее пребывание России в черном списке Международной комиссии по борьбе с отмыванием преступных доходов при ОЭСР (FATF). Теперь, по мнению комиссии, Россия предпринимает вполне адекватные усилия по борьбе с грязными деньгами, так что санкции FATF на нас более не распространяются.

Есть, чем гордиться

С июня 2000 года (с момента зачисления в черный список) российская сторона четырежды попыталась доказать миру свое усердие в борьбе с финансовыми преступлениями, и лишь спустя два года ей это удалось.

Зато теперь нам есть, чем гордиться. В России создана такая система контроля за банковскими финансовыми операциями, что многим системам стран - членов FATF может дать фору.

Только за последнее время Россия выполнила 25 требований FATF. Главные из них - принят Закон о противодействии отмыванию преступных средств и создана специальная правительственная структура - Комитет по финансовому мониторингу (КФМ). "При этом в области технологии борьбы с грязными деньгами мы вышли на самые передовые позиции. Это и понятно, ведь требования к нам, как к нерадивым ученикам, угодившим в черный список, у международной комиссии были серьезно завышены", - отмечает заместитель председателя комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам Павел Медведев.

Эксперты FATF в ходе последнего посещения ряда московских банков были удивлены той работой, которую проделали кредитные организации для создания системы отслеживания подозрительных сделок. По словам председателя правления Пробизнесбанка Александра Железняка, члены экспертной комиссии высоко оценили систему комплайнс-контроля, которая проводит мониторинг деятельности кредитной организации на финансовых рынках в соответствии с нормативно-законодательными требованиями. "Комиссия ФАТФ была поражена тем программным обеспечением, которое мы представили, - оно позволяет выявлять подозрительные финансовые операции и передавать данные о них в КФМ", - не без гордости говорит г-н Железняк.

Не хуже других

Исключение из черного списка FATF, безусловно, положительно скажется на имидже России и, следовательно, будет способствовать усилению ее экономических и политических контактов с Западом. Что, естественно, отразится на всей экономике страны и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективе.

Во-первых, уже в ближайшее время снизятся транзакционные издержки, прежде всего процедурные, при работе российских резидентов с финансовыми структурами стран - членов FATF. Деньги, которые уходят и приходят в Россию, не будут априори считаться подозрительными. До сегодняшнего дня от российских банков и предприятий, работающих за рубежом, требовалось, чтобы они предоставляли дополнительную информацию об акционерах, клиентах и проводимых операциях. Это серьезно тормозило процесс внешней торговли. Теперь заключать внешнеторговые сделки будет гораздо проще.

"Решение FATF существенно облегчит российским коммерческим банкам и предприятиям операции с иностранными банками-корреспондентами и положительно повлияет на развитие экономических отношений России со всем цивилизованным миром. Повысится лимит доверия к стране в целом и к российскому бизнесу. Изменятся в лучшую сторону проведение расчетов и технологии открытия счетов, то есть работать станет проще", - говорит Александр Железняк.

Во-вторых, решение FATF повысит рейтинг России, а это повлечет за собой увеличение объемов западных инвестиций. "Ни у одной, даже самой хорошей организации рейтинг не может быть выше, чем общий рейтинг страны. Поскольку страна была в черном списке, то ее рейтинг был очень низким, стало быть, был ограничен и рейтинг предприятий. Теперь, я думаю, ситуация изменится - рейтинг страны в ближайшем будущем подрастет. Значит, вырастет и рейтинг предприятий, следовательно, для них и кредиты станут дешевле, и объем инвестиций увеличится. В страну придет капитал", - считает Павел Медведев. Впрочем, не следует преувеличивать важность события. Конечно, рейтинг страны подрастет, но это лишь частично отразится на инвестиционном климате страны. Ведь западная компания, принимая решение - инвестировать или отказаться от инвестирования, руководствуется не только тем, состоит страна в черном списке или нет. Прежде чем принять решение о вложении денег, инвестор задается такими вопросами: насколько благоприятен в стране налоговый режим и настолько она бюрократизирована, какие гарантии она предоставляет и какие здесь риски ведения бизнеса.

В-третьих, исключение России из черного списка даст ей возможность сотрудничать с другими странами в борьбе с финансовыми преступлениями. По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, такое сотрудничество имеет первостепенное значение, поскольку "только двусторонний механизм борьбы может реально помочь в раскрытии преступных сделок". До сегодняшнего дня такие двусторонние соглашения не работали - кто мог договариваться о взаимной помощи в борьбе с незаконными финансовыми операциями со страной, которую FATF считает саму небезупречной в этой сфере.

Много шума из ничего

Эксперты не склонны переоценивать важность события. Да, формально мы сделали даже больше, чем от нас ожидали - приняли антиотмывочный закон и создали инфраструктуру для противодействия отмыванию грязных денег, однако по существу мало что изменилось.

"Дело даже не в том, что именно нам не удалось создать действенной системы по борьбе с финансовыми преступлениями, во всем мире такая борьба ведется очень слабо, да и по части отмывания денег Россия отнюдь не на первом месте, - говорит Павел Медведев. - Так, например, в прокуратуре Швейцарии, а эта страна - известная мировая 'прачечная', мне несколько лет назад сообщили, что у них за четыре года действия закона об отмывании денег к уголовной ответственности были привлечены всего лишь четыре человека, да и то лишь потому, что они сами на себя донесли".

Если говорить о недостатках российской противоотмывочной системы, то их пока можно выделить три. Первый - избыточность запросов по раскрытию информации. В КФМ поступает такой колоссальный массив информации, что он просто не поддается обработке. По словам Александра Железняка, банки передают в КФМ в пять раз больше данных, чем ожидалось. Обработать их физически невозможно. А потому не удается выделить ту полезную информацию, которая во всем этом массиве, безусловно, содержится. Возникает эффект "белого шума". В КФМ нам туманно сказали, что работа ведется - "мы обрабатываем информацию", но ничего конкретного не сообщили.

Второй пробел антиотмывочной системы - в ней отсутствует координация между субъектами контроля (банками), КФМ и правоохранительными органами. Так, у банков нет обратной связи с КФМ. "Мы высылаем Комитету по финансовому мониторингу сообщения, но он нас не информирует о том, какие меры приняты им на основании наших данных. Получается, что даже если будет выявлен преступник и на него будет заведено уголовное дело, мы по-прежнему будем с ним работать", - сетует г-н Железняк. Нет у кредитных организаций и доступа к информационным базам данных правоохранительных органов. Ни для кого не секрет, что все "отмывочные" сделки регистрируются по фальшивым документам. А у банков нет возможности идентифицировать своего клиента, узнать, есть ли у него судимость и не фальшивый ли паспорт он предъявляет. "Невозможно идентифицировать тех, кто реально стоит за деньгами. Сотни сделок совершаются по паспортам умерших граждан, и никто не может этого проверить", - отмечает ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) ИНП РАН Олег Солнцев.

Наконец, третье - сегодня банки не вправе отказать в открытии счетов подозрительным компаниям, нет соответствующих нормативных актов, нет такого законодательства. "Мы можем влиять на ситуацию исключительно тарифной политикой", - говорит г-н Железняк. Так что до построения эффективной системы противодействия обороту капиталов, имеющих криминальное происхождение, нашей стране еще далеко.