Макроиндикаторы

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
28 октября 2002, 00:00

Промышленный рост замедляется. Ключевые риски - торможение динамики доходов населения и инфляция издержек в промышленности

По тормозам

Сентябрь стал седьмым месяцем непрерывного роста промышленного производства. Несмотря на то что темпы роста интенсивности производства снижаются - в сентябре их сезонно скорректированные оценки составили, по данным Центра экономической конъюнктуры, 0,2 против 0,7% в августе и 1% в июле, - оживление производства наблюдается практически по всему спектру базовых отраслей экономики. Из базовых отраслей сокращение производства отмечено лишь в сельском хозяйстве. Несмотря на высокий урожай, объем сельскохозяйственного производства уменьшился - в августе и сентябре соответственно на 6,3 и 2,3%. Причиной этого стало резкое снижение производства картофеля, овощей и сахарной свеклы, а также сокращение посевов озимых и работ по вспашке зяби.

Среднемесячный темп прироста ВВП составил в III квартале 0,6%. Годовой индекс ВВП оценивается специалистами Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) в 104,1-104,2%. Напомним, что последняя оценка Минэкономразвития - 103.9%.

Оживление производства в III квартале было обусловлено действием двух основных факторов. Первый - расширение сырьевого экспорта на волне улучшения мировой конъюнктуры. Закономерно, что основной вклад в промышленный подъем внесли всего три экспорториентированные отрасли - топливная, химическая и нефтехимическая и лесобумажная промышленность. На их долю пришлось почти две трети прироста среднесуточного выпуска промышленной продукции. Второй фактор - конъюнктурное замедление роста импорта, растущего в III квартале даже чуть медленнее внутреннего конечного спроса на товары. Это создало "окно возможностей" для конечных отраслей. Действие данного фактора проявилось в усилении дифференциации различных сегментов перерабатывающей промышленности по тенденциям развития производства. Выделился довольно широкий круг отраслей, в которых наблюдался подъем на новой волне импортзамещения. К ним относятся: большинство видов производств технологического оборудования и бытовой техники, текстильная, кожевенно-обувная, пищевкусовая, мясо-молочная промышленность.

Противостоит им не менее представительная группа отраслей (в основном - в машиностроении) с противоположной тенденцией развития, для которых замедление роста импорта оказалось несущественно. Здесь доминирует спад или стагнация. В этой группе присутствуют тракторное и сельскохозяйственное, энергетическое, подъемно-транспортное, горношахтное и горнорудное машиностроение, станкостроение, а также швейная и рыбная промышленность и ряд других.

По итогам января-августа можно констатировать ухудшение финансового положения предприятий промышленности. В целом за этот период норма прибыли составила всего 6,9 против 13,1% в январе-августе 2001 года. По уровню рентабельности, сложившемуся во II квартале, отрасли промышленности четко разделились на две полярные группы. К первой, с относительно высоким уровнем доходов, относятся нефтяная и газовая промышленность, а также цветная металлургия (норма прибыли во II квартале составила 16,0, 22,3 и 15,4% соответственно). Состав отраслей второй группы, функционировавших на грани рентабельности, был более разнородным. В нее попали часть сырьевых отраслей, конечные отрасли и электроэнергетика.

Среди сырьевых отраслей с низким уровнем доходов - черная металлургия, химическая и нефтехимическая промышленность, а также лесобумажная промышленность (норма прибыли во II квартале здесь составила 4,4, 3,9 и 4,3% соответственно). Невысокий уровень рентабельности определяется ускоренным ростом издержек (следствием роста цен и тарифов естественных монополий). При этом доходы от экспорта не смогли в полной мере компенсировать невысокую рентабельность от реализации продукции на внутреннем рынке.

Предприятия конечных отраслей в I полугодии функционировали на грани рентабельности. По итогам II квартала легкая промышленность стала убыточной. Кроме того, по данным Госкомстата, в июне убыточным оказалось и машиностроение. Важную роль в этом сыграло повышение внутренних цен на продукцию цветной металлургии и тарифов в электроэнергетике, значительно превышавшее удорожание собственной продукции отрасли.

Наиболее существенным фактором, обусловившим падение прибыли в конечных отраслях, стала стабилизация цен на их продукцию, связанная с возвратом конкурирующего импорта на внутренние рынки.

По итогам I полугодия в наихудшем положении оказалась электроэнергетика. Во II квартале отрасль стала убыточной. Ключевая причина - хроническое отставание роста энерготарифов от динамики цен на газ.

В условиях падения доходов недостаток собственных средств компенсировался ростом заимствований - как кредиторской, так и банковской задолженности. Наиболее интенсивным их рост был в нефтяной, газовой промышленности и в машиностроении.

Характерная черта III квартала - интенсивное расширение конечного спроса на товары. Среднемесячный темп его прироста составил 1,8% (сезонность устранена), что значительно превышает показатели как первого, так и второго кварталов. В сентябре конечный спрос увеличился сразу на 3,3%.

Особенно примечательно то, что в III квартале впервые с начала года внутренний спрос хоть и не намного, но все же обогнал импорт. Это дало некоторую передышку предприятиям перерабатывающих отраслей. Закономерно, что в III квартале наблюдалось оживление производства в ряде секторов, работающих преимущественно на внутренний рынок.

Потребительский бум, начавшийся еще в феврале, в III квартале получил дальнейшее развитие. Интенсивность роста оборота розничной торговли нарастала от квартала к кварталу. Диссонансом выглядят изменения в потреблении платных услуг. Согласно уточненным данным Госкомстата, здесь отсутствует позитивная динамика. Очень важно отметить замедление роста реальных доходов населения. Хотя формально их динамика в III квартале составила 1% в месяц, однако весь прирост пришелся на июль. В августе реальные доходы практически не увеличились. В сентябре, судя по предварительным данным Госкомстата, последовал их спад на 2%. Наблюдается некоторое замедление и роста реальной заработной платы. В результате в ближайшие месяцы потребительский бум может завершиться.

В сфере инвестиций продолжается подъем. В сентябре они выросли на 2% (сезонность устранена), что привело к быстрому росту выпуска технологического оборудования.

Внешний спрос в III квартале совершил настоящий рывок. Судя по предварительным данным ГТК и Госкомстата, среднемесячные темпы прироста экспорта товаров составили 2,8% против снижения на 2,9% во II квартале. Тенденция роста экспорта отмечена по ряду топливных ресурсов (мазут, уголь, газ естественный), черным металлам, химической продукции. В то же время замедлился рост экспорта основного экспортного ресурса - сырой нефти, несмотря на продолжавшийся рост мировых цен (к концу сентября цена на нефть российской марки Urals достигла 27,5 доллара за баррель).

Уровень инфляции, как и ожидалось, по сравнению со II кварталом существенно снизился - прежде всего из-за сезонного удешевления плодоовощной продукции. Прирост потребительских цен составил 1,2% (за II квартал цены выросли на 3,4%). В октябре ситуация заметно переменилась. За первые три недели цены выросли на 1,1%. Однако говорить о новой волне инфляции нет оснований - половина отмеченного прироста цен падает на первую неделю октября. Этот скачок был обусловлен повышением регулируемых цен и тарифов на услуги пассажирского транспорта и ЖКХ.

Важной тенденцией III квартала стало замедление темпов роста цен производителей промышленной продукции - до 101,8% в среднем за месяц против 102,6% во II квартале. В сентябре индекс цен производителей составил 101,2%. Это замедление связано в основном с прекращением интенсивного роста цен в нефтеперерабатывающей промышленности и цветной металлургии.

Генераторами инфляции в промышленности выступают естественные монополии, прежде всего электроэнергетика. Анализ показывает, что рост тарифов на электроэнергию воздействует на повышение цен в энергоемких отраслях с лагом в три-четыре месяца. Динамика энерготарифов для промышленных потребителей за январь-июль (+15.2%) в полтора раза опережает общий прирост цен производителей (+10.5%), что создает мощный инфляционный импульс.

Резкое, более чем двукратное замедление роста валютных резервов в III квартале - до 1,1 млрд долларов в среднем за месяц по сравнению с 2,6 млрд во II квартале - обусловливается как действиями монетарных властей, так и изменением конъюнктуры валютного рынка. Основная черта этой конъюнктуры - сокращение разрыва между предложением валюты и спросом на нее со стороны экономики.

Предложение валюты, формируемое притоком средств по каналам внешней торговли, а также ростом зарубежных заимствований негосударственного сектора, остается стабильным (рост положительного сальдо внешней торговли компенсируется снижением чистого притока зарубежных капиталов). А вот спрос на валюту со стороны государства, банков и предприятий заметно возрос. Среднемесячные чистые выплаты по государственному внешнему долгу подскочили до 1,5 млрд долларов против 0,5 млрд во II квартале. Одновременно начался характерный для III квартала сезонный рост вывоза капитала из негосударственного сектора. Среднемесячный объем этого вывоза достиг 1,2-1,3 млрд долларов, что на четверть выше уровня II квартала. Фактически величина вывоза капитала восстановилась на высоком уровне конца прошлого - начала текущего года.

Необходимо отметить, что сокращение покупок валюты со стороны ЦБ РФ было сильнее, чем это требовалось, исходя из изменения соотношения спроса и предложения валюты. Это привело к заметному изменению курсовой динамики: среднемесячные темпы номинального снижения курса рубля сократились вдвое - с 0,36 во II квартале до 0,15%. Курс стал периодически фиксироваться на длинных горизонтальных "ступеньках" продолжительностью от трех до шести недель.

Благодаря снижению инфляции замедление темпов номинального обесценения рубля не привело пока к существенному укреплению национальной валюты в реальном выражении. Это позволило избежать возможных негативных последствий для конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей. За III квартал реальный курс рубля к доллару вырос всего на 0,6%, реальный эффективный курс (индикатор, учитывающий изменение покупательной способности рубля по отношению к корзине валют стран - основных торговых партнеров) - на 1,5%. Вместе с тем в IV квартале, с учетом ожидаемого ускорения роста цен, сохранение нынешней курсовой динамки с высокой вероятностью приведет к существенному повышению темпов реального укрепления рубля.

В августе-сентябре динамика банковского кредитования продолжала замедляться: cреднемесячный темп прироста кредитов предприятиям и населению составил 2,2 против 2,8% во II квартале и 5% за аналогичный период прошлого года. Важно отметить, идет не просто замедление роста кредитов - меняется само качество этого роста.

Во-первых, исчерпались возможности наращивания ссуд за счет замещения других элементов банковских активов - в первую очередь вложений в иностранные финансовые инструменты. В этих условиях дальнейшей рост кредитов будет всецело зависеть от экстенсивного расширения объема привлекаемых банковской системой средств.

Во-вторых, ключевыми растущими источниками привлеченных ресурсов, а значит, и расширения кредитов банков становятся средства населения и зарубежные заимствования. В то же время значимость опорного для большинства банков источника - средств на счетах предприятий - снижается.

В-третьих, банковские кредиты все сильнее втягиваются в покрытие нехватки собственных оборотных средств у предприятий. Большая часть прироста банковских кредитов промышленности (76%) в текущем году пришлась на отрасли со снижающимся уровнем обеспеченности собственным оборотным капиталом. Это означает существенное усиление рисков невозврата ссуд, на что, в частности, указывает ускорение роста просроченной задолженности по ссудам (с 1,9% в месяц в прошлом году до 3,6% в текущем). Сохранение устойчивости банковской системы потребует пересмотра банками своей кредитной политики, более жесткого отбора заемщиков. Это также может стимулировать замедление роста совокупного объема кредитов.

При подготовке статьи использованы материалы ЦМАКП