Батька сжигает мосты

Олег Храбрый
28 октября 2002, 00:00

Выслав из страны представителей российской законодательной власти, президент Белоруссии Александр Лукашенко лишился последнего внешнеполитического союзника

Провокация белорусских спецслужб по выдворению из республики лидера фракции СПС в Думе Бориса Немцова и вице-спикера Ирины Хакамады, которые прилетели в прошлую среду в Минск на конференцию "Беларусь-Россия: новая интеграция?", потонула в волне ошеломляющих новостей из Москвы. Захват чеченцами 700 заложников в театральном центре в районе Дубровки охладил пыл белорусских и российских политиков, которые уже изготовились к серьезной политической схватке. Сейчас пока недосуг. Однако очевидно, что такого демарша Москва Александру Лукашенко не простит.

А батька нервничает. Отсидев весь день на очередном совещании по прогнозным показателям экономики Белоруссии, в которых в очередной раз "наметился существенный рост", Лукашенко в разгар скандала хранил молчание и был невозмутим. В Москве тем временем, наоборот, говорили - много и охотно. Общий тон комментариев на всех уровнях власти сводился к двум главным тезисам: "Лукашенко попытался унизить Россию" и "этого так оставлять нельзя".

Высылка депутатов лишний раз убеждает российских политиков в том, что Лукашенко, по-прежнему отказываясь по существу обсуждать пути интеграции двух стран, взял тайм-аут - и вовсе не из благих побуждений. Вернувшись на родину после августовской встречи с Путиным, батька дал волю своему недовольству: поругал "тамошних" кремлевских начальников, заклеймил позором идею аншлюса Белоруссии к России, не принял (или не понял) варианта интеграции по модели Евросоюза и - затих. Знающие Лукашенко люди говорили - не к добру это: его молчание - не знак согласия или примирения, ждите подвоха. Примечательно, что за день до скандала с выдворением Хакамады и Немцова минская оппозиционная газета "Белорусские новости" опубликовала большое интервью с председателем комитета по международным делам Государственной думы Дмитрием Рогозиным. Там он прямо заявляет: "Знаете, так иногда бывает и в быту: вы не ожидаете реакции, выходящей за рамки приличий, и у вас просто рот открывается от удивления. Вот и у России рот как открылся, так до сих пор и не закрылся... Все, что Лукашенко в последнее время делает, имеет одну цель - раздосадовать российскую сторону". Как в воду глядел.

Как с ним быть?

Вряд ли белорусские спецслужбы отважились бы обращаться с кем-либо из влиятельных российских политиков столь же бесцеремонно, как с Борисом Немцовым. У президента Белоруссии с лидером СПС свои, личные, счеты - и давая команду выслать депутата, Лукашенко считал, что оппозиционный характер деятельности российского политика будет залогом того, что все сойдет с рук. Похоже, батька не понимает, сколь сложно организован спектр политических сил в России и что в тактике кремлевская оппозиция может отличаться от привычной ему, белорусской. Она, и это главное, не просто может вести диалог с властью, но даже обслуживать ее интересы.

Напомним, что в сентябре этого года, аккурат после августовского обсуждения путей интеграции двух государств, в газетах "Советская Беларусь" и "Завтра" была опубликована распечатка телефонного разговора лидера СПС с главой Объединенной гражданской партии Белоруссии Анатолием Лебедько. Из расшифровки ясно, что в Кремле чрезвычайно недовольны Лукашенко и не прочь войти в контакт с белорусской оппозицией. Достоверно не известно, состоялась ли встреча Лебедько с кем-нибудь из администрации президента России, но после того скандала нынешний - вполне закономерное следствие. Так что батька не может простить Немцову ни его особых отношений с белорусской оппозицией, ни публичного характера этой связи.

Белорусский президент потянул за ниточку личной вражды, а вытянул (и обнажил) целый клубок противоречий с Москвой. Но месть Александра Григорьевича носит совсем уж иррациональный характер - и лишний раз доказывает это тот факт, что политические скандалы затеяны накануне зимы. Москва не раз поговаривала о своем намерении ужесточить экономическую политику в отношении Минска. На деле это означает, что льготные тарифы на газ для Белоруссии могут быть пересмотрены. Известно, что одной из мощных финансовых опор политической пирамиды Лукашенко является игра на разнице внешних и внутренних тарифов: то есть Белоруссия закупает у России газ и прочие энергоносители по одним ценам, а продает на внутреннем рынке по другим. Разница исчезает где-то в межведомственных взаимозачетах. Лишив белорусского президента такой мощной финансовой подпитки и спровоцировав политический кризис в Белоруссии, Москва могла бы сделать Лукашенко более сговорчивым. Но возникает вопрос - сговорчивым для чего?

Белорусский президент, а с ним и диалог двух "братских народов" оказались в тупике. Москва уперлась в неразрешимую "проблему Лукашенко". Понятно, что идея союза двух стран была нужна белорусскому президенту для того, чтобы уйти в совсем уж большую политику. Ведь еще несколько лет назад в Кремле царил кадровый вакуум, и Лукашенко всерьез рассматривался в качестве кандидата на пост главы Союзного государства. Если судить по последнему интервью Александра Григорьевича российскому телевидению, своих амбиций возглавить союз он не оставил и всерьез обдумывает предложение Владимира Путина поучаствовать весной 2004 года в выборах президента нового государственного образования. Безусловно, от реализации этого варианта выигрывает только Москва, и батька отдает себе в этом отчет. Если весенние выборы состоятся, то у российского президента появится шанс не только выступить в роли удачливого интегратора, но и уверенно победить чуть раньше срока (президентские выборы в России состоятся в ноябре 2004 года) и тем самым начать новый отсчет в своей политической карьере. Ведь с появлением нового государства заново задаются и сроки полномочий его главы.

Можно спорить о том, каким будет будущий союз Белоруссии и России, но места Александру Григорьевичу в нем просто нет. Белоруссия нужна России как форпост более тесных связей с Европой - как транзитный коридор для европейских товаров и российского газа, как сфера безраздельного господства российского бизнеса. Условием единой экономической зоны должно стать единое политическое пространство. Без второго первое - невозможно.

В условиях, когда тридцать пять процентов предприятий Белоруссии убыточны (и это по официальной статистике), процесс приватизации заморожен, а белорусский рубль остается на плаву только благодаря политике стабилизационных субсидий из России, кардинально изменить ситуацию может только "смена режима". Москва лишь инстинктивно нащупывает связь с белорусской оппозицией, пытаясь сформулировать для себя, что ей собственно обещать. Так или иначе, именно скандальная публикация телефонных переговоров, по словам Анатолия Лебедько, "аукнулась на многих этажах власти в России и Белоруссии. Фактически мы с Немцовым, правда не без помощи спецслужб, начали публичную дискуссию о кризисе в белорусско-российских отношениях".

Некуда бежать

Показная и натянутая дружба Кремля с белорусским президентом должна была кончиться. Москве надоело защищать его на всех встречах с западными политиками, которые, по свидетельству российских чиновников, всякий раз задают один и тот же вопрос: что вы намерены делать с Лукашенко? Кремль до сих пор не готов ответить на него внятно. В отношениях двух президентов наступил кризис - это видно невооруженным глазом. На последней встрече на саммите в Кишиневе президенты так и не решились затронуть ни одну ключевую проблему двусторонних отношений. А по прибытии на родину Александр Лукашенко сразу же развязал информационную войну против России. Теперь он без конца твердит с экранов местных телеканалов одно и то же: Москва изменяет старому союзному договору, а только на его основе и можно создавать союз России и Белоруссии.

"Вы знаете, нам скоро так надоест вся эта болтовня насчет союза, что однажды утром мы проснемся - а политическая карта мира уже изменилась. Вот смотрите: в две тысячи четвертом году произойдет расширение Евросоюза - к нему присоединятся и Литва, и Польша. В мире происходят бурные интеграционные процессы. Либо Беларусь будет стремиться войти в состав Евросоюза, либо она будет стремиться к какому-то новому образованию вместе с Россией и предлагать свои инициативы, что, на мой взгляд, более логично. Третьего просто не дано", - считает Дмитрий Рогозин.

Что примечательно, на сорванной из-за скандала конференции "Беларусь-Россия: новая интеграция?" как раз и планировалось сдвинуть с мертвой точки диалог о перспективах будущего союза: участники намеревались разработать проект новой формы интеграции и принять обращение к президентам России и Белоруссии. А итоговые документы - положить на стол и Александру Лукашенко, и Владимиру Путину. Однако белорусский президент вовсе не был заинтересован в том, чтобы сдвинуть диалог с Москвой с мертвой точки. "Эту провокацию он организовал, чтобы не было объединения. Мы будем добиваться того, чтобы было равноправное объединение, чтобы Россия защищала свои национальные интересы, поскольку сейчас она каждый год кормит режим Лукашенко на сумму в пятьсот миллионов долларов, и все эти деньги идут не учителям, не врачам, не пенсионерам, а на спецслужбы", - считает Борис Немцов.

Того и гляди, Белоруссия может оказаться в полной изоляции: с одной стороны у нее будет враждебный Евросоюз, с другой - весьма недружественно настроенная Россия. Как мрачно пошутил, уходя с сорванной конференции, лидер "Народной грамады" подполковник Николай Статкевич, "пойду собирать походный мешок. Завтра меня точно пошлют воевать с Россией". Ирония эта имеет четкий подтекст: конфликт Москвы и Минска, который пока только тлеет и сокрыт тонкими дипломатическими формулировками, может быть доведен до той же стадии, что и противостояние Москвы и Тбилиси. С той лишь разницей, что такой "крыши", как США, у Белоруссии просто нет и не будет.

Лукашенко пытается, подобно Эдуарду Шеварднадзе, сыграть на противостоянии имперским амбициям Москвы, что уже отчетливо считывается с экранов республиканских телеканалов, и замириться на этой почве с наиболее националистически настроенной оппозицией. Это может подтолкнуть Кремль к резкому изменению тональности диалога с Минском. И он начнет предпринимать такие шаги, которые неизбежно приведут к падению режима Александра Лукашенко. А бежать батьке попросту некуда.