Мутант имени Пушкина

Культура
Москва, 23.12.2002
«Эксперт» №48 (354)
За последние несколько лет российская театральная жизнь сильно изменилась. О том, как живет и выживает сейчас современный театр, мы беседуем с руководителями Театра имени Пушкина

Еще несколько лет назад всем казалось, что русский театр, который в новых рыночных условиях вынужден был отказаться от привычной со времен Станиславского модели театра-дома, безнадежно гибнет. Однако он выжил. Цены на театральные билеты растут как на дрожжах, зрители исправно несут свои кровные в кассы, аншлаги случаются не только на антрепризных спектаклях с участием звезд.

Кризис, пережитый театром в 90-е годы, не прошел даром. Он встряхнул самые застойные труппы, заставил мутировать самые традиционные театры.

Сегодняшний театр ищет "новые формы" - и в творчестве, и в хозяйствовании. Авангардные эксперименты соседствуют с попытками заново выстроить театр-дом - и все это зачастую на деньги, полученные от полуэстрадных антрепризных шоу.

Типичным театром переходного периода стал Театр имени Пушкина, еще недавно казавшийся одним из самых замшелых в Москве. Его разношерстный репертуар как нельзя лучше отражает хаос, царящий в современном театральном искусстве: полное отсутствие генеральной линии, любовь к деньгам и непредсказуемые вспышки таланта. Здесь мирно уживаются бульварные спектакли Дмитрия Астрахана и сверхинтеллектуальный "Черный принц" по роману Айрис Мердок. Здесь идут громкие хиты вроде "Академии смеха" с Николаем Фоменко и Андреем Паниным, билеты на которые раскупаются за несколько месяцев вперед. И здесь же можно в полупустом зале наблюдать за тем, как исполнители "Ревизора" пытаются утихомирить школьников, шумно скучающих в партере.

Искусство для двоих

Два года назад Театр имени Пушкина возглавил известный режиссер Роман Козак. Худрука отличает редкая разносторонность. Он ставил изощренно психологические камерные спектакли вроде "Чинзано" и одновременно был стахановцем антрепризы, сколотив едва ли не дюжину гастрольных спектаклей, в просторечии именуемых "чес". Этот здоровый эклектизм он принес и в Театр имени Пушкина.

Он приглашает сюда самых разных режиссеров, невзирая на их возраст и творческую ориентацию. Когда по стране прошел слух, что Козак собирается ставить скандально известные "Монологи вагины" американской писательницы Ив Энслер, никто не удивился. От Козака можно ждать и не такого.

- Модель отношений худрук-труппа как-то изменилась с советских времен? Или вы ощущаете себя точно таким же полновластным начальником, как худрук доперестроечной эпохи?

- Совершенно верно. С тех времен ничего не изменилось. Мой контракт заключен с правительством Москвы сроком на два года и строится по традиционной модели. Я художественный руководитель с вытекающими отсюда полномочиями. В мою компетенцию входит и репертуарная политика, и состояние труппы - словом, все, что связано с творчеством.

- Вы позиционируете себя как режиссера-интенданта, приглашающего в свой театр разных постановщиков. Не противоречит ли такой подход русской традиции "театра-дома"?

- Я же приглашаю их не просто так. Я театр-дом приспосабливаю к своему вкусу, к своему видению театрального процесса. На мой взгляд, театр должен быть разнообразным. И в его пространстве могут

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (354) 23 декабря 2002
    Приватизация "славнефти"
    Содержание:
    Одно разочарование

    На аукционе по продаже госкомпании "Славнефть" не было реальной конкуренции, что не позволило ни определить справедливую цену российской нефтянки, ни пополнить бюджет тремя миллиардами долларов

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама