С финансами "газпрома" все в порядке

Дмитрий Сиваков
23 декабря 2002, 00:00

Разработка детальной финансовой модели "Газпрома" позволяет решать основные проблемы газовой монополии. Так считает главный финансист "Газпрома", заместитель председателя правления компании Борис Юрлов

- В этом году "Газпром" должен был выплачивать порядка 7,5 миллиардов долларов. Насколько я понимаю, это пиковая долговая нагрузка на компанию. Как вы эту проблему решаете?

- На самом деле в 2002 году мы должны были выплатить, это точная цифра, 281,8 миллиарда рублей, то есть 8,9 миллиарда долларов. Это совокупные обязательства компании и первоочередные платежи.

- Вот это да. Это же треть от всей выручки компании за нынешний год.

- Сумма действительно большая. Однако никаких сбоев по выплатам, даже технического характера, не было и не будет.

- А не окажется ли, что теперь пик выплат придется на 2003 год?

- Пик мы уже прошли. Он действительно должен бы быть в 2003 году, но он получился в 2002-м: мы, хорошо изменив структуру долга, сгладили график выплат. В 2003 году мы поставили перед собой задачу сократить выплаты на 3 миллиарда долларов путем реструктуризации долга и резкого уменьшения краткосрочных заимствований. По проекту бюджета, который мы представили в правительство, выплаты в будущем году составят 200,7 миллиарда рублей, а это только 15,6 процента от всей годовой выручки. Вот эта цифра стала уже для нас приемлемой.

- А какова сейчас общая сумма накопленного долга?

- Сумма балансовых обязательств "Газпрома" составляет 14,7 миллиарда долларов.

- Не получится ли так, что сейчас с долгами вы разобрались, а через три года проблема появится вновь?

- Вопрос перекредитованности "Газпрома" в целом является, пожалуй, одним из самых принципиальных. Чтобы ответить на него, рассмотрим стандартный коэффициент - отношение чистого долга компании к EBITDA (прибыль компании до уплаты налогов, выплаты процентов, амортизации; по сути, кассовый доход. - "Эксперт"). Это показатель потенциальной возможности компании покрыть доходом свою задолженность. У "Газпрома" в 2002 году он составит 1,35, но по итогам 2003 года, когда общий долг компании уменьшится до 10,8 миллиарда долларов, мы выйдем на 1,14.

Рекомендуемое же значение - 0,5. Это то, к чему надо стремиться как к идеалу. Давайте посмотрим на мировой опыт. Возьмем те крупные компании, у которых есть большой газовый бизнес. Коэффициент "долг к EBITDA" у British Petroleum составляет 0,47, у ENI - 0,64, у Shell - 0,92.

Мы заложили в свой финансовый план достичь 0,5 к 2006 году.

- Получается, что вы планируете свои базовые финансовые показатели на пять лет вперед?

- Мы планируем их на восемь лет вперед, до 2010 года включительно.

Принцип простой. Если ты знаешь поток своей выручки по годам, ты можешь построить финансовую модель компании и управлять этой моделью. А в "Газпроме" ежегодные поставки в Европу 130-140 миллиардов кубометров газа законтрактованы вплоть до 2025 года. Само собой напрашивается сделать финансовую модель работы компании. Впервые такая работа была нами проделана.

Эту многофакторную модель мы создавали в течение четырех месяцев, с привлечением нескольких групп специалистов, в том числе из Центрального экономико-математического института. Модель включает в себя балансы, отчеты о прибылях и убытках, о движении денежных средств. Детально посчитана чувствительность финансов "Газпрома" в зависимости от колебаний цен на газ внутри страны и на зарубежных рынках, в зависимости от бюджетов инвестиционных программ, от степени сокращения затрат и тому подобного. Это факторный анализ в десятках разрезах.

Впервые введен показатель бюджетной эффективности компании - прежде всего по налогам (примерно 180-200 миллиардов рублей ежегодно) и дотированию коммунальной сферы (это еще примерно 25-30 миллиардов рублей). Нужда в нем понятна, ведь государство - основной акционер.

- А нельзя ли подетальнее ознакомиться с теми результатами, которые получились при анализе этой модели финансов "Газпрома"?

- Я думаю, что сначала с ними должно ознакомиться правление компании и правительство. Тем не менее кое-что прокомментировать я могу.

2002 год был для "Газпрома" с точки зрения финансов достаточно тяжелым и принципиально важным. И не только по выплате долгов, а еще и с точки зрения финансирования добычи газа, реконструкции газотранспортной системы и резкого, почти на четверть, падения цен на внешних рынках.

2003 год будет для компании не менее тяжелым и не менее принципиальным, но по другой причине. Мы сейчас стоим на пороге решений, масштабы которых существенно значимее, чем наши сегодняшние дела. Имеется в виду освоение Ямала, строительство Северо-Европейского газопровода, реализация китайского проекта. Кроме того, перед нами стоит задача роста капитализации компании. Мы должны начать двигаться вперед. Финансовая модель компании - это база для дальнейшего развития "Газпрома".

Газ, который дорожает

- Эта финансовая модель - еще и одно из обоснований повышения цен на газ на внутреннем рынке?

- Мы ее создавали не для того, чтобы повышать цены на газ, а для того, чтобы у нас не было проблем с ликвидностью, и для управления прибыльностью компании.

А по поводу цен скажу, что сейчас финансы "Газпрома" слишком сильно зависят от поставок газа на внешний рынок - это 76,6 процента всей выручки. Чтобы избавиться от излишней чувствительности, мы должны шаг за шагом подтягивать внутренние цены к мировым. Хотя бы для того, чтобы обезопасить себя от пессимистических вариантов развития ценовой конъюнктуры: те тенденции, которые есть по спотовой торговле, по свободному рынку в Европе, могут привести к падению цен. Это не значит, конечно, что сразу возникнут проблемы с ликвидностью, с платежеспособностью. Это значит, что нам придется ограничивать свои инвестиционные программы, а это крайне нежелательно.

- А может, все-таки для начала лучше было продать что-нибудь из непрофильных активов? Или заняться сокращением издержек?

- То, что за наши так называемые непрофильные активы можно выручить значимые для нас деньги, - это вообще преувеличение. Кроме того, продать быстро - значит продать по бросовым ценам. Для любого актива необходимо провести предпродажную подготовку, увеличить его рыночную цену. На это требуется время.

А с издержками ситуация следующая. Впервые мы сделали программу сокращения затрат в рамках стратегического управления затратами и рентабельностью предприятия. Эта теория широко известна в мире, она является одним из основных способов управления крупными корпорациями. В рамках этой программы в следующем году издержки будут снижены на 42,9 миллиарда рублей (в 2002 году - на 2,2 миллиарда рублей). И это будет не просто формальное сокращение издержек путем балансовых манипуляций. Это реальные деньги, которые будут реинвестироваться.

- Даже эта информация не дает возможности оценить адекватность издержек "Газпрома". А не решаете ли вы ваши проблемы за счет потребителей - путем повышения внутренних цен на газ? Может, цены на газ просто индексировать по инфляции?

- Как это индексировать, когда продажа газа внутри России - убыточный бизнес? Мы и так кредитуем своих подрядчиков и потребителей через дебиторскую задолженность. Не получая эти средства вовремя, мы вынуждены выходить на большие объемы заимствований и ухудшать тем самым свое финансовое положение. В этом смысле дебиторка - одна из болевых точек "Газпрома", и мы сейчас ею активно занимаемся. В планах на 2003 год - возврат долга Украины, Молдавии, Белоруссии и так далее в размере 30 миллиардов рублей. И это не балансовое уменьшения дебиторки, а именно живые деньги, которые мы должны "вытрясти" из должников.

Среди неплательщиков есть еще бюджетные потребители газа. Парадоксальная ситуация: мы не платим налог на прибыль, потому что мы убыточны внутри страны. По нашим расчетам, повышение цен на газ внутри страны на 20 процентов даст дополнительных налоговых поступлений порядка 12 миллиардов рублей - это примерно в три с половиной раза больше, чем та сумма, которая потребуется государству, чтобы дотировать бюджетные учреждения после повышения цен на газ.

И потом, не забывайте, что повышение цен на газ до приемлемого уровня - это ведь еще и решение проблемы падающей добычи газа. Мы жестко поставили себе задачу удержать объемы добываемого газа и даже сделать небольшой шажок вперед: в 2003 году планируется добыть 531,7 миллиарда кубометров - примерно на 10 миллиардов кубов больше, чем в этом году. Чтобы обеспечить эту добычу, требуется 188,1 миллиарда рублей капитальных вложений. Часть этих денег будет получена за счет повышения внутренних цен на газ.

Ямал пока подождет

- А что, финансировать крупные инвестиционные программы вроде освоения Ямала тоже будут российские потребители?

- Да нам хотя бы на уровень рентабельности выйти по поставкам на внутренний рынок. Так что ни текущий уровень цен, ни текущий уровень заимствований и капитальных затрат не предполагает таких масштабных инвестиций. Но они-то в перспективе очень нужны. На строительство Северо-Европейского газопровода - 5 миллиардов долларов. На реконструкцию Единой системы газоснабжения - 8 миллиардов долларов. На освоение Ямала - порядка 30-50 миллиардов долларов. И так далее. В следующие двадцать лет потребуется от 80 до 120 миллиардов долларов капитальных вложений. Получается, что нам нужно дополнительно 5-6 миллиардов долларов в год, а может, еще больше, учитывая, например, неравномерность освоения Ямала. Откуда они возьмутся?

Первый источник: рост чистой прибыли компании, прежде всего за счет сокращения издержек.

Второй источник: благоприятное внешнее финансирование. Exxon, Shell, Conaco занимают совсем на других условиях (типичный заем для таких компаний - порядка 3-5 миллиардов долларов на 15 лет под 1,5 процента годовых. - "Эксперт"). Мы хотим достичь того же.

Третий источник: рост капитализации компании. Только в ближайшие годы мы намерены увеличить ее по крайней мере вдвое.

Все резервы будут задействованы.