Одного завода хватит

Андрей Виньков
18 ноября 2002, 00:00

Владельцы Объединенной металлургической компании (ОМК) не видят выгод от слияний с трубниками и в ближайшие три года воздержатся от выхода на фондовый рынок

Недавнее появление на бизнес-олимпе Объединенной металлургической компании стало событием знаковым. Консолидировав предприятия главным образом последней стадии металлургического передела, ОМК сумела увеличить совокупную выручку своих заводов до миллиарда долларов и попала в список ста крупнейших компаний России. Кроме того, ей удалось осуществить ряд сверхрезультативных инвестпроектов в несырьевых отраслях, и даже не на сверхсовременных металлургических предприятиях. И всем стало очевидно, что высокий передел в металлургии очень рентабелен.

Вот лишь несколько примеров. Выксунский металлургический завод (ВМЗ), одно из старейших металлургических предприятий России, несмотря на свой огромный потенциал, в конце 90-х оказался практически на грани остановки. Инвесторов, вероятно, отпугивало перепроизводство на трубном рынке. ОМК это не смутило. Менеджеры изменили систему управления на предприятии и модернизировали производство. В результате через год после вхождения в состав компании ВМЗ увеличил объем производства труб более чем втрое. Сегодня это предприятие - лидер трубного рынка (см. график), а также крупнейший поставщик колес для железнодорожных составов. Другой пример - покупка ОМК Щелковского металлургического завода (ЩМЗ). Он был уже банкротом, но ОМК, вложив немалые деньги, превратила ЩМЗ в уникальное предприятие. Теперь это один из десяти существующих в мире производителей прецизионной стали для кинескопов.

Успешные проекты ОМК привлекли в ее стан новых партнеров. В состав компании решил войти Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ) - второй по величине в России. В результате этого слияния в начале прошлого года ОМК достигла пика своего могущества - ей принадлежало почти 40% рынка. С учетом выручки ЧТПЗ объем реализации ОМК в 2001 году составил чуть менее 1 млрд долларов.

Вскоре после установления партнерства с ЧТПЗ ОМК заявила еще об одном альянсе. На этот раз - с меткомбинатом "Северсталь". Партнеры намеревались вступить в борьбу с Нижнетагильским меткомбинатом за заказы "Газпрома" по поставкам труб большого диаметра. Оба объединения были нацелены на выход на новые рынки сбыта.

Но, похоже, эти слияния оказались преждевременными. ЧТПЗ вышел из состава ОМК, а совместный проект с "Северсталью" был свернут - "Газпром" не может точно определиться, сколько труб ему понадобится в ближайшие годы.

Казалось бы, в ОМК неосуществление масштабных планов (производственным ядром компании остался Выксунский металлургический завод) воспримут с унынием. Однако такой поворот событий в ОМК посчитали не только не страшным, но даже весьма благоприятным. По мнению основного акционера и председателя совета директоров ОМК Анатолия Седых, оставшиеся у компании активы обладают огромным потенциалом, который нельзя было раскрыть в ущерб другим участникам группы.

Еще не время

- ОМК создавалась на ассоциативной основе, то есть без покупки или обмена акций?

- Нет, мы консолидировали собственность, просто не сделали это с Челябинским трубопрокатным заводом.

- В результате вы расстались с ЧТПЗ, и слияния не получилось?

- В трубной отрасли слияния не всегда экономически оправданы. На наш взгляд, целесообразнее концентрация производства в рамках одного предприятия, особенно если у него большой потенциал. Это и подтвердил опыт объединения с ЧТПЗ.

- А почему сейчас акционеры ОМК отказываются от оперативного управления на всех предприятиях компании и в корпоративном центре?

- Мы решили разделить функции стратегического и оперативного управления. Для оперативного управления мы пригласили высококлассных специалистов. У ОМК сейчас новый директор, новые менеджеры во главе заводов. А акционеры работают в составе совета директоров, определяя стратегию компании.

- Рано или поздно ОМК ведь все равно захочет расширяться в трубном бизнесе?

- Нам очевидно, что при имеющемся спросе Выксунский метзавод и Альметьевский трубный могут нарастить свою долю на российском рынке до тридцати процентов. Ведь на самом деле ни к одной компании и ни к одному заводу сегодня доля рынка четко не привязана. Если завтра кто-то предложит продукцию более дешевую и качественную, сразу произойдет перераспределение долей. ОМК в данном случае повезло. ВМЗ - самое сбалансированное по потенциальному сортаменту российское трубное предприятие. Завод производит трубы, которые хорошо продаются. Именно поэтому мы сконцентрируем главные усилия в Выксе.

Не для продажи

- Теперь все оставшиеся в ОМК заводы вам подконтрольны?

- Приблизительно восемьдесят процентов акций принадлежит единой группе акционеров по всем предприятиям.

- Чтобы укрепить свой бизнес, вы не собираетесь переходить на единую акцию?

- Я не вижу синергетического эффекта от того, что Выкса перейдет на единую акцию вместе с Чусовским метзаводом (также входит в ОМК. - "Эксперт"). Это немножко разные бизнесы. В рамках трубного производства переход возможен, а в рамках всей компании это нецелесообразно.

- Для того чтобы бизнес развивался, вам, вероятно, придется частью собственности поделиться, то есть капитализировать компанию?

- Обеспечить рост капитализации - задача, безусловно, важная, но для нас пока это дело будущего. Капитализация дает возможность привлекать деньги с рынка под более низкие ставки, чем через финансовые институты (банки, облигационные займы и прочее). Но за это приходится расплачиваться своей собственностью. Привлеченные таким образом ресурсы будут для нас очень дорогими. Вообще, когда бизнес испытывает бурный рост, стоит опираться не на фондовый рынок, а на заемные ресурсы. У нас есть ощущение, что мы находимся в периоде интенсивного роста. Наша продукция рентабельна и дает хорошую прибыль, поэтому мы не испытываем проблем с открытием кредитных линий. Недавно, например, Сбербанк установил нам долгосрочный лимит в сто десять миллионов долларов.

В компании сейчас разрабатывается пятилетний план развития. Эксперты, которые над ним работают, подсчитали, что года через три мы достигнем оптимального состояния для капитализации бизнеса.

- И кому тогда можно будет "продаться"? Иностранцам?

- Не обязательно. Российские металлурги и так уже богаче своих западных коллег. Вот, к примеру, Arcelor, европейская компания с оборотом почти в тридцать миллиардов долларов, а ее капитализация - на уровне четырех с половиной миллиардов долларов. У нас же у "Северстали" объем выручки - миллиард пятьсот-миллиард шестьсот, а стоит эта компания уже полтора миллиарда долларов.

- Видимо, высокорентабельный бизнес...

- Конечно. Прибыли и рентабельность нашей металлургии выше, чем за рубежом. Да и свободных денег у россиян больше, чем у иностранцев. Те главным образом за собственность предлагают акции вместо "живых" денег. Поэтому сейчас уже началась экспансия в обратном направлении. Вы, вероятно, следите за событиями в отрасли и знаете, что российские металлурги постоянно приобретают активы за рубежом.

- А в трубном бизнесе?

- Это же составная часть черной металлургии. Здесь аналогичная ситуация. Скорее всего, наши компании будут заниматься покупкой заграничных активов. Вы знаете, что ТМК уже купила румынский завод. В принципе мы тоже рассматривали несколько зарубежных вариантов, но они показались нам неэффективными для вложений.

Суета вокруг "Газпрома"

- А с "Альянсом-1420" что случилось?

- Ничего не случилось. Проект "Альянс-1420" (1420 мм - трубы самого большого диаметра для магистральных трубопроводов "Газпрома". - "Эксперт") продолжается на Выксе. Только он разбит теперь на два этапа. Сейчас реализуется первый. Затраты - тридцать миллионов долларов. На них закуплено оборудование, которое является составной частью линии "тысяча четыреста двадцать", но позволяет производить трубы и меньшего диаметра. Весь проект нами оценивается в девяносто миллионов долларов.

Пока что мы приостановили вторую часть. Анализ ситуации в "Газпроме" показал, что реального спроса на новое производство пока нет (см. таблицу). Если сравнить те объемы, о которых заявлял "Газпром", и те, что реально покупал, увидим огромную разницу. К примеру, в прошлом году он заявил о закупках 650 тысяч тонн труб диаметром 1220-1420 миллиметров, а купил 217 тысяч тонн. Из них 103 тысяч тонн - у Харцызского трубного завода, остальные - у европейской компании "Европайп". Харцызск производит трубы с пониженными потребительскими свойствами, а "Европайп" как раз поставляет ту трубу, которую мы намерены заместить нашим проектом. Но это пока немного (около 100 тысяч тонн), да и то большая часть этих труб поставляется по связанным кредитам.

Нам не понятно, как можно при существующем спросе вернуть с прибылью свои инвестиции. Вот когда ситуация прояснится, мы и запустим вторую часть проекта. Для его осуществления нам понадобится полтора года и шестьдесят миллионов долларов. Сумма для нас относительно небольшая, сроки достаточно сжатые. Как только у "Газпрома" появятся большие потребности, мы в кратчайшие сроки готовы будем их удовлетворить. Иначе это просто не окупается.

- Что, нет таких маломощных установок по производству труб?

- В принципе можно сделать установку и малой производительности. Но она не будет рентабельной. Минимальная мощность рентабельного производства - 400 тысяч тонн. Производя 80 тысяч тонн труб, мы оборудование не окупим. От "Газпрома" трубникам, по нашему мнению, нужно одно - твердая оферта в потребности. Не надо никаких гарантий по закупкам, не надо фьючерсов. Пусть он просто объявит, что в 2004 году ему нужно будет столько-то тонн труб, а в 2005-м - столько-то и так далее. И подкрепит эти потребности гарантиями. А уж производители сами оценят свои возможности. Тогда "Газпром" получит цену самую оптимальную. Иначе в условиях неопределенности трубники и металлурги заложат все свои риски в проект по производству труб большого диаметра, а, значит, будут повышать цену. Соответственно, "Газпром" будет покупать в России трубы более дорогие, чем мог бы купить.

- И когда может возникнуть у "Газпрома" потребность в трубах большого диаметра?

- Думаю, что спрос на трубу возникнет тогда, когда "Газпром" станет осваивать новые месторождения. По оценкам экспертов, активная разработка Ямала начнется в 2007-2008 году. На освоение одного ямальского месторождения необходимо более сорока миллиардов долларов. Такие расчеты, к примеру, даются по Бованенковскому месторождению.

- Так как все-таки: производство труб большого диаметра в России будет налажено или нет?

- Будет, конечно. Нужна только интеграция всех участников рынка. Но это в перспективе. А сегодняшний день тоже важен - для будущего. Сейчас Выксунский металлургический - одно из лучших современных российских предприятий, хотя ему и исполняется двести сорок пять лет. Буквально на днях нефтяная компания номер один в мире - "Эксон Мобил" - отдала ВМЗ предпочтение в крупном тендере по проекту "Сахалин-1". Это объективное признание возможностей завода. Мы должны их максимально раскрыть - такова задача сегодняшнего дня.