Уральский хребет страны

Спецвыпуск
Москва, 02.12.2002
Губернатор Эдуард Россель считает, что эффективность созданной в позапрошлом веке российской вертикали управления проверена временем и в дополнительных подпорках не нуждается

"Если вынуть Уральский хребет из России, она развалится" - эти слова были сказаны очень давно, но справедливы и сейчас. Свердловская земля аккумулирует и олицетворяет все сущности России: Европа и Азия, суровый климат и бесконечные богатства недр, могучий экономический потенциал и неустроенность жизни. Типично российское диалектическое противоречие отражено и в топонимике: областной центр носит имя жены Петра Великого, сама же область сохранила верность имени ближайшего соратника Ленина.

Металл, который уже три века добывают и обрабатывают на Урале, вошел и в характер местного населения. Здесь все круче, чем везде. Ни от кого рабочий класс не претерпевал таких мук, как от Демидова и других представителей русского бизнеса Петровской эпохи, да и последующих. А потому нигде не было столь яростного революционного пролетариата, как на Урале. Если гибель царской семьи была неизбежна, то свершиться она должна была именно в Екатеринбурге. И, наверно, нигде бандитская война за передел собственности в новой России не достигала такого ожесточения, как здесь.

Первые демидовские пушки навеки определили специализацию края - оборонка. И эта специализация едва не стала роковой в смутные годы перехода от социализма к рынку. Свердловской области, благополучие которой всецело зависело от госзаказа, было труднее всех, когда этот госзаказ исчез. Сегодня же темпы промышленного роста и доходов населения здесь значительно превышают общероссийские показатели. Что произошло? Именно таким был первый вопрос корреспондента "Эксперта" Эдуарду Росселю - человеку, который возглавляет область с 1991 года.

- Тяжело вспоминать те первые годы. Мы были брошены государством, на которое работали. Вот ко мне в то белое здание женщины приходили с детьми - забери, кормить нечем. Когда закрыли один военный завод, шестьсот женщин пришли требовать помощи. А шахтеры СУБРа (Северо-Уральский бокситовый рудник. - "Эксперт")? Там шахтеры, десять тысяч человек, вышли на площадь, десять тысяч пьяных молодых мужиков без работы. Город остановлен полностью, шахты закрыты, люди зарплату не получают, и десять тысяч мужиков меня и все власти посылают на три буквы и на пять. Я с ними четыре часа говорил, стоял на трибуне весь взмокший, я объяснял им, каким путем мы пойдем, что будем делать и обещал, что мы выйдем из этого положения...

- И что вы им говорили?

- Я говорил то, что мы потом и сделали. Во-первых, добились открытия области. Сейчас мало кто помнит, что Свердловская область была вся закрыта для иностранцев. А без открытости внешнему миру нечего делать в рыночной системе - тем более в отсутствие государственного заказа и государственной помощи. Дальше - конверсия и экспорт, приватизация, малый и средний бизнес...

- Начнем с ВПК?

- Когда стало понятно, что серьезных военных заказов от государства не предвидится, мы создали в администрации рабочую группу, которая стала изучать возможности предприятий ВПК по выпуску гражданской продукции - но не примитива, а серьезных вещей. Подключили ряд министе

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №45 (351) 2 декабря 2002
    Россия-европа-сша
    Содержание:
    Слегка полноватое НАТО

    Реального противника у Североатлантического альянса нет, и он превращается в политический клуб по преодолению кризисов в отношениях Европейского союза и США

    Разное
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Наука и технологии
    Реклама