Третий лишний космодром

Ольга Рубан
28 октября 2002, 00:00

Космодром Свободный, созданный на случай ухода России с Байконура, сегодня обречен выживать только за счет коммерческих запусков. Неблагоприятная конъюнктура этого рынка ставит его на грань самоликвидации

Как показало проведенное нами социологическое экспресс-исследование, 80% наших сограждан даже не подозревают, что у России помимо Байконура и Плесецка есть еще третий космодром - Свободный. Расположен он в Амурской области, в трех часах езды от города Благовещенска по узкой дороге, петляющей среди заросших лесом сопок.

Почему появился Свободный

После распада Советского Союза Казахстан объявил Байконур - основной космодром СССР - своей собственностью. Попытки договориться о его гарантированном долгосрочном использовании раз за разом срывались. Никто не брался прогнозировать, как дальше сложатся отношения России и Казахстана. В то время всем, кто вплотную занимался проблемой "дележа" космодрома, казалось, что не сегодня завтра России придется уйти с Байконура. Стало быть, будет потеряна возможность восполнять орбитальные группировки космических аппаратов, а случись что - и экстренно вывести в космос дополнительные спутники. Оставшийся у России северный Плесецк - второй по значению космодром Союза - мог заменить Байконур лишь отчасти.

В 1996 году было принято решение создать на территории России новый - южный - космодром. Выбор пал на место дислокации расформировывавшейся в то время 27-й ракетной дивизии Ракетных войск стратегического назначения. Здесь не требовалось начинать все с нуля: оставшуюся от ракетчиков инфраструктуру можно было приспособить под космические задачи и, таким образом, сэкономить огромные средства. Новорожденный космодром обладал целым рядом важных преимуществ перед Плесецком.

Во-первых, со Свободного можно выводить спутники на все пользующиеся спросом орбиты, поскольку почти любая трасса полета ракеты, запущенной с этого космодрома, заведомо будет проходить над практически необитаемыми районами, что снимает все проблемы с "выкраиванием" полей падения. В частности, Свободный - единственный из трех используемых Россией космодромов, который может без ограничений обеспечить вывод на наиболее востребованные на мировом рынке солнечно-синхронные орбиты. Во-вторых, при запусках на солнечно-синхронные орбиты можно отслеживать весь полет ракеты вплоть до отделения аппарата, что очень важно для новых спутников и носителей. В-третьих, за счет того, что Свободный расположен ближе к экватору, одна и та же ракета может вывести отсюда на 22-25% больше груза, чем с Плесецка. Учитывая, что стоимость вывода одного килограмма полезного груза составляет от 10 до 30 тыс. долларов в зависимости от высоты орбиты, годовой выигрыш при запусках тяжелых аппаратов может достигать 200-300 млн долларов.

К недостаткам Свободного обычно относят удаленность от центральной России, неразвитость транспортной инфраструктуры и отсутствие в этом регионе серьезной промышленной базы.

Голый бетон и пустые шахты

Космодром Свободный - военный объект, он находится в ведении Космических войск России. Вся его инфраструктура разбросана в лесу, на отдельных площадках - у каждой свои ограждение, охрана, КПП, средства экстренной связи. На космодроме всего одна действующая стартовая позиция. Она представляет собой абсолютно голый бетонный островок на опушке леса - ни тебе разветвленных подземных сооружений, ни опорных мачт, ни гигантских ферм обслуживания. А все потому, что носитель "Старт-1" - единственная на сегодняшний день ракета, летающая со Свободного, - запускается с подвижного пускового агрегата - семиосного МАЗа мобильного "Тополя", на базе которого и создан "Старт-1" (подробнее см. "Мирный рокот космодрома", "Эксперт" N22 за текущий год).

Еще на Свободном есть простаивающие пока шахтные пусковые установки, оставшиеся от стратегических ядерных ракет. Путь к ним "обозначен" строгими табличками "Запретная зона! Проход (проезд) запрещен!" среди леса и колючей проволокой. Внутри ограждения, на просторной лесной поляне, среди низкой травы - неброский забетонированный пятачок, в центре которого выкрашенная в зеленый цвет квадратная металлическая пластина размером с детскую песочницу - крышка шахты. Под ней - пустой стакан из бетона и стали.

Подобно площадкам, среди леса расположился и уютный городок, где живет почти две тысячи семей офицеров и гражданских. Чтобы пройти его из конца в конец хватит десяти минут - по столичным меркам даже на микрорайон не потянет. Тем не менее здесь есть все: больница, роддом, ясли, детский сад, школа, гостиница, почта, прокуратура, здание администрации, магазины, кафешки.

Впрочем, космодромом Свободный стал относительно недавно, а прежде эти люди не имели права даже говорить о своем месте службы. До 1993 года на прогалинах здешних лесов, за тремя рядами колючей проволоки и сеткой под высоким напряжением стояли на боевом дежурстве шестьдесят шахтных межконтинентальных баллистических ракет РС-10 - 27-я ракетная дивизия.

Ему прочили большое будущее

Разработанный военными план развития Свободного предусматривал до 1997 года обеспечить возможность запусков конверсионных носителей легкого класса "Рокот" и "Старт-1". До 2007 года предполагалось развернуть на космодроме стартовый комплекс и необходимую инфраструктуру для тяжелого варианта ракеты "Ангара". Помимо этого плана в Генштабе был утвержден перечень конкретных программ запусков в интересах Минобороны, которые в ближайшее время надлежало перенести с Байконура на Свободный. Шла подготовка и федеральной целевой программы развития космодрома. Все указывало на то, что Свободному предстояло стать одной из "строек века" новой России. Но очень скоро выяснилось, что от амбициозной затеи создать второй полноценный космодром придется отказаться: экономика страны уже не могла "тянуть" и гораздо менее затратные проекты.

В марте 1997 года Свободный стал космодромом де-факто: созданная в НТЦ "Комплекс-МИТ" ракета "Старт-1" вывела на орбиту исследовательский спутник "Зея" - это был первый космический запуск с нового космодрома России. Что касается "Рокота", то его было решено не разворачивать вовсе. К этому моменту начался очередной этап сокращения армии, и перед Свободным замаячила угроза ликвидации: ради "Старта-1", который не предполагалось использовать для нужд официального космоса, военные космодром сохранять не стали бы.

Спасло Свободный НПО машиностроения из подмосковного Реутова, которое за несколько лет до этого выиграло правительственный тендер на разработку спутника дистанционного зондирования Земли нового поколения и, не желая отправлять свое детище в космос на ракете другого производителя, приняло решение переделать под космические задачи снимаемую с вооружения боевую ракету РС-18 собственной разработки. Ее выгоднее всего было запускать как раз со Свободного, потому что имеющиеся там шахты можно легко переделать именно под этот тип ракет. НПОмаш объявило, что берет себе две шахты на Свободном и будет проводить их модернизацию под будущую "Стрелу" (так назвали конверсионный вариант боевой РС-18). Тем самым НПОмаш обосновалось "под боком" у активно развивающихся стран Юго-Восточной Азии - потенциальных покупателей своего нового аппарата. Хотя работы по созданию "Стрелы" и спутника продвигались очень медленно, тот факт, что НПОмаш обнародовало долгосрочную программу использования Свободного, сам по себе сыграл положительную роль - космодром избежал расформирования.

В конце 1998 года произошло еще одно любопытное событие: Министерство обороны, в распоряжении которого находится Свободный, переложило большую часть своих финансовых обязанностей по содержанию объектов космодрома на ЗАО "НТЦ 'Комплекс-МИТ'" и на госкомпанию НПОмаш, поскольку в тот момент только эти две организации были по-настоящему заинтересованы в сохранении Свободного. С тех пор НТЦ "Комплекс-МИТ" и НПОмаш ежегодно перечисляют военным по 8-9 млн рублей.

Светлое прошлое

До 2001 года космодром жил коммерческими запусками "Стартов-1". В декабре 1997 года был выведен на орбиту американский спутник EarlyBird, в декабре 2000-го - израильский Eros-A1, еще через три месяца - шведский Odin. За эти годы на Свободном были развернуты современные средства связи, построены гостиница и, главное, монтажно-испытательный корпус (МИК), в котором в условиях повышенной чистоты воздуха и строго определенной влажности и температуры проводится подготовка к запуску зарубежных спутников. В жизни "помещение с высоким классом чистоты" напоминает огромную душевую кабину: по периметру небольшого зала висит прозрачная полиэтиленовая пленка, а сверху вместо воды подается воздух, который выдувает всю пыль за пределы "душевой".

МИК был сооружен усилиями офицеров Свободного в рекордно короткие сроки, ко второму по счету запуску "Старта-1". Причем никто из участников этой стройки до того таких объектов не то что не создавал, но даже не видел. "По ходу работ в первоначальный проект было внесено более восьмисот изменений", - рассказывает главный инженер космодрома Александр Мильграм, под руководством которого возводился и оснащался МИК. Не обошлось и без истинно российских "ноу-хау". "По строительным нормативам срок оседания грунта под фундамент - не менее двух месяцев. У нас не было этих месяцев. Поэтому для ускорения оседания мы на тридцатипятиградусном морозе поливали грунт горячей водой", - вспоминает полковник Мильграм. Своими силами пришлось делать и некоторые ключевые элементы внутренней "отделки" (например, герметичные ворота-купе), поскольку близлежащие промышленные предприятия отказались изготовить их в сжатые сроки. Построенный таким образом МИК соответствует самым строгим мировым стандартам: это засвидетельствовали пользовавшиеся им американцы, израильтяне и шведы. А представитель Европейского космического агентства признался, что никак не ожидал увидеть в российской глуши сооружение столь высокого уровня. По его словам, свободненский МИК - один из лучших в мире среди подобных объектов.

Кроме всего прочего, офицеры космодрома оснастили доморощенными приспособлениями тяжелый МАЗ-543 и теперь используют его в качестве "спецтранспорта" для того, чтобы с комфортом перевозить из аэропорта Благовещенска до космодрома зарубежные космические аппараты, которые не выдерживают тряски на местных дорогах. Тем самым было доказано, что при желании проблемы неразвитой транспортной инфраструктуры вполне можно решить.

Все было бы замечательно, но с 2001 года у компании "Пусковые услуги" (именно она занимается поиском полезной нагрузки для "Старта-1") возник длительный перерыв с запусками. А помимо "Старта-1" и разрабатываемой НПОмашем "Стрелы" Свободному уже ничего "не светило": отношения с Казахстаном к тому времени устаканились, и Россия заключила договор о долгосрочной аренде Байконура. Тем самым вопрос о переносе запусков с Байконура был отодвинут на задний план. Получилось, что Свободный "повис" в очередной раз - у государственной космической отрасли работы для нового космодрома нет и в ближайшей перспективе не предвидится. Корреспонденты "Эксперта" посетили космодром в разгар этого вынужденного простоя.

Пока клиенты спят

Сразу отметим, что нынешний "провал" с коммерческими запусками "Старта-1" носит временный характер. Он вызван наложением технических трудностей клиентов компании "Пусковые услуги" и неблагоприятной конъюнктуры мирового рынка космических запусков. По словам гендиректора "Пусковых услуг" Сергея Зинченко, сейчас у компании уже есть контракты на запуски нескольких серий зарубежных аппаратов (первым из них в 2004 году на орбиту отправится израильский спутник Eros-B2), которые позволят обеспечить космодром работой на два-три года. Более отдаленные перспективы своей ракеты руководство "Пусковых услуг" связывает с формированием и ростом внутреннего спроса на малые космические аппараты, который сейчас пока держится на "нулевой отметке".

Поясним эту мысль. "Старт-1" - ракета легкого класса, она способна выводить на низкие орбиты до 450 кг груза, то есть спутники, которые относятся к категории малых. Аппараты такого класса давно изготавливаются и эксплуатируются в США, Франции, Великобритании и Израиле; в России же такие спутники делать пока не умеют (в Федеральной космической программе до 2005 года предусмотрены лишь научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по этой тематике). Одна из основных причин этого отставания - отсутствие внутреннего спроса.

Однако, по прогнозам специалистов, спрос на малые аппараты в ближайшем будущем непременно появится у отечественного частного бизнеса - в первую очередь у нефтяников, газовиков, компаний, ведущих поиск и разработку полезных ископаемых, энергетиков и транспортников. Работающие на орбите аппараты позволят им повысить эффективность бизнеса: оперативно получать информацию о техническом состоянии их объектов, следить за грузопотоками, обеспечивать конфиденциальную корпоративную связь и т. д. Именно эти бизнес-структуры - потенциальные заказчики запусков "Старта-1".

Нельзя сбрасывать со счетов и "Стрелу". В августе этого года на космодроме наконец начались работы по модернизации пусковой шахты. Запуски "Стрелы" могут начаться в 2004 году. При этом проблем с поисками полезной нагрузки для этой ракеты не будет - под нее НПОмаш разрабатывает новый спутник "Кондор", в котором заинтересованы и российские военные, и некоторые зарубежные государства.

Таким образом, перспективы у Свободного есть. Однако очевидно, что космодром и в будущем не застрахован от подобных нынешнему "провалов". При этом каждый раз, когда возникают длительные перебои с запусками, встает вопрос: а нужен ли вообще стране космодром Свободный? Ответ на него должен определяться космической политикой государства. Мы попытались выяснить, какая стратегия выработана в отношении Свободного в госструктурах, которым по статусу положено "делать погоду" в космической отрасли.

Ликвидировать нельзя сохранить

В феврале 2001 года президент утвердил разработанный в Совете безопасности концептуальный документ "Основы политики РФ в области космической деятельности на период до 2010 года". О Свободном в нем говорится примерно так: пока у страны нет средств на новые масштабные проекты, необходимо поддерживать космодром запусками носителей легкого класса и привлекать в его развитие иностранные инвестиции, а после 2010 года - разворачивать инфраструктуру для запусков ракет среднего и тяжелого класса.

И в Совбезе, и в администрации президента однозначно заявляют, что сохранение и развитие Свободного - задача стратегической важности, поскольку эта южная площадка обеспечит России независимый доступ в космос, которого сейчас нет. Однако упомянутый документ остается лишь благими пожеланиями: конкретных исполнителей, равно как и финансовых ресурсов, у данной "политики" нет. Более того, потенциальные исполнители, отвечающие за военный и гражданский космос, как выяснилось, придерживаются совершенно иной точки зрения.

Официальная позиция "Росавиакосмоса" такова: "Агентство заинтересовано в космодроме, приветствует его коммерческое использование и оказывает всемерную поддержку 'Пусковым услугам' и НПОмашу". Однако в Федеральной космической программе ни для "Старта-1", ни для "Стрелы" никаких задач не предусмотрено, а в разделе "Объекты космодромов" речь идет лишь о Байконуре и Плесецке. В приватных беседах чиновники агентства и вовсе без обиняков говорят, что российскому космосу Свободный не нужен, ведь все разногласия с Казахстаном улажены, и Россия может пользоваться Байконуром столько, сколько сочтет нужным.

В Государственной программе вооружений - главном документе для Космических войск, в чьем ведении, собственно, и находится Свободный, - космодром сам по себе тоже не значится. В настоящий момент военным не до поддержания Свободного, им необходимо во что бы то ни стало решить две глобальные задачи в Плесецке: обеспечить все необходимое для запусков ракеты среднего класса "Союз-2" ("Русь") и семейства носителей "Ангара". О более отдаленном будущем в Космических войсках никто сейчас просто не задумывается.

Что касается развития Свободного, то об этом речи вообще не идет. По словам сотрудников одного из НИИ Минобороны, ведающего вопросами военного космоса, создание одного только стартового комплекса для ракеты тяжелого класса стоит сегодня 1,3-1,5 млрд долларов. "Эти миллиарды фактически нужно закопать в землю (самая дорогостоящая часть строительства подобных объектов - земляные работы по сооружению фундаментов и прокладке коммуникаций. - 'Эксперт'), и вдвойне жалко закапывать их на Свободном. Уж лучше вложить эти средства в разработку новых двигателей, разгонных блоков и космических аппаратов", - таково мнение одного из военных специалистов. В этом учреждении считают, что удаленность Свободного от центральной части страны сводит на нет все преимущества этого космодрома, и полагают, что вместо его развития разумнее использовать для запусков своих носителей, например, французский космодром Куру или австралийский остров Рождества либо сделать ставку на создание нового проекта "морского старта", технически более совершенного, чем существующий.

Однако при всем при этом вопрос о ликвидации Свободного "за ненадобностью" тоже не ставится: дело это хлопотное и затратное - придется строить жилье для переведенных с космодрома офицеров, вывозить технику, проводить дезактивацию топливных хранилищ и консервацию всех объектов.

Вот такое отношение к Свободному в Минобороны и "Росавиакосмосе". А ведь Свободный - это мало кто учитывает - является "запасным плацдармом" не только для космических стартов. Сейчас, помимо возможности использовать Байконур, на стабильные отношения с Казахстаном "завязаны" и испытания на коротких траекториях новых, более совершенных модификаций наших межконтинентальных баллистических ракет, для чего используется казахстанский полигон Сары-Шаган в районе озера Балхаш. И если "в случае чего" потерю Байконура нам хотя бы отчасти компенсирует Плесецк, то отработку ядерного ракетного оружия переносить будет некуда - только на Свободный.

Заложник дружбы с Назарбаевым

Большинство противников Свободного, обосновывая свою "нелюбовь" к этому космодрому, приводят аргументы второго плана, а истинные мотивы при этом остаются за кадром. Сейчас за скудное бюджетное финансирование борются два космодрома - Плесецк и Байконур, причем средства, выделяемые последнему, расходуются весьма неэффективно. Появление у этой кормушки третьего "рта" для многих, мягко говоря, нежелательно, и эта причина гораздо весомее, чем, к примеру, удаленность Свободного от европейской России и неразвитость в этом регионе промышленности и транспортной инфраструктуры (которые, кстати, заодно и развились бы - надо же когда-то начинать осваивать свой Дальний Восток).

И наконец, необходимо учитывать, что с того самого момента, когда было решено создать на территории России второй космодром в качестве замены Байконуру, Свободный стал заложником политических игрищ на постсоветском пространстве: тема дальневосточного космодрома всплывала всякий раз, когда руководители России и Казахстана не могли о чем-либо договориться, и гасилась немедленно, как только стороны приходили к согласию. Так, один из специалистов в разговоре с корреспондентом "Эксперта" предостерег: "Не надо писать про Свободный - Казахстан очень болезненно реагирует на любое упоминание об этом космодроме".

Любопытно, что "казахстанскую карту" используют в качестве аргумента как противники развития Свободного, так и его сторонники. При этом первые настаивают на том, что после окончания "эпохи Ельцина" у России с Казахстаном установились нормальные межгосударственные отношения, а значит, нашему присутствию на Байконуре ничто не угрожает. И Свободный в этих условиях - лишняя обуза. Вторые же, напротив, утверждают, что сегодня каждый запуск с Байконура (состоится-не состоится) зависит от расположения духа казахов, а ублажать их с каждым годом становится все труднее. Особенно сложно получать "добро" теперешних хозяев космодрома на военные запуски. Некоторые эксперты полагают, что, как только Нурсултан Назарбаев потеряет власть, Россию сразу же "выживут" с Байконура. "На постоянство казахов нельзя рассчитывать. Пришли американцы в Узбекистан, и узбеки выкинули нас с нашей же станции космического слежения, за которую была заплачена арендная плата. Что завтра будет в Казахстане?" - так ставит вопрос один крупный специалист по космической тематике.

Вопрос, что мучил Гамлета

Сейчас, когда космическая деятельность в значительной степени свернута, Байконура и Плесецка для России более чем достаточно. Свободный же за шесть с лишним лет своего существования так и не смог избавиться от статуса "запасной площадки". Сегодня он нужен - не на словах, а на деле - только "Пусковым услугам", НПОмашу и офицерам, которые там служат. И так будет продолжаться до тех пор, пока не возникнут новые трения в отношениях с Казахстаном.

"Стратегия" властей в отношении Свободного формулируется более чем лаконично: оставить все как есть. Это самый простой и самый дешевый путь (особенно если вспомнить, что значительную долю расходов по содержанию космодрома несут НТЦ "Комплекс-МИТ" и НПОмаш), хотя, вполне возможно, - не самый дальновидный.

Это означает, что будущее космодрома - и даже не просто будущее, вопрос стоит жестче: быть Свободному или не быть - целиком и полностью зависит от успеха коммерческой "карьеры" носителей "Старт-1" и "Стрела", если, конечно, к тому времени государство в своей космической политике в очередной раз не повернется к Свободному лицом.