Все та же саранча

Искандер Хисамов
10 февраля 2003, 00:00

Война в Ираке будет катастрофической потерей времени для реальной борьбы с терроризмом

В тот самый день, 5 февраля, когда в Нью-Йорке на заседании Совбеза ООН госсекретарь США Колин Пауэлл пытался обосновать необходимость войны с Ираком, в другой столице мирового антитеррора, Москве, президент Владимир Путин вел многочасовые переговоры с начальником Пакистана генералом Первезом Мушаррафом. По окончании встречи оба участника заявили, что вполне довольны друг другом, что надо укреплять двустороннее сотрудничество и вместе бороться с терроризмом.

Одновременность этих двух событий подчеркивает абсурдность и конкретной ситуации, и всей текущей эпохи геополитического бардака. Всего, что так тщательно и тщетно ищут в Ираке, в Пакистане - навалом. Там не следы "Аль-Каиды", а сама она вместе с талибами и во главе с бен Ладеном. Там не вторичные признаки начальных этапов подготовки к созданию оружия массового поражения, а конкретные атомные бомбы вместе с носителями. Там не дисциплинированный централизованный предсказуемый режим, а почти неуправляемая многомиллионная исламская улица, разогретая жаждой реванша в отношении Индии и оскорбленными чувствами по поводу оккупации "неверными" родного Афганистана. Там свободно функционируют десятки экстремистских фундаментальных организаций и сотни лагерей подготовки террористов и партизан, на которые власть Мушаррафа не распространяется. Эти обученные бойцы свободно проникают через границы страны.

Легитимность Мушаррафа, пришедшего к власти путем военного переворота, невелика. Он может быть сметен как в результате честных демократических выборов (чего, к счастью, в этой стране произойти не может), так и в результате вполне возможного бунта. И тогда к власти придут пассионарии-джихадисты, а в руках у них окажется ядерное оружие, припасенное "прозападным" узурпатором. Причем вероятность такого разворота событий резко повысится именно в случае американо-английской интервенции в Ирак.

В свете среднесрочных экономических и внутриполитических задач США война в Ираке, безусловно, очень привлекательна. Война тут пахнет нефтью, ростом котировок акций, высокими политическими рейтингами и не сулит особых жертв со стороны нападающих. Планы кампании подробно расписаны еще при старшем Буше. В Ираке можно вести традиционную войну и добиваться традиционных целей. То есть Саддам Хусейн меняется на какого-нибудь анти-Саддама, ему передается вся нынешняя (весьма эффективная) инфраструктура власти, и все становятся счастливы.

Другое дело ядерный, гораздо более населенный и неупорядоченный Пакистан, за который даже неизвестно, с какой стороны браться. Каким бы лояльным западником и антитеррористом ни был Мушарраф, он не в силах ликвидировать производство и экспорт джихада с территории страны. Таким образом, рано или поздно проблему Пакистана надо будет решать. Судя по всему, получится, как в прошлую и позапрошлую мировые войны, - очень поздно и очень дорого.

Надо сказать, что сам президент Мушарраф ситуацию оценивает реально. Выступая в январе на совещании предпринимателей в Лахоре, он вдруг высказал опасение, что Пакистан станет следующей после Ирака мишенью "западных сил", хотя сам Запад на это даже не намекал, а наоборот, всячески Мушаррафа обласкивал и поощрял. При этом генерал сказал, что отвести эту опасность можно только при помощи "собственных мускулов", прозрачно намекая на ядерное оружие.

Очевидно, Путин, а до него руководители США и Англии пытались навязать Мушаррафу расширение помощи в подавлении очагов терроризма на пакистанской территории. Очевидно, Мушарраф пойти на это не может. Скорее всего, в случае, если державы возьмутся за Пакистан всерьез, генералу ничего не останется, как возглавить сопротивление.

Характеризуя эпоху перед второй мировой войной и бездарное поведение западных лидеров, попустивших эту войну, один английский министр применил мрачное библейское выражение: "Годы, которые пожирала саранча". Есть опасение, что кто-нибудь когда-нибудь скажет это про нынешние времена. Всем ясно, что Пакистан представляет гораздо большую опасность для человечества, чем Ирак, и опасность эта нарастает. Однако вместо того, чтобы заниматься истинной угрозой, лидеры человечества тратят время на бесплодные и бессмысленные дискуссии вокруг цели ложной или, по крайней мере, второстепенной.