Может, сначала на кошечках?

21 октября 2002, 00:00

Учинить рынок в электроэнергетике Чубайс собирался давно. Еще будучи первым вице-премьером кабинета Черномырдина, в 1997 году он предпринял первую серьезную попытку сдвинуть с мертвой точки реформу отрасли. Но тогда даже поддержки Ельцина оказалось недостаточно - все смелые прожекты РАО были спущены на тормозах. Через три года, подхватив реформаторский порыв ведомства Грефа, Чубайс с утроенной энергией взялся за дело и ценой колоссальных усилий и жесточайших споров с президентским советником, думцами, сенаторами, учеными, губернаторами, миноритариями запустил-таки перестройку отрасли по своему сценарию.

Насильственная коммерциализация системообразующей отрасли, приведшая в других странах в лучшем случае к смешанным, противоречивым результатам, выбрана в качестве панацеи в решении копившихся десятилетиями проблем энергетики. Реформаторы убеждены, что, стоит только раздробить инфраструктурную монополию, выделить из нее примерно равных по силе производителей энергии, заставить их конкурировать между собой, - и радости потребителей от снижения тарифов не будет конца, а инвесторы начнут толкаться локтями вокруг кучи привлекательных объектов вложений. Не слишком ли красивая схема, чтобы оказаться жизнеспособной?

Да, проблемы энергетики надо решать. Возьмем острейшую - инвестиционный кризис, подрывающий возможность давно назревшей модернизации физически и морально устаревших основных фондов. Но оставив структуру отрасли в покое, можно было бы поддержать инвестиционную программу РАО ЕЭС и АО-энерго целевыми инвестициями из госбюджета. По словам представителей Минэкономразвития, активная политика государственных инвестиций в России невозможна. А поддержание бессмысленного бюджетного профицита и тупое перенакопление золотовалютных резервов - возможно? Не лучше ли пустить часть госдоходов на обновление важнейшей инфраструктурной отрасли?

Хорошо, жалко денег и розовых рыночных принципов, можно предложить и более щадящий вариант. Правительство совместно с РАО ЕЭС намечает план-график модернизации крупнейших энергетических объектов и садится по каждому проекту за стол переговоров со всеми заинтересованными сторонами, включая российских и зарубежных производителей оборудования, профильных иностранных инвесторов и крупных энергопотребителей в лице российских ФПГ, имеющих конкретные интересы на данном объекте. Такие проекты могли бы быть реализованы на принципах проектного финансирования на основе долгосрочных контрактов на отбор электроэнергии потребителем. Кстати, под эти контракты, да при наличии госгарантий можно легко подогнать крупные кредиты как наших, так и зарубежных банков, вовсе избавившись от казенных трат. Но нет! Зачем заниматься тяжелой рутинной работой? Устроим рынок, и он своими невидимыми руками сделает все сам! Есть большие сомнения.

Однако куда страшнее инвестдефицита другая болезнь отрасли - затратное ценообразование. Система ценообразования на электроэнергию до сих пор строится по формуле "затраты плюс дельта". Чем больше тратишь - тем больше растет тариф. Поэтому энергетики начисто лишены стимулов экономить на издержках, бороться с потерями и воровством энергии. Зачем идти на рынок, покупать более дешевую услугу, если можно законно доказать органу, устанавливающему цену, что эти издержки обоснованны и будут учтены в тарифе? Стимулы внедрять новое технологическое оборудование тоже отсутствуют. Скажем, РАО ЕЭС сегодня вовсе незачем переходить на эффективные парогазовые установки, ведь сэкономленный газ прибыльно реализует "Газпром".

Разрушить эту страшную "машинку" и призваны в первую очередь внедряемые в отрасль элементы рынка. Идея, в общем-то, здравая. Конечно, очень здорово, когда не дядя или тетя принимают решение о повышении или понижении цен на электроэнергию, а цивилизованные механизмы рынка определяют этот самый баланс. Электроэнергия, которая конкурентоспособна, будет продаваться. Вся прочая - выводиться с рынка. Тогда потребитель не будет платить за поддержание неэффективных мощностей в работе, как это происходит сейчас.

Однако радоваться этой идиллии мешает то обстоятельство, что зарубежный опыт функционирования энергетики в условиях "управляемого рынка" безжалостно свидетельствует: на смену ценообразованию "от издержек" приходят десятки куда более изощренных способов манипулирования квазирыночными тарифами, лихо освоенных приватизированными генерирующими компаниями и оптовыми перекупщиками. Понятно, что умерить ценовые аппетиты последних будет куда сложней, чем разбираться с тарифной политикой государственной энергомонополии и ее дочерних АО-энерго.

Будем называть вещи своими именами. В российской энергетике затеян масштабный и весьма рискованный эксперимент. Мы считаем, что, если в результате реформы РАО замерзнет хоть один сибирский поселок, - к черту такие реформы!

Летом 1998 года, в разгар преддефолтной агонии, глава кабинета Сергей Кириенко выступил с инициативой предпринять массированную фискальную атаку на "Газпром" - бюджет трещал по швам под ударами падающей пирамиды ГКО. Александр Шохин, будучи тогда главой думской фракции НДР, несколько обескураженно заявил, что, конечно, выступает за проявление фискальной строгости ко всем и вся, "но лучше сначала на кошечках". Этот призыв вполне уместно обратить авторам нынешней энергетической реформы.