Последняя надежда

Для развивающихся стран, не способных улучшить работу рыночных институтов, укрепить правопорядок и искоренить коррупцию, накопление золотовалютных резервов часто оказывается последним доступным средством стимулирования экономического роста

Упрямый и до сих пор мало исследованный экономистами факт состоит в том, что страны, ускоренно накапливающие золотовалютные резервы, растут быстрее других. Все десять развивающихся стран, которым удалось в 1960-2000 годах добиться повышения ВВП на душу населения на 3% в год и больше, от Ботсваны до Малайзии, увеличили отношение резервов к ВВП за этот период на 10-20, а то и больше процентных пунктов. В последние три года быстро накапливает резервы и Россия: после августа 1998 года резервы Банка России по абсолютной величине выросли вчетверо, превысив 48 млрд долларов, а в относительной оценке резервы выросли с менее 5% ВВП в среднем за 1993-1999 годы до 11,1% в 2000 году и более 14% сейчас.

Существует явная зависимость между темпами экономического роста и темпами накопления валютных резервов, независимо от того, как мерить резервы - по отношению к ВВП или по отношению к импорту. Статистический анализ показывает, что эта связь очень устойчива и сохраняется даже тогда, когда принимаются в расчет и другие традиционные факторы экономического роста: доля инвестиций в ВВП, исходный уровень хозяйственного развития (ВВП на душу населения), темпы роста населения. Причем, что крайне важно, зависимость эта действует только для развивающихся стран, а в развитых, богатых странах не просматривается.

Накопление резервов ведет к снижению не только номинального, но и реального валютного курса в сравнении с равновесным, поскольку повышение цен на товары, не являющиеся предметом международной торговли (non-tradables), не поспевает за номинальным обесценением валюты. Периоду быстрого роста, как правило, предшествует значительная девальвация в реальном исчислении. Скажем, в Чили, единственной латиноамериканской стране, сумевшей увеличить ВВП на душу населения более чем на 3% в год в 1975-1999 годах, реальный курс снизился в 1976-1981 годах в два раза. В Китае, рост которого в комментариях не нуждается, реальный курс юаня в период реформ практически непрерывно снижался и в 1988 году был в четыре раза ниже, чем в 1975-м, а затем таким низким и оставался. В Шри-Ланке и Индии, совсем недавно оседлавших конек роста, реальный курс упал вдвое в конце 70-х и в течение 80-х годов соответственно. Бывает, что после значительного понижения реального курса впоследствии, в ходе быстрого экономического роста, он несколько возрастает, как это было в Чили в 1985-1995 годах, оставаясь, однако, ниже первоначального уровня. В целом "экономические скороходы" в течение длительного времени поддерживали заниженный валютный курс.

Россия начала свое независимое существование с очень низкого курса рубля. Согласно недавно пересмотренным данным Мирового банка, которыми мы и пользовались при сравнении разных стран, отношение российских цен к американским составило 14% в 1993 году, затем возросло до 40% в 1996-1997 годах, упало до 17% сразу после кризиса 1998 года и вновь возросло до примерно 25% сегодня.

Случайность, побочный эффект или экономическая политика?

Может быть, связь между накоплением

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (354) 23 декабря 2002
    Приватизация "славнефти"
    Содержание:
    Одно разочарование

    На аукционе по продаже госкомпании "Славнефть" не было реальной конкуренции, что не позволило ни определить справедливую цену российской нефтянки, ни пополнить бюджет тремя миллиардами долларов

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама