Неудачный режим

Екатерина Шохина
28 октября 2002, 00:00

Поправки в закон "О соглашениях о разделе продукции" не увеличат количества заказов среди российских подрядчиков, но скорее всего просто поставят крест на всей системе СРП

Экспертный совет по металлургии при комитете по промышленности Госдумы подготовил пакет поправок в Закон о СРП. Предлагается ввести карательные санкции за невыполнение обязательств по размещению заказов среди российских подрядчиков. В качестве санкций планируется уплата неустойки в размере двойного недовыполнения обязательств. "Если, например, оператор СРП, согласно договору, должен был закупить российского оборудования на сто миллионов долларов в течение десяти лет, а на самом деле закупил оборудования лишь на девяносто миллионов долларов, то он обязан заплатить государству штраф в размере двадцати миллионов долларов", - пояснил "Эксперту" советник комитета по промышленности Госдумы Александр Курский, один из авторов поправок.

Бессмысленные претензии

Поводом думского недовольства стал контракт на поставку силового оборудования на сумму 978 млн долларов, подписанный полгода назад компанией "Эксон нефтегаз" - оператором работающего в режиме СРП проекта "Сахалин-1" - и швейцарским концерном ABB. Стало ясно, что иностранные инвесторы, работающие в России в режиме СРП, не намерены заниматься благотворительностью и поддерживать российского производителя просто из чувства уважения к нашей стране.

Госдума и российские подрядчики стали возмущаться происходящим: операторы СП "Сахалин-1" и "Сахалин-2" - компании ExxonMobil и Royal Dutch/Shell - не желают закупать у российских подрядчиков 70% оборудования, материалов и услуг, как того требует Закон о СРП.

Однако мало кто удосужился разобраться в том, что на самом деле на все ныне действующие соглашения о разделе продукции - проекты "Сахалин-1", "Сахалин-2" и "Харьягинское месторождение" - данная законодательная норма не распространяется, поскольку они были заключены еще до вступления в силу Закона о СРП.

"В соглашении по проекту 'Сахалин-1' ничего не сказано о квоте на приобретение российского оборудования, говорится лишь, что в случае наличия равноценных предложений на выполнение подрядных работ от российской и иностранной организаций инвестор должен отдать предпочтение российскому участнику. В соглашении по проекту 'Сахалин-2' сказано, что доля российского участия за весь срок реализации проекта должна составлять семьдесят процентов, но делать выводы сегодня, на начальной стадии работ, неправомерно. Поэтому предъявлять какие-либо претензии просто глупо", - говорит ведущий специалист Института финансовых исследований (ИФИ) Григорий Выгон.

Впрочем, сами российские трубники понимают формальную необоснованность своих претензий. Как сообщил нам пожелавший остаться неизвестным менеджер одного из российских трубных заводов, "операторы 'Сахалин-1' никак не нарушают условий соглашения". Все происходит на тендерной основе - подбор инжиниринговых и строительных компаний, поставщиков оборудования. Чтобы участвовать в тендере, подрядчик должен пройти техническую квалификацию, технический и финансовый аудит. Совершенно очевидно, что далеко не все российские компании могут выдержать такое испытание.

Кроме того, ясно, что, даже если обсуждаемые в Думе поправки в Закон о СРП будут приняты, на работе операторов действующих проектов они никак не отразятся, поскольку и сами соглашения, и закон говорят о неприкосновенности условий договора. "Поменять задним числом условия соглашения - это позор, дискредитация всей страны, поскольку смысл СРП как раз и заключается в неизменении условий. Если правительство свои условия в девяносто четвертом году согласовало неудачно, то уж придется терпеть, - считает партнер PricewaterhouseCoopers Михаил Клубничкин. - Что же касается будущих соглашений, то вряд ли они будут заключаться на предлагаемых условиях. Особенно это касается Сахалина, там частично требуется такое оборудование, которого у нас просто не производят".

С больной головы...

"Нельзя никому ничего просто навязать. Оборудование должно быть конкурентоспособным, тогда его и будут покупать, - констатирует Михаил Клубничкин. - Но российским подрядчикам безусловно надо помогать - и помогать должны не инвесторы, покупатели, а государство. Государство же в разных формах навязывает всем госзаказ, но в рыночных условиях это не проходит".

С ним согласен и член экспертного совета комиссии Госдумы по правовым вопросам СРП Михаил Субботин: "Что означает норма в семьдесят процентов? Она означает ровно следующее: я как государство ничем помогать российскому производителю не хочу - это долг самого инвестора". В то же время ни для кого не секрет, каким образом именно государство может помочь российским производителям стать конкурентоспособными. Михаил Субботин считает, что необходимо обеспечить российских подрядчиков проектов СРП банковскими кредитами. Он предлагает следующую схему: государство гарантированно получает определенную долю прибыли в каждом проекте - в виде прибыльной продукции, роялти, налога на прибыль и проч. - на эту долю выпускаются облигации, эти облигации закладываются в банке, банк финансирует предприятие, которое ведет модернизацию оборудования под конкретный проект. По мере того как оно будет продавать свою продукцию в рамках этого нефтяного проекта, оно будет возвращать кредит банку".

Вредные соглашения

Режим СРП в российском недропользовании себя не оправдал. Отчасти потому, что был негодно проработан и реализован, отчасти потому, что он вообще не нужен для России.

Ошибок было сделано немало. Например, по условиям соглашения "Сахалин-2", на начальном этапе 10% прибыльной нефти идет государству, а 90% - инвестору. И лишь по достижении определенного уровня рентабельности, а именно 17,5%, да еще с учетом инфляции в США (совершенно немыслимые условия!) соотношение уже будет 50 на 50. Получается, что чем больше затрат накапливается, тем дальше отодвигается появление реальных бонусов от проекта для государства. Даже исходя из этих соображений оператору проекта выгодно нанимать дорогих западных подрядчиков. А уж если они аффилированы с оператором, то нашим подрядчикам вообще мало что светит.

В случае с проектом "Сахалин-2" так и получилось. Инвестор и подрядчик выступают фактически в одном лице. "Компания Mitsui - родственная компания оператора проекта 'Сахалин-2', - рассказывает Александр Курский. - Соответственно, закупать оборудование там можно по любой, даже самой завышенной цене, убытков инвестору это не принесет, деньги-то общие. Прибыль подрядчика - прибыль акционера проекта. России прибыли вообще не будет никакой".

Среди других явно невыгодных условий действующих соглашений о разделе продукции аналитики называют явно заниженную ставку роялти, которая является на первых порах единственной формой компенсации для государства. В соответствии с условиями соглашений, по "Сахалину-1" ставка роялти составляет 8%, по "Сахалину-2" - 6%. В Америке эта цифра в два раза больше. "Незачем было идти на такие жертвы", - считает Григорий Выгон из ИФИ.

Российские СРП заключены вообще не там, где надо. В западных странах подобные соглашения заключаются исключительно с целью разведки новых месторождений. В этом есть явная выгода государству - риски и капиталовложения очень велики. У нас по такому принципу не было заключено ни одного договора - все три действующих в режиме СРП объекта - давно разведанные месторождения. "Сахалинские месторождения были разведаны в советское время, все имеющиеся там запасы известны, потрачено большое количество наших денег. На данном этапе добычей нефти запросто может заняться российская компания на стандартных условиях: для государства это будет значительно выгоднее - все необходимые технологии у нас имеются", - считает Александр Курский.

Что касается иностранных инвесторов, то и они не очень-то прельстились российскими СРП. За время действия закона ни одного нового соглашения заключено не было. "Государство не сумело решить правовые и организационные вопросы по СРП. До сих пор не сформирован пакет необходимых документов, инвестор не знает ни с кем вести переговоры, ни о чем их вести", - констатирует Михаил Субботин.

Наконец, нельзя забывать, что СРП, как всякий преференционный режим, способствует формированию среды для коррупции.

Проехали

Система СРП хороша для неразвитых стран, не способных самостоятельно освоить месторождение и реализовать добытое сырье. Страна не может ни добыть, ни переработать, например, нефть (нет оборудования и кадров), ни продать ее (нет транспорта и умения торговать). Поэтому месторождение сдается в концессию (СРП - одна из форм концессии) на минимальных условиях (платежи в бюджет). Более продвинутые страны вырабатывают условия переработки сырья на их территории, закупок инвестором продукции компаний принимающей страны и другие условия, вынуждающие концессионера развивать экономику страны. Развитые страны действуют на условиях лицензии и национальных режимов.

И уже сейчас видно, что российские сырьевые компании успешно инвестируют и в рамках национального режима.