Пушка и хохлушка

Искандер Хисамов
27 января 2003, 00:00

Следует ожидать резкого усиления влияния России на политические процессы в соседних странах

"Как же я наставлю пушку на свою жену-хохлушку? Лучше буду я ее любить", - вдохновенно распевает русский Лещенко. На этих словах публика что в России, что на Украине приходит в счастливое возбуждение. Она легко прощает идиотизм текста, не замечает непредусмотренной автором игривой двусмысленности образа пушки в приложении к жене. Все перекрывает идейный пафос.

Двенадцать лет назад три славянские республики наспех расстались, попутно отпустив из Союза всех остальных. Несколько лет отдыхали друг от друга, наслаждались возможностью безвозбранно писать новые учебники истории и открывать собственные посольства, тешили себя надеждой найти в этом мире богатых и добрых друзей взамен тех, бедных и злых. Этот сон кончился. Одна Россия - во многом благодаря ядерным арсеналам и природным кладовым - избежала судьбы несостоявшегося государства, только на российских руководителей не смеют покрикивать американские послы. Остальные не избежали, на остальных покрикивают.

Впрочем, когда чрезвычайный и полномочный Карлос Паскуаль в Киеве выражает "крайнюю озабоченность" по поводу "усиления энергетической зависимости Украины от России", это он и на Москву кричит - негромко, но внятно. Как говорил старший лейтенант Таманцев, даже опытные шпионы часто колются "на косвенных". Вроде мы с Америкой стратегические друзья и закадычные партнеры по антитеррору, а вот гляди ж ты, не нравится им, что Украина к нам потянулась, они "крайне озабочены" этим.

А все потому, что США, к великому сожалению, нам никакой не друг, нас объединяет лишь невечный антитеррористический интерес, да еще понимаемый очень по-разному. В разрушение нашей страны Штаты внесли большой вклад и были бы очень огорчены, если бы она вдруг вздумала собираться вновь. В стратегические планы Америки не входит усиление потенциальных конкурентов и отказ от глобального доминирования, все как раз наоборот.

Однако по законам природы и в соответствии со всеми философскими концепциями любая система стремится к равновесию. И вот уже даже Франция с Германией, которые в истории воевали чаще, чем мирились, заговорили о слиянии в одно государство. Они хотят взвинтить и без того стремительный темп объединения Европы, а главная цель - что бы там ни говорили - лишить Америку единоличного лидерства. И они своего добьются. Китай, очевидно, тоже своего добьется, превзойдет США по масштабам экономики, станет политическим лидером могучей Юго-Восточной Азии. И в мире вновь восстановится некий баланс сил. А что тогда станется с нами, осколками великой державы? Навсегда и по отдельности уйдем в третий мир?

Как ни странно, нынешний хаос в международных отношениях выгоден России: то там без нее не обходятся, то здесь она нужна. Когда все устаканится и будет распределено, нужда в ней отпадет. Если, конечно, она сама не примет участия в распределении и не утратит к тому времени окончательно своего значения самостоятельного центра силы. А потому надо не только очень стараться в отношении экономического роста, нужна и динамичная политическая экспансия. Сегодняшняя "прагматическая" внешняя политика, которая не делает существенных различий между Индией и Украиной и старается обеспечить лишь текущие материальные интересы страны, тут не подходит.

Надо делать различия, акценты и не бояться быть неправильно понятыми. Важнейший стратегический интерес России заключается в энергичном политическом и экономическом сближении, с перспективой слияния, с Украиной, Белоруссией, Казахстаном (такую конфигурацию предлагал еще до развала СССР Александр Солженицын), остальные, как захотят. И не об имперских амбициях речь, не о колонизации с эксплуатацией. Ведь никто не подозревает в них Францию или Германию, хотя каждая из них в свое время мечом объединяла Европу. Речь тут о сложении сил в условиях новых стратегических вызовов.

На стыке веков глобальное время вдруг понеслось галопом, реализуются вещи, которые вчера еще казались абсолютно невозможными, непредставимыми. Чехословакия на минуточку разделилась, чтобы вновь соединиться под общей крышей. То же ждет и Югославию, хотя шла она к этому совсем другим путем. Возможно, Россия была права, когда подчеркнуто отстранялась от дел в соседних странах, а впрочем, просто не до того было. Она спасалась от дальнейшего развала. Теперь, когда эта опасность устранена, естественно было бы ожидать резкого усиления ее влияния на политические процессы в братских странах, активной и открытой поддержки пророссийских сил, готовых обсуждать конфигурации будущих союзов. Тут нечего стесняться. Американцы не стесняются, и нам не надо.