Ледниковый период

Александр Кокшаров
10 февраля 2003, 00:00

Обвал на биржах, падение прибыльности бизнеса и скандалы привели к кризису инвестбанковской отрасли. Чтобы выжить и найти новые возможности для развития, инвестбанкам придется объединяться и радикально перестраивать свою структуру

В течение нескольких последних месяцев высшее руководство Citibank, J. P. Morgan Chase, UBS Warburg, Lehman Brothers и других крупнейших инвестбанков не устает говорить о структурном кризисе отрасли. Действительно, с 2000 года доходы инвестиционных банков уменьшились более чем на 40%, а прибыли - на 60%. Столь серьезное падение было вызвано тем, что все те операции, которые приносили банкам деньги, - сделки по слияниям и поглощениям, первичное размещение акций и облигаций, размещение средств индивидуальных инвесторов - сегодня проводятся все реже и реже. Падение ведущих западных фондовых индексов - Dow Jones, Nasdaq и S&P500 в Нью-Йорке, FTSE в Лондоне, DAX во Франкфурте - резко снизили интерес инвесторов и компаний к вложению средств на бирже. "Я работаю в отрасли с шестьдесят восьмого года и столь долгого и сильного спада не наблюдал ни разу", - заявил недавно журналистам президент банка Credit Suiss First Boston (CSFB) Джон Мэк.

Впрочем, сам по себе конъюнктурный спад на рынке - это еще полбеды. Спад пришелся на момент, когда вся отрасль переживает серьезный структурный кризис, связанный с постоянным снижением прибыльности бизнеса. Наконец, серьезный ущерб инвестбанкам нанесло разоблачение распространенной практики, когда аналитики банков намеренно вводили клиентов в заблуждение. "Недавние скандалы потрясли инвестиционную отрасль до самого основания. В этих условиях традиционные лекарства - увольнение сотрудников, закрытие филиалов, снижение операционных затрат - не работают", - сказал "Эксперту" старший экономист лондонского исследовательского центра Economist Intelligence Unit (EIU) Робин Бью. Поэтому сегодня для того, чтобы выжить и найти новые возможности для развития, инвестиционным банкам придется пойти на более радикальные шаги.

Тактика выживания

90-е годы стали для инвестбанков настоящим раем. Фондовый рынок рос как на дрожжах - индекс Dow Jones поднялся почти в четыре с половиной раза. Общемировой объем сделок по слияниям и поглощениям (M&A)
за десять лет вырос примерно в пять раз. Растущие прибыли вынуждали банки расширяться: с 1990-го по 2000 год число занятых на Уолл-стрит выросло с 420 до 780 тыс. человек, а в лондонском Сити - со 190 до 300 тыс. Инвестбанки превратились в настоящие "финансовые супермаркеты" с широким спектром услуг, десятками тысяч занятых и миллиардными прибылями.

Однако с конца 2000 года в отрасли начался спад, который был вызван разочарованием инвесторов в "новой" - высокотехнологичной - экономике, обвалом на биржах и замедлением роста ведущих западных экономик. Спад показал, что в течение второй половины 90-х годов инвестбанки выступали "продавцами воздуха", их активы были крайне переоценены. С 2000 года суммарный объем портфелей крупнейших инвестбанков сократился почти на 260 млрд долларов - это больше, чем активы Citigroup, Goldman Sachs и Merrill Lynch вместе взятые. Количество слияний и поглощений в корпоративном секторе уменьшилось за 2002 год почти на треть - некогда процветавший и прибыльный бизнес на M&A стал для инвестиционных банков одним из самых убыточных. Оборот рынка акций в тот же год сократился на 17%, по облигациям и другим долговым инструментам - на 13%. В результате, по оценкам Ассоциации фондовой отрасли США, суммарная прибыль американских инвестбанков на Уолл-стрит упала с 21 млрд долларов в 2000 году до 8 млрд долларов в 2002-м.

Настигший инвестбанки кризис вынудил их срочно принимать меры по сокращению своих расходов. Первыми в списке оказались собственные сотрудники, зарплаты и бонусы которых составляют до 50% расходов банков. По оценкам лондонского Центра экономических и бизнес-исследований (CEBR), в финансовом секторе Нью-Йорка за прошедшие два года потеряли свои рабочие места 90 тыс. сотрудников инвестбанков, в Лондоне - около 50 тыс. В течение всего 2002 года банки "соревновались" в проведении сокращений штатов, устраивая их одно за другим, с перерывами лишь в несколько недель. Больше всего пострадали отделы корпоративных финансов, обслуживавших сделки по слияниям и поглощениям, где было уволено вдвое больше персонала, чем в среднем по отрасли. "Этих мер может оказаться недостаточно, ведь доходы банков сокращаются значительно быстрее расходов, - сказал 'Эксперту' аналитик оксфордского Института финансовых исследований Джеффри Каннинг. - Поэтому две тысячи третий год может стать рекордным по количеству увольнений". В Лондоне сотрудники инвестбанков ожидают сокращения еще 10 тыс. рабочих мест, в Нью-Йорке эта цифра может оказаться вдвое большей.

Инвестбанки стали серьезно сокращать и зарплаты - годовые бонусы за 2002 год большинство банков не будет выплачивать вовсе. Поскольку во время бума конца 90-х бонусы могли быть весьма значительными, то специалист с семью-восьмью годами опыта работы мог надеяться на 200-300 тысяч долларов годовой премии. Уже в прошлом году бонусы сократились на 20-50%. В результате за 2002 год средний заработок сотрудников Goldman Sachs снизился на 44%, Merrill Lynch - на 52%, а Lehman Brothers - на целых 55%. Экономия на сотрудниках позволила банкам пережить последствия обвала на фондовых рынках и даже показать положительную прибыль.

Тенденция к консолидации

К сожалению, меры по сокращению расходов не могут решить фундаментальных проблем, с которыми столкнулась отрасль, - постоянного снижения прибыльности бизнеса и растущей конкуренции. "В фондовой отрасли норма прибыли продолжает снижаться вот уже двадцать лет, что стало следствием распространения электронной торговли ценными бумагами", - рассказал "Эксперту" аналитик агентства Sanford Bernstein Брэд Хинтц. Если во время бума 90-х это компенсировалось очень высокой прибыльностью размещения акций или сделками M&A, то сейчас норма прибыли снижается и по этим услугам.

По мнению члена правления банка J. P. Morgan Chase Уолтера Хьюберта, в результате "небольшие фирмы должны будут закрыться, что еще больше сократит общую емкость рынка". Некоторые инвестбанки уже сейчас ликвидируют свои фондовые подразделения или прекращают операции с определенными видами ценных бумаг в связи с убыточностью бизнеса. FleetBoston Financial Corp., седьмой по величине банк США, был вынужден закрыть свое дочернее подразделение Robertson Stephens Inc., работавшее с ценными бумагами; крупнейший датский банк Holding NV полностью прекратил операции с американскими акциями и облигациями. То же самое сделал голландский ING Barings, продавший свое отделение в Нью-Йорке другому голландскому банку, ABN-AMRO. А один из крупнейших французских банков, Societe Generale, ликвидировал азиатское подразделение по торговле ценными бумагами.

"В этих условиях даже крупнейшие инвестбанки, занимающие первые строчки в рейтингах, как, например, J. P. Morgan Chase, CSFB или Merrill Lynch, будут, скорее всего, вынуждены искать варианты слияний, для того чтобы сократить свои издержки", - полагает Ричард Гринвуд, экономист лондонского института CEBR. Крупнейшим банкам Уолл-стрит уже пришлось потесниться и освободить место для выстроенной по универсальной модели - объединяющей коммерческий и инвестиционный банки - Citigroup. Благодаря слиянию конца 90-х Smith Barney и Salomon (тогда - инвестбанки второго эшелона) получили доступ к дешевым кредитам коммерческого банка Citibank. В результате за три года по объему сделок по слияниям и поглощениям Citigroup поднялась с девятого на третье место (в 2002 году уступив лишь Goldman Sachs и CSFB). А в одном из самых прибыльных секторов - размещении ценных бумаг - Citigroup уже три года держит первое место.

Поэтому количество инвестбанков первого эшелона, которые работают по всему миру и во всех основных рыночных нишах, в ближайшие годы будет уменьшаться. На кризис сектор готовится ответить консолидацией.

Китайские стены

Но самым серьезным ударом по инвестиционным банкам в прошлом году стало скандальное расследование прокурора Нью-Йорка Элиота Спитцера. Энергичный прокурор обвинил аналитиков сначала Merrill Lynch, а затем и других банков в сознательном искажении информации в своих отчетах. Спитцер утверждал, что аналитики зачастую давали необъективные сведения и рекомендовали инвесторам приобретать акции тех компаний, которые обслуживал (по различным видам сделок - от андеррайтинга до слияний и поглощений) инвестбанк - работодатель аналитика. Среди рекомендованных акций были бумаги скандально известных своими приписками компаний Enron, WorldCom и прочих. Таким образом, "китайские стены", которые, согласно правилам, должны отделять исследовательский отдел инвестбанка (публикующий аналитические отчеты о развитии рынка) от остальных отделов банка, оказались дырявыми. В ходе расследования прокурору удалось раздобыть доказательства подобной практики. Результатом стал гигантский штраф - десяти американским инвестбанкам было предписано выплатить 1,4 млрд долларов компенсаций. Из этой суммы 900 млн пойдет на выплаты обманутым инвесторам, 450 млн - на организацию независимых исследовательских компаний, публикующих аналитические отчеты, и 85 млн - на меры по повышению информированности и образования инвесторов.

Самую большую сумму (400 млн долларов) в рамках сделки инвестбанков с прокурором и американской Комиссией по ценным бумагам (SEC) выплатит Citigroup. Поэтому неудивительно, что этот банк стал первопроходцем в структурной реформе отрасли. В конце октября 2002 года Citigroup приняла решение отделить свое исследовательское подразделение, чтобы снять подозрения в возможных махинациях с отчетами. Руководить отпочковавшимся от банка аналитическим подразделением была назначена Салли Кравчек, сделавшая карьеру в независимой исследовательской компании Sanford Bernstein и имеющая безупречную репутацию на Уолл-стрит. Таким образом, Citigroup решила обратиться к аутсорсингу в ранее традиционно банковском продукте. И тем самым положила начало новой тенденции.

Если во время сокращения издержек банки прибегали к аутсорсингу вторичных задач (например, в информационных технологиях или в службе по поиску кадров), то решение Citigroup стало первым признаком видоизменения природы самих банков. С конца 2003 года банки Уолл-стрит и Лондона стали прибегать к аутсорсингу простых банковских задач (как, например, аналитика, обработка операций по продажам и т. д.) при помощи компаний в Индии, Китае и других странах. С одной стороны, это снижает затраты банков, с другой - повышает их надежность в глазах инвесторов, так как восстанавливает "китайские стены" между разными отделами банка (отделы пользуются услугами не просто разных компаний, но зачастую компаний в разных странах). "Крупнейшие инвестбанки, без сомнения, останутся прибыльными в две тысячи третьем и последующем годах, - полагает Робин Бью из EIU. - Правда, зарабатывать деньги они будут несколько иначе, чем делали это раньше".

Лондон