О вечном

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
18 ноября 2002, 00:00

Такового вокруг нас больше, чем кажется. Например, многим кажется бесспорным, что вечны мздоимство и казнокрадство, в наши дни собирательно именуемые коррупцией (по мне-то, их прежнее собирательное имя - воровство - было точнее, но ныне это слово зарезервировано за более узким кругом деяний). В соответствии с третьим законом Ньютона столь же вечна, по-видимому, и борьба с коррупцией. Вот и на этой неделе Дума рассмотрит в первом чтении закон "О противодействии коррупции", начав тем самым восьмую - а по некоторым подсчетам, так и вообще одиннадцатую! - в нашей новейшей истории попытку что-нибудь в этом роде принять. Трижды (в 1993-м, 1995-м и 1997 году) разные редакции закона о борьбе с коррупцией проходили-таки и Думу, и Совфед, но напарывались на президентские вето - из-за "противоречий с действующим законодательством", "нарушений конституционных прав человека" - и вообще "антирыночности".

Нельзя сказать, что все эти годы были так уж совсем потеряны в смысле борьбы с коррупцией (мы говорим о законотворческом ее аспекте), - накапливался опыт, рос арсенал примеров. Конечно, ничего качественно нового в этой сфере не появлялось если не со времен Ивана IV, то уж наверняка со времен Петра I. Но и современная специфика требовала, конечно, изучения - и это изучение общими силами изрядно продвинулось. Судя хотя бы по экспертному обсуждению проекта, состоявшемуся на прошлой неделе в Совете Федерации, ныне осознаны истины, которые еще несколько лет назад были бы встречены единодушным свистом. Например, та, что об одномоментном искоренении коррупции мечтать не только наивно, но и опасно: разом срезав этот нарост, мы убили бы весь организм. "Газета" приводит слова эксперта фонда "Антимафия" Ю. Голика: "У нас все время взрываются военные склады. А если мы устроим их тотальную проверку, они взорвутся все". Спору нет, к такому выводу теоретик мог прийти и десять лет назад, но общеочевиден он стал лишь сравнительно недавно - когда страна увидела, какими страшными судорогами производства сопровождалось вытеснение бандитов с АвтоВАЗа.

Меня, однако, гораздо сильнее радует все более широкое признание давно пропагандируемого "Экспертом" тезиса, что большая часть российской коррупции совершается по закону. На упомянутом обсуждении в Совфеде замдиректора НИИ при Генпрокуратуре В. Лопатин констатировал: "Каждый новый закон у нас порождает коррупцию" (особенно пикантно, что в числе примеров он назвал бурно рекламируемый пакет законов о "дебюрократизации"). Ну конечно - а мы о чем столько лет говорим? И каждый новый - и огромное количество прежних. Мы постоянно предлагаем анализировать каждый законопроект с точки зрения взяткоемкости - и вот эксперты в Совфеде предлагают принять закон о криминологической экспертизе всех принимаемых правовых актов. Именно так: закон. Охотно поддерживаю - с двумя примечаниями. Во-первых, остро необходимо, чтобы в такой экспертизе непременно участвовали практики, не понаслышке знакомые с обычаями делового оборота. Во-вторых же, принципиально важно, чтобы такое же тестирование на взяткоемкость прошли и действующие акты.

Нарастает согласие и вокруг еще одного важнейшего вывода: законы должны быть как можно инструментальнее и в подавляющем большинстве случаев - прямого действия. Потому что, сколь ни взяткоемки законы, но подзаконные акты, бесконтрольно строгаемые в чиновничьих чащобах, еще гораздо хуже.

Но если обсуждение проблемы стало, кажется, выходить на самую ее суть, то о законопроекте, с которого мы начали, я бы такого не сказал. На мой вкус, он ничем особенным не лучше прежних - сколько бы их там ни было, семь или десять. Такое же благонамеренное пустословие, не сулящее никаких полезных результатов. Так, в первой статье нам долго и не слишком внятно разграничивают, что есть "пассивный подкуп" - и что есть "активный подкуп"; что такое "коррупционный поступок" - и что такое "коррупционное правонарушение" - и что такое "правонарушение, связанное с коррупцией". Все это, спору нет, безумно интересно, но ни в одной из последующих статей выявленные с таким тщанием тонкие и тончайшие различия никоим образом не используются.

Нет, в законопроекте есть и новости. В прежних вариантах не заходила речь о коррупции применительно к таким категориям лиц, как мировые судьи, арбитражные управляющие, аудиторы (привет "Энрону"!), профессиональные оценщики, нотариусы и многие другие, - в перечень попали даже "руководители коммерческих и некоммерческих организаций, выполняющие (вероятно, авторы имели в виду "выполняющих") управленческие функции". Это чрезвычайно мило, конечно, и даже вполне разумно, но с новыми "субъектами коррупции" по проекту точно так же ничего внятного не делается, как и со старыми. Снова либо отсылки к действующему законодательству - либо все новые пирамиды процедур административного контроля. На каждый грамм уничтоженной коррупции подобные пирамиды со стопроцентной неизбежностью породят килограмм новой.

Будет ли этот законопроект принят? Сомневаюсь. Там, где провалилось десять попыток, успех одиннадцатой явно не гарантирован. Достаточно сказать, что на не столь уж давнем этапе работы над законопроектом существовало два отзыва на него из одного и того же правительства: подписанный В. Б. Христенко - одобрительный, подписанный И. И. Клебановым - негативный. На мой-то взгляд, принимать его не надо. Вся возможная польза от него - продвижение в общественном понимании проблемы - вполне достижима и без умножения числа порождающих коррупцию законов.