Об отсутствии лица

Разное
Москва, 23.12.2002
«Эксперт» №48 (354)

Вы видели пресс-конференцию, данную сразу после продажи "Славнефти" продавцом - председателем Российского фонда федерального имущества В. В. Малиным? Не видели? Много потеряли. Зрелище было - первый сорт. Не часто приходится видеть на лицах людей такое трогательное выражение - робкую надежду на счастье. Г-н Малин смотрел в телекамеры, как мог бы смотреть суслик, только что чудом вырвавшийся из лап юннатов: неужели я все-таки остался в живых? быть не может!

Да и тексты шли первосортные. Г-н Малин радостно докладывал публике, как все замечательно сходится, как сумма, в которую специалисты "честно и объективно" оценили "Славнефть" (то есть три миллиарда долларов), "эквивалентна тем деньгам, которые за нее были уплачены" (то есть 1,86 млрд за 75 процентов): "Если говорить о полной капитализации компании, то, конечно, получается более трех миллиардов - с учетом тех миноритарных долей, которые есть". Клянусь вам, так и сказал (курсив, ясное дело, мой - в знак восторга). И еще так сказал: "За последние две недели мы провели десятки часов репетиций того, что вы сегодня видели в течение пяти минут". Не знаю, каким шрифтом набирать это фантастическое саморазоблачение. Понимал ли он, что говорит? Вряд ли. Да он этого и не скрывал: "Многие из нас еще не сознают того, что произошло; со временем мы все поймем".

Конечно, поймем - чего тут не понять. Произошла даже не столько потеря лица, сколько демонстрация его отсутствия.

Я не разделяю негодования многих коллег по поводу очевидных прорех в чистоте аукционного жанра. Скорее надо возмущаться попытками сделать вид, будто крупная нефтяная компания тупо продается на аукционе. Умные люди везде и всегда "пускают с молотка" ровно те вещи, к дальнейшей судьбе которых равнодушны. "Славнефть" - не пивной ларек и не подтяжки Элвиса Пресли. Государству, если оно хоть на грош вменяемо, не может быть безразлично, кому она достанется, - и добиваться, чтобы ее продажа выглядела как открытый аукцион, означает стремиться к ложной цели. (Вполне, кстати говоря, типичной - здесь и сейчас - ложной цели. Я только что прочел большое интервью А. Б. Чубайса "Газете": добрая половина текста - о том, как реформа РАО ЕЭС подгонялась к запросам миноритарных акционеров. Бог мой, неужели же не ясно, что в проблеме такого масштаба специфические интересы миноритариев в принципе не могут играть заметной роли?)

Поэтому не то главный позор, что китайскую госкомпанию грубо выставили из числа претендентов на победу (хотя и это никак не послужит прославлению русского имени), а то главный позор, что ее приглашали претендовать на "Славнефть" - если власть не была на сто процентов уверена, что ничего не имеет против перехода этих активов в китайские руки. Позор, что - при том же "если" - в Китае проводили road-show; позор, что допустили заявление компании CNPC об ее участии в аукционе в момент визита президента России в Китай. Я рад, что не было телерепортажа о беседе Г. О. Грефа с главой китайской фирмы Ма Фуцаем, после которой - по официальной информ

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (354) 23 декабря 2002
    Приватизация "славнефти"
    Содержание:
    Одно разочарование

    На аукционе по продаже госкомпании "Славнефть" не было реальной конкуренции, что не позволило ни определить справедливую цену российской нефтянки, ни пополнить бюджет тремя миллиардами долларов

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама