На свой страх и риск

Петр Кирьян
18 ноября 2002, 00:00

Несмотря на потрясения 1995-го и 1998 года, банкиры дружно выступают против любого внешнего вмешательства в рынок межбанковских кредитов

Если вы думаете, что банки выдают кредиты предприятиям только за счет капитала и средств клиентов, то ошибаетесь. Для кредитования клиентов у банков часто не хватает срочных ресурсов, и они активно перекредитовываются друг у друга. Как правило это межбанковские кредиты на срок до трех дней на пополнение оборотных средств банка. Оборот рынка межбанковского кредитования (МБК) достигает полутора миллиардов долларов в день, а это более половины суммарного оборота валютного рынка.

Межбанк - рынок "для своих". Это не биржа, банки здесь не пользуются едиными программами и не выдумывают кодексов поведения участников рынка (негласно они и так существуют). Какой-то единой оптимальной модели поведения на рынке не существует и, по мнению ряда банков, быть не может. Одни банки кредитуются напрямую, другие ищут партнера в лице банка первой тридцатки или специализированной брокерской конторы, третьи создают собственные расчетные системы.

Со стороны рынок выглядит информационно закрытым. Редкий всплеск интереса к нему у непрофессионалов провоцируют только громкие новости о банкротствах, как в случае с Инвестиционной банковской корпорацией - крупным заемщиком на межбанке, который весной нынешнего года лишился лицензии. В частных беседах трейдеры, может, и назовут еще несколько рисковых банков, но зачастую они сами заинтересованы в существовании таковых. Ставки по кредитам в рисковых банках выше, чем в среднем по рынку, да и кредиты они берут регулярно.

Нынешнюю физиономию рынка МБК не понять, если не знаешь его истории.

Тест на выживание

Всерьез о рынке МБК можно говорить начиная с середины 90-х. До этого момента активные сделки вели только банки, оснащенные системой Reuters. Именно в тот период выделились "длинный" и "короткий" межбанковские рынки. По системе Reuters заключались "короткие" сделки - сроком один-три дня. По договорам - на срок от семи дней до полугода. Ставки на рублевом рынке в то время достигали 200% годовых. А вот привлечь денежные средства в валюте было сложно. Рынок МБК в те времена был "двухэтажным". Первый эшелон - крупные банки, которые кредитовали друг друга по одним ставкам. Второй - средние и мелкие банки, которые получали кредиты от крупных по более высоким ставкам, а вот размещать ресурсы в крупных банках они могли по более низким ставкам, чем при торговле деньгами между собой. объем межбанковского кредитования рос гигантскими темпами. Кредиты, полученные на межбанковском рынке, доминировали в банковских пассивах.

В августе 1995 года разразился кризис рынка МБК - вызвал его острый дефицит ликвидности у ряда ключевых операторов. Разрыв цепочки платежей привел к массовой неплатежеспособности некоторых крупных участников межбанковского рынка. Это закономерный итог той политики, которую проводили банки. Во-первых, многие кредитные организации не считали необходимым формировать достаточное количество денежных средств в ликвидной форме. Во-вторых, даже крупные банки насколько могли пользовались привлеченными на межбанковском рынке средствами для фондирования и кредитных, и инвестиционных, и расчетных операций, да и просто для пополнения оборотных активов. В-третьих, если у банков тогда и были концепции лимитной, кредитной политики и политика управления рисками, то были они либо в мыслях, либо в черновом варианте. Кредитовали многих и в больших объемах. Чем крупнее и именитее был заемщик, тем больше денежных средств готов был пожертвовать на его финансирование банк. Неудивительно, что в такой ситуации крупный неплатеж мог легко спровоцировать (и провоцировал) потерю ликвидности.

С 1996 года на рынке на регулярной основе стали работать крупные коммерческие банки: они располагали средствами корпоративных клиентов, которыми и рисковали на МБК. И рынок МБК использовался банками для краткосрочных займов - "на покрытие разрывов", а зарабатывали же в основном на рынке государственного долга и на валютном рынке.

Чистилище девяносто восьмого

Но уже в конце 1997 года на рынке МБК стали возникать проблемы. Большие заимствования в иностранной валюте конвертировались и шли на покупку государственных рублевых долговых обязательств, доходность которых была в тот период очень высокой. С одной стороны, банки не хотели жертвовать возможностью заработать на сверхдоходном финансовом инструменте, с другой - необходимо было выплачивать долги по займам и пополнять залоги по ним. "В девяносто восьмом году возникли трудности: банки поняли, что занимают на слишком короткие сроки, что должны много выплачивать по займам и что им придется рефинансировать долги", - вспоминает Мишель Перирэн, председатель правления ЗАО "Раффайзенбанк Австрия". Из-за того что банки привлекали западные кредиты в валюте и вкладывались в рублевые инструменты, они принимали на себя большой валютный риск. И страховали его значительными форвардными валютными контрактами.

Но тут случился кризис 1998 года - и рынок МБК парализовало. По воспоминаниям г-на Перирэна, его банк, как и многие другие, в тот период внимательно изучал свой баланс, уточняя, кто, кому и сколько должен. Банки оказались в колоссальных убытках из-за падения рубля - валютные риски сыграли злую шутку. А ГКО на тот момент уже были заморожены. И свободных активов в рублях было явно недостаточно для того, чтобы конвертировать их по новому, более высокому курсу и возвращать валютные долги.

В кризис пострадали не только российские банки, которые не смогли выстоять и были ликвидированы, но и иностранцы, которых подвели даже надежные российские контрагенты (с международными рейтингами).

Жизнь после смерти

Затишье длилось больше года. Рынок ожил только в начале 2000 года - тогда активизировались не только крупные банки, у вновь созданных и раскручиваемых банков возникла необходимость в более доходных операциях, нежели остаток на корреспондентском счете в ЦБ или западном банке. Часть банков "поднялась" на экспортной выручке предприятий-клиентов - это банки, обслуживающие нефтяные компании, например, "Петрокоммерц" или Газпромбанк. Они на рынке МБК размещали больше средств, чем заимствовали, и постепенно стали "донорами". Но были и те, кто активно кредитовал промышленность и кому нужно было бороться с "разрывами баланса". Они стали "реципиентами".

Заемщиками и кредиторами на рынке МБК могут выступать и крупные банки первой десятки, и небольшие региональные кредитные организации. Основными игроками из года в год остаются одни и те же: Внешэкономбанк, Сбербанк России, Газпромбанк, Доверительный и инвестиционный банк, Росбанк, Банк Москвы, МДМ, ММБ, "Петрокоммерц", Сургутнефтегазбанк, Транскредитбанк, Альфа-банк и банк "Зенит". Своим положением на рынке они обязаны клиентским остаткам. Работают эти банки и с мелкими кредитными организациями, которые размещают у них свободные ресурсы или привлекают средства под залог активов. Из "дочек" иностранных банков на МБК работают прежде всего Раффайзенбанк и ИНГ-банк.

По поведению на рынке МБК его участников сегодня можно разделить на три группы. Банки первой группы - это маркет-мейкеры, универсальные игроки: они работают друг с другом на основе двусторонних договоров, кредитуют банки по залог высоколиквидных активов (например, ОФЗ) и могут выступать в роли агента по поиску средств для банков-партнеров. Банки второй группы, напротив, только активно ссужают средства. В третьей группе - банки, которые в большей степени заимствуют денежные средства на МБК.

"Некоторые мелкие банки проводят консервативную кредитную политику и часто выбирают пять-шесть банков, которым доверяют управление своими средствами", - говорит директор казначейства Моснарбанка Михаил Зайцев. Уточним, не только мелкие банки-заемщики стали аккуратнее привлекать кредиты, но и все участники рынка МБК стали в последнее время осторожнее обращаться с клиентскими средствами. Дальнейшее развитие "срочного" рынка МБК напрямую связано с появлением у банков "длинных" денег.

Удел братьев меньших

Отдельный сегмент рынка МБК формируют небольшие и средние региональные банки. Им работать через крупные банки неудобно, потому что те ссужают деньги дороже, чем они стоят на открытом рынке. Брокерские конторы, которые могли бы помочь небольшим банкам, не спешат стать их агентами из-за малых объемов операций. "Это не дискриминация, нельзя обвинить крупные банки в том, что они зарабатывают на небольших кредитных организациях, однако их клиенты как правило предоставляют высоколиквидный залог и могут рассчитывать на большее", - считает заместитель председателя правления Оргрэсбанка Алексей Волков. Год назад этот банк вместе с партнерами организовал некоммерческое партнерство "Межбанковская расчетная система" (НП МРС). Партнерство действует по принципу биржи. Его участники - на сегодняшний день это более восьмидесяти банков - пользуются единой программой, которая позволяет проводить торги. "Работа строится, как на бирже, есть колонка заявок на привлечение средств и колонка заявок банков на размещение средств. Как только предложение и спрос совпадают, то совершается сделка", - говорит Алексей Волков. Организатор и администратор этих торгов Оргрэсбанк, он предоставляет программное обеспечение, выступает держателем залога под кредиты и проводит расчеты по окончании торгов. Небольшим банкам работать через такую систему выгодно по нескольким причинам. Во-первых, банки работают по принципу удаленного доступа, для получения денег не надо открывать дополнительные офисы или вести телефонные переговоры. Во-вторых, банки одновременно получают доступ ко всем участникам системы, что увеличивает их шансы быстро найти деньги. Никаких особых обязательств участники системы не несут, они могут заключать сделки и на открытом рынке, работая с теми же крупными банками.

Дальнейшее развитие НП МРС будет связано с выходом на рынки стран СНГ. Уже сегодня в нем участвуют банки Украины, которым выгодно работать не напрямую, а через торговую систему.

Очередь за синдикациями

Межбанк - не следует воспринимать как этакий банковский междусобойчик. Работая по МБК, банки научились быстро искать средства для своих клиентов, и в последнее время крупнейшие из участников этого рынка стали лид-менеджерами в "смежной области" - в привлечении синдицированных кредитов из-за рубежа для своих клиентов. В 2002 году к этому механизму обращались такие крупные банки, как Альфа-банк и "УралСиб". Организатором синдикаций, как правило, выступает иностранный банк, а соорганизатором один из российских банков.

Популярность синдицированных кредитов, считает Мишель Перирэн, объясняется тем, что эта форма заимствования проста и удобна. Для выхода на зарубежные рынки банкам проще было бы использовать такой инструмент, как евробонды (собственные облигационные выпуски). Однако сейчас большинству банков выпускать евробонды невыгодно. Во-первых, после кризиса инвесторы настороженно относятся к займам российских банков в сотни миллионов долларов, предпочитая ссужать не больше нескольких десятков миллионов. Во-вторых, российским банкам практически не удается привлечь деньги на долгий срок (причина - в недоверии к российским заемщикам). Единственный пример долгосрочного заимствования - Газпромбанк, в этом году он выпустил пятилетние еврооблигации.

Синдицированный кредит на полгода или год можно организовать в течение нескольких месяцев. Банки-кредиторы делят риски между собой. "В России более популярны связанные кредиты, когда деньги идут на конкретные проекты или известным клиентам банка. Однако есть и несвязанные кредиты, когда банк сам решает, как ему распорядиться средствами", - считает Михаил Зайцев из Моснарбанка.

В течение ближайших лет эксперты ожидают роста объемов синдицированного кредитования. Участники рынка ждут, что инвесторы начнут больше доверять российским заемщикам, которые до августа 1998 года привлекали синдицированные кредиты на сотни миллионов долларов. "Как быстро будет расти рынок синдицированных кредитов - во многом именно вопрос доверия", - считает Мишель Перирэн из Раффайзенбанка.

Потенциальными соорганизаторами синдицированных кредитов могут выступать не только банки первой тридцатки, которые хорошо известны в России и за ее пределами, но и региональные банки, и кэптивные банки. Их клиенты нуждаются в заемных средствах, но зачастую не могут организовать выпуск собственных облигаций: останавливают и дороговизна самой процедуры, и требование максимально раскрыть информацию о составе собственников и реальных доходах бизнеса.

Не надо вмешиваться

Развитие рынка МБК на ближайшие несколько лет будет определять рост капитала банков: чем больше у банка свободных средств, тем больше его обороты на МБК. На рынке по-прежнему будут доминировать банки, где концентрируются деньги нефтяных компаний и естественных монополий, прежде всего "Газпрома" и РАО ЕЭС. "Эти крупные клиенты останутся у российских банков, и их средства будут влиять на рынок. Иностранные не могут претендовать на эти деньги, поскольку естественным монополиям запрещено размещать свои средства в иностранных кредитных организациях", - говорит Михаил Зайцев.

Идея организовать общую торговую площадку вряд ли будет реализована. "Дело в том, что биржевая торговля подразумевает ограничения: придется нести общие риски по неисполнению обязательств, работать по единым правилам и так далее. Традиционно этот рынок очень демократичный и живой", - заявили "Эксперту" в "УралСибе". Практика регулирования рынка через двусторонние договоры, судя по всему, сохранится - на рынке МБК деньги выдаются быстро и на короткий срок, а все споры банки улаживают между собой.