Скандинавское чудо

Евгений Верлин
11 ноября 2002, 00:00

Финляндии удалось совместить лучшие качества капитализма и социализма. Вопреки учебникам здесь сочетаются высочайшие налоги и высочайшая эффективность бизнеса

Третий год подряд Финляндия возглавляет составляемый World Economic Forum (WEF) список самых конкурентоспособных стран мира. Притом с 2001 года она лидирует сразу по двум показателям - индексу глобальной и индексу текущей конкурентоспособности. А это означает, что у финской экономики наилучшие шансы на устойчивый качественный рост в ближайшие пять лет.

Финляндия - социально ориентированное государство: богатые платят огромные налоги, разрыв между наиболее и наименее обеспеченными слоями общества невелик. 10% самых состоятельных граждан лишь в пять раз богаче 10% самых бедных: на 10% "богачей" приходится примерно по 41,5 тыс. долларов на человека, в то время как на 10% "бедняков" - по 7,5 тыс. долларов при среднедушевом ВВП в 24,9 тыс. долларов (для сравнения: в России разрыв в доходах тех же 10% наиболее состоятельных и наименее состоятельных граждан выражается почти пятнадцатикратной величиной).

Финляндия - мировой лидер в борьбе за экологию. Это, в частности, показывает последний индекс устойчивости окружающей среды (Environmental Sustainability Index), ежегодно выводимый по 20 ключевым показателям для 142 стран учеными Йельского и Колумбийского университетов в сотрудничестве с Всемирным экономическим форумом.

Финская система здравоохранения также признается одной из лучших в мире. Вместе с прочими факторами это обстоятельство обеспечивает большую продолжительность жизни: 73 года у мужчин и 81 год у женщин.

Экономика Финляндии относится к наиболее динамичным в Европе. Хотя ВВП в прошлом году вырос лишь на 0,6%, зато промышленный рост удалось удержать на очень высоком уровне - 5,1%. Средние же темпы экономического роста в 1996-2000 годах составили 5,1%, что вдвое выше среднеевропейского уровня. Финляндия имеет стабильный бюджетный профицит (4,9% в прошлом году) и минимальные темпы роста инфляции (2,6% в 2001 году).

Положительное сальдо финской внешней торговли приближается к 10 млрд долларов, а объем внешнеторгового оборота превысил 80 млрд, что лишь на 30 млрд меньше российского. объем внешнеторгового оборота в пересчете на душу населения превышает 13 тыс. долларов.

После развала СССР, бывшего главным внешнеэкономическим партнером Финляндии, страна вышла на европейский и американский рынки. К примеру, своему главному торговому партнеру - Германии - финны продают товаров почти на миллиард евро больше, чем покупают. При этом даже по поставкам автомобильной техники с немцами удалось достичь почти полного паритета (в основном за счет финского Valmet Automotive, который продает в Германию собранные на своем заводе автомобили Saab и Porsche).

Ключевое слово "хай-тек"

По оценке журнала Forbes, Финляндия стала одной из наиболее привлекательных для американских инвесторов европейских стран благодаря успехам в области телекоммуникаций, информационных и биотехнологий.

Важнейшим фактором экономического процветания Финляндии является последовательное снижение себестоимости выпускаемой продукции, прежде всего за счет внедрения высоких технологий. У финнов просто нет другого выхода: зарплаты растут, а квалифицированной рабочей силы, несмотря на все усилия в сфере образования, не хватает (незанятых достаточно, около 9%, но это в основном та часть населения, которая не смогла вписаться в новую экономику).

Дружить с высокими технологиями и внедрять их в жизнь, считает американский журнал, вынуждает финнов не только ориентация экономики на внешние рынки, но и суровые климатические условия: треть страны находится за полярным кругом, а зимы долгие, темные и холодные. Так что, шутят авторы статьи, "исследователям больше нравится сидеть в лабораториях, чем выходить на улицу".

Финская конкурентоспособность достигается и за счет постоянной подпитки научных и учебных центров самым современным оборудованием. И это приносит свои плоды. Финские фирмы все чаще обходят зарубежных конкурентов в высокотехнологичных секторах. Взять ту же Nokia, расходы которой на НИОКР составляют 20% от общенациональных. В этом году ее прибыли, несмотря на сокращение темпов прироста продаж, продолжают расти; в третьем квартале Nokia заработала 1,25 млрд евро (рост почти на 17% по сравнению с прошлым годом). По конкурентам спад мировой конъюнктуры ударил гораздо больнее. У шведской Ericsson объем продаж в 2002 году упал на 20%, убытки же только в третьем квартале составили 417 млн долларов. Американская Motorola также сокращает объемы продаж, а ее прибыли, согласно корпоративному прогнозу, снизятся в последнем квартале на треть, до 222 млн долларов.

Эти сопоставления говорят о более высокой эффективности финской модели менеджмента. При примерно одинаковых объемах производства (чуть более 7 млрд долларов у каждого) прибыльность Nokia почти в пять раз выше, чем у Motorola. Кстати, как считают аналитики высокотехнологичного рынка, самый серьезный конкурент для Nokia сегодня уже не Motorola или Ericsson, а Microsoft. Именно в сфере программного обеспечения (в частности, для мобильного Интернета) финны вступают в состязание с американским гигантом.

В докладе World Economic Forum отмечается, что восточные скандинавы обошли США по целому ряду позиций, в том числе по части интернет-услуг, либерализации финансовых рынков, степени открытости торговых границ и по качеству предпринимательской среды.

Обогнали финны американцев и по доле национального ВВП, направляемого на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы: у Финляндии - 3,3% (второе место среди стран - членов Организации экономического сотрудничества и развития после Швеции), в то время как у США - 2,6%. Как результат, на хай-тек приходится около четверти финского экспорта.

Финансовая философия на восточный манер

К опыту Финляндии внимательно присматриваются не только на Западе, но и в азиатских странах. Японцы в этом году отрядили несколько групп экспертов, чтобы изучить методы оздоровления банков, примененные в первой половине 90-х годов после того, как коллапс советской экономики нанес сильнейший удар по финансовой системе Финляндии.

Особенность корректировки банковской стратегии, которая так привлекла японцев, в том, что она, по оценке агентства Bloomberg, была "минималистской" и предельно прагматичной. Банкам (большинство которых отличалось вялым менеджментом и накопило к началу 90-х годов много безнадежных кредитов) было разрешено отложить декларирование своих потерь. С другой стороны, не принималось каких-то экстраординарных мер по укреплению выживших банков (все вместе они получили от центробанка субсидий лишь на 1,24 млрд долларов). Большинство проблемных банков было национализировано, другие закрылись; практика смены собственников была сведена к минимуму.

И самое главное: по требованию парламента правительство гарантировало исполнение обязательств проблемных банков перед кредиторами в полном объеме. Большая часть проблемных долгов была переведена в государственную компанию по управлению активами, а остальные взял на себя центробанк.

Вся эта стратегия, по мнению аналитиков, была сопряжена с минимумом законотворческих изменений и базировалась на "неформальном понимании", созвучном скорее конфуцианскому бюрократическому стилю, чем западному настрою на радикальное изменение порядка вещей. Вот почему финский банковский опыт так привлекателен для руководителей министерства финансов и минэкономики Японии, ищущих пути реформы финансового сектора.

Впрочем, отметим для себя, что, укрепив свой финансовый сектор, Финляндия во второй половине 90-х годов предприняла ряд шагов по его либерализации (что и отмечено в вышеупомянутом докладе WEF).

К финскому опыту борьбы с коррупцией (а Финляндия четыре года подряд признается наименее коррумпированной страной мира) также внимательно присматриваются. Тайванцы, в частности, направили в Суоми группу своих экспертов, чтобы перенять "технологии" преодоления коррупционности.

Они почти готовы

Что же касается партнерских отношений с Россией, то здесь все не вполне однозначно. "Россия выглядит сейчас лучше, чем когда-либо за семнадцать лет моего пребывания в бизнесе, - заявил недавно глава департамента финской корпорации Stockmann Oyj Юкка Хиенонен. - Семьдесят два процента москвичей знают нашу фирму". По прогнозам бизнесмена, объемы продаж его компании в Москве возрастут в этом году на четверть.

Финляндия сегодня активно "идет" в Россию. Дело в том, что после бурных темпов (порой в 15 и даже в 25% в предыдущие девять лет) прирост финского товарооборота в прошлом году оказался отрицательным (-0,6%) - сказалось замедление мировой экономики. Но экспортный минус был бы почти втрое больше, если бы не стремительное продвижение финского экспорта в Россию: в прошлом году он вырос на 30%. Кстати, благодаря такому скачку наша страна обошла Францию и заняла пятое место среди импортеров финских товаров.

В нынешнем году наступательная тенденция сохраняется: за первое полугодие экспорт в Россию возрос на 17%, в то время как импорт сократился на 8%. Все более уверенно чувствуют себя на российском рынке производители зимних шин Nokian (рост в прошлом году на 60%), смазочных масел Teboil для легковых и грузовых автомобилей (объемы продаж удвоились), шахтного и медицинского оборудования, аппаратуры для обработки алмазов и прочего минерального сырья.

В целом же к России как к экономическому партнеру в Финляндии сохраняется настороженное отношение. Все помнят последствия шока начала 90-х годов, когда чрезмерная (до четверти товарооборота) ориентированность финской экономики на Советский Союз едва не стала для страны роковой. В результате обвального кризиса советского народнохозяйственного комплекса в 1991 году финский импорт сократился на 15%, а экспорт - на 8%. Последствия российского дефолта 1998 года тоже оказались ощутимыми, но уже не настолько: к тому времени Финляндия прочно интегрировалась в ЕС, и львиная доля финской экономики переориентировалась на западные рынки.

Сегодня настороженность сильнее всего ощущается в сфере инвестиций. Финны рассуждают так: коль скоро сами русские не спешат возвращать свои размещенные в офшорах капиталы, то какой резон инвестировать иностранцам? К тому же в те сектора экономики, в которых финны традиционно сильны, вкладывать в России весьма затруднительно. Взять ту же деревообрабатывающую и целлюлозно-бумажную промышленность. Здесь в России продолжается интенсивный передел собственности; так что финны пока только присматриваются, не рискуя внедряться в этот сектор. Тормозящие бизнес процедуры оформления грузов на границе, плохие дороги и преступность, помноженная на повсеместную коррупцию, также препятствуют приходу финского капитала в российскую экономику.

Недавно Юкка Хаермаелае, глава крупнейшего в Европе производителя бумаги Stora Enso Oyj, заявил, что готов инвестировать в Россию сотни миллионов долларов. Но лишь после того, как в нашей стране укрепится законодательство в области защиты прав собственника и инвестиций.

Так думают и многие другие финские предприниматели.