Обольстительные перспективы

10 февраля 2003, 00:00

Редакционная статья

Ровно век назад, в 1903 году, в журнале "Научное обозрение" Константин Циолковский опубликовал работу "Исследование мировых пространств реактивными приборами". Она-то и закрепила мировой приоритет за калужским мечтателем. "Эта моя работа далеко не рассматривает всех сторон дела и совсем не решает его с практической стороны - относительно осуществимости, но в далеком будущем уже виднеются сквозь туман перспективы, до такой степени обольстительные и важные, что о них едва ли теперь кто мечтает", - писал Циолковский. Эти первые строчки мировой космической эпопеи до сих пор актуальны - далекое будущее по прошествии ста лет все так же туманно и далеко.

"Обольстительные перспективы" вроде бы прояснились в холодную войну - превосходство в космосе, казалось, давало той или другой сверхдержаве неоспоримые стратегические преимущества. Спутники-разведчики, лазерные пушки, уничтожающие баллистические ракеты на активном участке траектории, и другие изощренные средства атаки и обороны оправдывали в глазах налогоплательщиков миллиардные ассигнования на исследование космоса. Начатая Советским Союзом эпоха пилотируемой космонавтики подняла затраты чуть не на порядок - из-за высокой стоимости бортовых систем жизнеобеспечения. Один только американский лунный проект съедал вместо запланированных тринадцати двадцать с лишним миллиардов долларов, в рейгановской программе "Звездных войн" счет уже велся на сотни миллиардов.

Что же получило человечество от космической гонки? Спору нет, телекоммуникационные спутники, выращивание кристаллов в условиях невесомости, эксперименты в области физиологии etc помогли разработать важные ноу-хау. Но, если человеческую космическую одиссею рассматривать в целом - как единый бизнес-проект, он все так же чудовищно убыточен. Космос не стал для нас золотой жилой. Лишнее подтверждение этому тезису - неизменная в течение последних нескольких лет стагнация мирового рынка коммерческих космических запусков. Iridium обанкротился; запуски ракет с подводных лодок (конверсионный проект нашего КБ имени Макеева) могут стать рентабельными только с расчетом на бюджет Минобороны; NASA уже который год замораживает идею пилотируемой марсианской экспедиции, а намерения администрации Буша частично реанимировать СОИ в виде НПРО обмануть могут разве что обывателя с гуманитарным образованием.

Когда Columbia с семью астронавтами на борту превратилась в облако раскаленной пыли, некоторые мировые СМИ вновь поставили под сомнение необходимость "дорогой и рискованной" пилотируемой космонавтики. А ведь в начале 70-х Томас Пэйн, тогдашний директор NASA, предложил конгрессу первый проект многоразового космического корабля как быстроокупаемую альтернативу проектов освоения Луны и пилотируемой марсианской экспедиции. Какая ирония судьбы! Правда, расчеты г-на Пэйна базировались на фантастической, по сегодняшним меркам, оценке спроса на услуги шаттла - 60 запусков в год (то есть речь шла о еженедельных стартах). Пока эта цифра на порядок меньше. Более того, каждый запуск шаттлов обходится США в среднем в 250 млн долларов: около 100 млн - непосредственные "стартовые" издержки, остальное - затраты на поддержание разнообразных наземных служб Центра управления полетами в Хьюстоне, на оплату техперсонала в Космическом центре им. Джона Кеннеди и пр. Ежегодно, независимо от того, осуществляются запуски челноков или нет, на эту программу из бюджета NASA уходит 2,8 млрд долларов.

Судьба шаттла небезоблачна, даже если принять внутреннюю логику развития космонавтики. Три года назад академик Василий Мишин, бывший в свое время заместителем Королева, объяснял нам, что гораздо важнее было делать не "птичку", для вывода которой на орбиту необходим ракетоноситель, а возвращаемую первую ступень. Заодно это значимо удешевило бы себестоимость космических запусков.

Четко обозначенных военных задач у шаттла в космосе нет, так как нет внятного противника. По сути, вся польза от него сейчас - обслуживание МКС, финансирование которой США урезают год от года. Собственно, сам проект МКС уже не состоялся - космический пиар и раньше был слишком дорогой гуманитарной технологией, а с окончанием холодной войны он и вовсе перестал работать. Лоббистский потенциал главных подрядчиков шаттловской программы - корпораций Boeing и Lockheed Martin - небезграничен. Даже рядовому налогоплательщику понятно, что экономичный сверхзвуковой гражданский самолет куда важнее космического челнока, между тем разработка околозвукового пассажирского лайнера американцами заморожена.

Идеи Циолковского, Цандера, фон Брауна дорого обошлись человечеству. В нашу прагматичную эпоху к звездам любой ценой уже не тянет. Хотя, если внимательно читать Циолковского, становится понятным, что мыслил он отнюдь не столетней перспективой. Вот очень характерный для его системы мировидения пассаж, где определяется тот период времени, что отделяет нас от настоящей космической эры: "Население солнечной системы делается в сто тысяч миллионов раз больше теперешнего земного. Начинается угасание Солнца. Оставшееся население удаляется от него к другим солнцам, к ранее улетевшим братьям". Видимо, мы поторопились.