Алхимия или схоластика?

Экономика и финансы
Москва, 02.12.2002
«Эксперт» №45 (351)
Причинно-следственная связь между курсом и динамикой выпуска все же существует. Только она бывает как положительной, так и отрицательной - в зависимости от стадии бизнес-цикла и долгосрочных тенденций изменения предельной производительности капитала

Связь между динамикой обменного курса и ростом экономики действительно слишком изменчива, чтобы ее можно было однозначно зафиксировать, оперируя только лишь голой статистикой. Экономическая история богата как фактами, когда девальвация сопровождалась хозяйственным ростом (самый яркий и близкий нам пример - Россия, 1998-1999 годы), так и противоположными свидетельствами - когда она провоцировала ускорение общеэкономического спада (Россия, 1994-1995 годы; Индонезия 1997-1998 годы; Аргентина, 2002 год).

Какой вывод из этой противоречивой картины делают уважаемые авторы? Они просто отбрасывают гипотезу о наличии причинно-следственной связи между курсом и выпуском и принимаются за поиск других, по их мнению, более фундаментальных причин - так называемых шоков, вызывающих реакцию хозяйственного организма и в виде изменения реального курса национальной валюты, и в виде ускорения либо снижения роста, причем в самых разных комбинациях.

Что же авторы именуют шоками?

Шок первый: отток капитала. Однако совсем не очевидно, что определяющими факторами оттока капитала являются политическая и бюджетная стабильность, а не реальный курс рубля. Авторы ссылаются на соответствующий статистический анализ, но я подозреваю, что он был выполнен на стационарных участках траектории изменения валютного курса. Когда же происходит шоковая многократная неуправляемая девальвация, то именно она является важнейшим катализатором и политических катаклизмов, и резкого усиления оттока капитала.

Еще одним фундаментальным шоком авторы считают изменение реальных, то есть дефлированных индексом цен, тарифов естественных монополий. Совершенно справедливо, что в России их величина по сей день не определяется рынком, а регулируется государством. Но ведь регулируется именно и только номинальная величина тарифов. А реальная величина тарифов складывается в результате взаимодействия номинальных регулируемых тарифов и рыночной динамики внутренних цен, которая, в свою очередь, изрядно зависит от перепадов валютного курса. Таким образом, считать изменение реальных тарифов естественных монополий первичной, независимой от динамики валютного курса переменной, если мы не хотим впасть в модельно-лабораторную схоластику, по меньшей мере странно.

Не менее дискуссионен вопрос о том, в какой мере рост российского нефтяного экспорта в 1999-2000 годах был результатом изменения порядка госрегулирования отрасли (процедур доступа к экспортной "трубе" и балансовых заданий по поставкам на внутренний рынок), а в какой - следствием резко подскочившей рентабельности экспорта. Причем сам рост рентабельности экспорта был вызван и девальвацией рубля, и ростом мировых цен на продукцию ТЭКа. В какой пропорции - предмет отдельного статистического исследования.

Закончим утомительное перечисление наших сомнений. Отмотаем ленту логических умозаключений назад и нажмем кнопочку "Play". Взаимосвязь курса и выпуска, без сомнения, существует. И даже причинно-следственная. И это вполне укладывается в причудливую картину реальных

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №45 (351) 2 декабря 2002
    Россия-европа-сша
    Содержание:
    Слегка полноватое НАТО

    Реального противника у Североатлантического альянса нет, и он превращается в политический клуб по преодолению кризисов в отношениях Европейского союза и США

    Разное
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Наука и технологии
    Реклама