Абсурд в массы

Культура
Москва, 11.11.2002
«Эксперт» №42 (348)
Театр Et Cetera отпраздновал свой 10-летний юбилей двумя премьерами. Интеллектуальные пьесы "Игра снов" и "Последняя запись Крэппа" сбивают с толку и зрителей, и актеров. Первым зачастую не хватает эрудиции, вторым не всегда удается играть не по Станиславскому

Выбор пьес, открывающих юбилейный сезон в Et Сetera, отличается редкой изысканностью. Режиссер Григорий Дитятковский поставил "Игру снов" - эта пьеса, по праву считающаяся самым загадочным произведением Августа Стриндберга, в России не ставилась ни разу. А грузинский классик Роберт Стуруа сделал для Александра Калягина моноспектакль по "Последней ленте Крэппа" (в театре ее назвали "Последняя запись Крэппа"). Мрачный монолог Беккета в советские времена не ставился вовсе, а в постсоветские если и шел, то без большого успеха. Однажды его сыграл Армен Джигарханян - однако лавров не снискал.

Поражает откровенно некоммерческая направленность новых спектаклей Et Cetera. В то время, когда все большие сцены столицы наперегонки ставят драматическую халтуру, второпях делая кассу, худрук Et Cetera Александр Калягин занимается чистой воды культуртрегерством. Смелости творческих экспериментов, которые он проделывает над публикой, мог бы позавидовать сам Анатолий Васильев. Неужели Калягин и впрямь надеется подсадить гостей столицы, делающих шопинг на Новом Арбате перед тем, как пойти в его театр, на философскую драматургию?

Не приходя в сознание

Конечно, Калягин слишком опытный театральный бизнесмен, чтобы не подстраховаться. Оба новых спектакля весьма гуманны по продолжительности - "Игра снов" идет чуть меньше двух часов, "Крэпп" - чуть больше часа, и оба без антракта. Ряды кресел в театре Et Cetera очень длинные, ни один приличный зритель не пойдет по ногам соседей к выходу во время спектакля. Так что публика досидит до финала как миленькая.

Но зато пока идет спектакль, душа зрителя будет трудиться так, что мало не покажется. Для того чтобы в полной мере насладиться "Игрой снов", ему потребуется немало знаний из области метафизики, индийской мифологии и европейской живописи. Неплохо бы перед спектаклем освежить в памяти еще и Юнга. Можно перечитать "Игру снов", которая в Et Cetera идет в сильно сокращенном варианте. А самое главное - познакомиться с творчеством Роберта Уилсона. Год назад он показывал в Москве свою "Игру снов", и она произвела неизгладимое впечатление на питерского режиссера.

Дитятковский создал галлюцинаторно-прекрасные живые картины, сочинил мизансцены, которым позавидовали бы Энгр и Мане. Но, увлекшись визуальным рядом своего спектакля, он как-то позабыл про актеров. А их в театральных школах не учили, как играть символистские пьесы. Они умеют работать только по Станиславскому и, пытаясь изобразить что-нибудь философское, становятся мучительно фальшивы. Текст подают громкими, холодными, театральными голосами. "Игра снов" - отрада для зрения, мука для слуха и забава для ума.

Судороги черепашки

"Последняя запись Крэппа" в сравнении с "Игрой снов" может показаться коммерческим хитом. Главную и единственную роль здесь играет сам Александр Калягин. Режиссер Стуруа украсил вялотекущий поток сознания героя цирковыми номерами. То взлетает к колосникам котелок, то затягивает песенку давно разбитый приемник, то невесть откуда выбирается черепашка и и

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (348) 11 ноября 2002
    Страхование вкладов
    Содержание:
    Слабые гарантии для слабых

    Система страхования банковских вкладов в лучшем случае защитит сбережения самой бедной части населения. Кардинально решить проблему доверия к банковской системе и заинтересовать средний класс в банковских депозитах она не сможет

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Культура
    Реклама