Налоги на доверии

Максим Рубченко
10 февраля 2003, 00:00

Три года назад власти Казахстана решили строить отношения с бизнесом на принципах доверия. Сегодня республика не успевает осваивать поток инвестиций

На прошлой неделе российское правительство официально подтвердило намерение продолжать налоговую реформу. Премьер Михаил Касьянов заявил о необходимости "незамедлительно принять комплекс стимулирующих мер в налоговой сфере". Речь идет о возможности снижения НДС на 3%. Ради этого кабинет готов пожертвовать бюджетным профицитом в размере 1% ВВП. Хорошим примером того, к чему приводит использование дополнительных доходов бюджета для снижения налогового бремени, может служить наш сосед - Казахстан.

Пошли другим путем

Налоговая реформа и в России, и в Казахстане стартовала одновременно - в середине девяностых. Мало того, можно сказать, что обе реформы начинала одна команда - в Алма-Ате тогда работала большая группа налоговых специалистов со всего мира, консультировавших авторов и казахского, и российского Налогового кодекса. В 1994-м и казахская, и российская группы сделали модельный Налоговый кодекс на основе западных стандартов. Оба документа представляли собой идеал налогового законодательства, каким его видели лучшие налоговики мира. И оба "зависли" на обсуждениях в парламенте.

В 1995 году казахский парламент пошел на самороспуск, а уходя, принял решение наделить президента правом издавать указы, имеющие силу закона. И пока парламента не было, в Казахстане указами президента были введены в действие 147 основных законов, включая Гражданский, Налоговый и Земельный кодексы.

Таким образом, в то время, как Россия, забросив все остальные дела, включая налоговую реформу, готовилась к перевыборам президента, в соседней республике появился Налоговый кодекс. Сырой, несовершенный, со множеством льгот индивидуального характера, но появился.

Пять лет назад один из наших налоговых чиновников говорил мне в интервью: "С принятием Налогового кодекса нельзя торопиться: казахи вон приняли кодекс, а теперь каждый год его правят - никакой стабильности налогового законодательства". Тогда эти слова казались правильными. Однако вскоре картина кардинально изменилась: накопив опыт и набив шишек, казахские налоговики поняли, каким должен быть нормальный, эффективный, реально работающий в условиях экономики Казахстана Налоговый кодекс. А главное, научились использовать налоги не только для наполнения бюджета. И в 2000 году в Казахстане началась работа над новым Налоговым кодексом, который, в отличие от предыдущего варианта (и от нынешнего российского Налогового кодекса), решал не только фискальные задачи, но и позволял широко использовать регулирующие функции налогов.

Первое, что сделали авторы налоговой реформы в Казахстане, - проанализировали, какие отрасли национальной экономики необходимо поддерживать. И заложили в Налоговый кодекс концепцию: льготы могут предоставляться только тому сектору экономики, который правительство считает приоритетным.

В число приоритетных и нуждающихся в поддержке отраслей вошли: аграрная отрасль, социальная сфера, малый бизнес, финансовый сектор экономики. Еще одним приоритетом стала поддержка инвестиций.

Для сельхозпроизводителей были установлены два специальных налоговых режима. Во-первых, для крестьянских хозяйств введен единый земельный налог, который зависит только от оценки земли и от площади, занимаемой хозяйством. От прочих видов налогов сельхозпроизводитель освобождается (естественно, кроме подоходного налога и единого социального налога, ЕСН). При этом по ЕСН аграриям установлены минимальные ставки.

Во-вторых, для сельхозпроизводителей - юридических лиц был предложен специальный налоговый режим в виде патента. Стоимость патента определяется очень просто: считается сумма всех налогов, которые должна уплачивать данная компания по действующему законодательству, а потом эта сумма уменьшается на 80%. То есть сельхозпроизводители платят в бюджет в пять раз меньше, чем предприятия других отраслей. Результат не заставил себя долго ждать: с момента введения в действие нового НК агросектор в Казахстане является одной из наиболее динамично развивающихся отраслей экономики.

"Социальная сфера у нас приватизирована частично, и зачастую у государства не хватало средств на ее финансирование, - рассказывает председатель налогового комитета Министерства финансов (аналог нашего Министерства по налогам и сборам. - "Эксперт") Сабит Канатов. - Тогда мы пришли к решению эту сферу вообще освободить от корпоративного подоходного налога. У нас сейчас юридические лица, которые занимаются образованием, наукой, спортом, культурой, все освобождены от корпоративного подоходного налога плюс услуги этих учреждений освобождены от НДС".

В финансовом секторе установлены льготные налоговые режимы для банков. Страховые компании освобождены от 30-процентного корпоративного налога, им установлена фиксированная ставка: 4% от суммы страховых премий по ненакопительному страхованию и 2% - по накопительному. С 2003 года в Казахстане введены существенные льготы для ипотечного кредитования, и сейчас в республике бум жилищного строительства.

Еще один больной для любого предпринимателя вопрос - льготирование инвестиций. Для инвесторов в Казахстане предусмотрены дополнительные налоговые преференции - вычеты из суммы корпоративного налога на прибыль на полную сумму инвестиций, разбитую равными долями на весь срок окупаемости этой инвестиции. Например, идут инвестиции на 1 млн долларов и срок окупаемости этих инвестиций определен в пять лет. Тогда инвестор получает право ежегодно в течение пяти лет вычитать по 200 тыс. долларов из своего налогового платежа.

По маленьким

Казахским налоговикам удалось вполне эффективно разрешить и еще одну проблему, которую в России обсуждают не первый год - вопрос поддержки малого бизнеса. Например, для индивидуальных предпринимателей, которые не привлекают наемных работников и имеют годовой доход менее полутора миллионов тенге (около 10 тыс. долларов), установлена фиксированная ставка подоходного налога - 3% от суммы, которую предприниматель сам заявляет (выделено нами. - "Эксперт").

У любого нормального российского предпринимателя сразу возникает естественный вопрос: а что будет, если использовать наемных рабочих, но не говорить этого налоговым органам? "У нас есть такие виды налогового контроля, как хронометражные обследования в ходе рейдовых проверок, - объясняет Сабит Канатов. - По итогам хронометража мы делаем карточки обследования. И если предприниматель тайно использует наемных рабочих, то, когда он придет за следующим патентом, мы говорим: вот твоя хронометражная карточка, а вот такие показатели деятельности, которых ты в одиночку достичь никак не мог. Так что ты используешь наемных рабочих. Поэтому либо ты переходишь на другой режим налогообложения, либо мы с тобой по-другому начинаем говорить".

Для малых предприятий, которые используют труд наемных рабочих, предусмотрен другой специальный режим - уплата налогов по упрощенной декларации. При этом не надо готовить громоздкую бухгалтерию: показал оборот, заплатил процент с дохода (для индивидуальных предпринимателей - от 3 до 7%, а для юридических лиц - от 5 до 11%) и ушел.

Кроме того, малое предприятие может уменьшить сумму налогового платежа на 1,5% за каждого заявленного наемного работника при условии, что его зарплата находится на уровне средней по республике. Таким образом, и льготы малому бизнесу даются, и проблема занятости решается, и достойная зарплата наемным работникам обеспечивается.

Плюс к этим льготным режимам в Казахстане существует минимальный порог регистрации по НДС: если оборот малого предприятия не превышает 8,5 млн тенге (примерно 56,5 тыс.долларов) в год, то предприятие не является плательщиком НДС, соответственно, услуги может оказывать на 16% дешевле, чем крупные предприятия. "Это связано с тем, что малый бизнес у нас в основном работает в сфере оказания услуг населению, и если они будут продавать услуги с НДС, то этот налог все равно будет перекладываться на население, - объясняет Сабит Канатов. - Учитывая низкую платежеспособность граждан, мы и пришли к такому решению".

Кстати, в качестве одной из главных особенностей налогового законодательства Казахстана стоит отметить оперативное реагирование на складывающуюся экономическую ситуацию. Так, после установления перечисленных льгот (они вступили в действие с 1 июля 2001 года) за январь-сентябрь 2002 года малые предприятия продекларировали на 25% больше доходов, чем в предыдущий год, при этом численность наемных рабочих на малых предприятиях выросла на 33%, их зарплата - на 46%. Ободренные такими результатами казахские налоговики незамедлительно отреагировали на ситуацию дальнейшим снижением льгот: с этого года максимальная ставка с оборота для индивидуальных предпринимателей снижена с 9 до 7%; для юридических лиц она составляла 5-11%, а стала 3-9%. А минимальный порог регистрации по НДС поднялся до 10 млн тенге.

Напомним, что в России главное возражение против предоставления налоговых льгот малому бизнесу таково: крупные компании, мол, сразу разобьются на кучу мелких, и бюджет потеряет доходы. В Казахстане отдавали себе отчет в существовании такого риска, но все-таки сделали ставку на здравый смысл бизнесменов: крупные предприятия должны думать о своем престиже, а если какой-нибудь гигант начнет подавать сотни деклараций по упрощенной схеме, то что скажут о нем партнеры? Да и как о капитализации думать, о привлечении больших кредитов? "Но в принципе вся эта система основана на доверии к предпринимателям, - подчеркивает Сабит Канатов. - И пока наше доверие к бизнесу полностью оправдывается".

Все ниже, ниже и ниже

Сказанное выше впечатляет само по себе, но это еще не все результаты налоговой реформы в Казахстане. Крупнейшим достижением стало одновременное снижение с 1 июля 2001 года НДС (с 20 до 16%) и единого социального налога - с 26 до 21%. "Мы, честно говоря, ожидали, что месяцев шесть-семь у нас будет просто провал, - признается заместитель руководителя администрации президента Республики Казахстан Ержан Утембаев. - Но на практике только темпы наращивания поступлений немножко упали, а потом все быстро восполнилось. Мы даже сами были удивлены такой реакцией бизнеса, ведь до этого снижали налоги на зарплату, надеялись, что из тени выйдут - и ничего подобного, просто в бюджете теряли, и все. А здесь бизнес очень чутко отреагировал - резко поднял производство, и налоговые поступления даже прибавились".


"Мы пришли к выводу, что вплоть до последних двух лет все время отставали от налогоплательщиков - налогоплательщики быстрее развивались. В 2000 году, когда начали писать новый Налоговый кодекс, - это была первая попытка на шаг опередить налогоплательщика, предлагать ему такие режимы, которые стимулировали бы его к развитию"
Для россиян ставка ЕСН в 21% звучит как сказка, но казахские предприниматели все равно недовольны. "Снижение налогов, принятое в 2001 году, дало серьезный стимул развитию бизнеса, причем не столько крупного, сколько среднего и малого, - говорит директор алма-атинской аудиторской компании 'Сапа-Аудит' Кульбаршын Базарбекова. - Единственное, что плохо, - остался нереально высокий, ничем не обоснованный социальный налог".

Понятно, что, пока есть хоть какие-то налоги, бизнес всегда будет ими недоволен. Непривычно для россиянина только то, что о "непосильном бремени" казахского ЕСН говорит и главный налоговик республики! Сейчас налоговый комитет выступил с предложением ввести регрессивную шкалу ЕСН. Этим налоговики планируют решить сразу две проблемы. Во-первых, снизить налоговое бремя на фонд заработной платы. А во-вторых, простимулировать увеличение зарплаты работникам предприятий. Схема предполагается такая: для предприятий, которые сохраняют нынешний уровень зарплаты, будет оставлена ставка ЕСН в размере 21%. При этом, естественно, налоговая нагрузка будет переноситься с предприятия на работника, и, чтобы это снивелировать, налоговики предполагают одновременно снизить ставку индивидуального подоходного налога. При этом у предпринимателей появится дополнительный стимул заплатить налог.

Кстати, казахские налоговики категорически отвергают идею перехода на единую ставку подоходного налога, как это сделано в России. Аргументы против такого перехода простые: сейчас большую зарплату в Казахстане получают работники сырьевого сектора. Все остальные, включая госслужащих, бюджетников, платят подоходный налог в размере 5-10%. И если будет введена единая ставка, например 12%, то это сильно ударит по беднейшим слоям населения.

Напомним, что в России подобные соображения тоже высказывались при введении единой ставки подоходного налога, однако спор решил один аргумент: богатые все равно будут уклоняться от высоких налогов, так что лучше "для простоты администрирования" сделать одну ставку на всех. Казахские налоговики категорически отвергают любимый принцип российских коллег: "Стриги всех под одну гребенку - легче будет контролировать". Здесь единственным способом улучшения администрирования налогов считается внедрение новых информационных технологий. В частности, в Казахстане разработаны и внедрены по всей стране электронные формы отчетности по всем налогам (аналогичные тем, что в России введены для подоходного налога физических лиц). Эти формы можно отправить в налоговую инспекцию по электронной почте, не тратя времени на очереди.

Внедряя эту систему, налоговики преследовали две цели. Первая - улучшить контроль за уплатой налогов - блестяще достигнута. Скажем, одна из главных проблем администрирования НДС - это, как известно, выписки фиктивных счетов-фактур. В Казахстане все плательщики НДС сдают реестры этих счетов-фактур, которые заносятся в центральную базу, там обрабатываются, и, если кто-то из участников сделки свой реестр не сдал, система сразу дает сигнал налоговикам: в этой коммерческой операции, возможно, задействована фирма-однодневка. Точно так же на основании реестров счетов-фактур решается проблема с возвратом НДС экспортерам: подставные фирмы видны как на ладони. Эффект от запущенной в прошлом году системы наглядно демонстрируют цифры: за январь этого года казахские налоговики получили 21,8% годового прогноза по поступлениям НДС.

Успехи мытарей в борьбе с уклонениями от уплаты налогов признают и сами предприниматели. "Сейчас прятаться от налогов уже невыгодно, - говорит Кульбаршын Базарбекова. -Такой жесткий получается контроль со стороны налогового комитета, что их уже не обманешь. И вообще предприниматели сегодня совершенно точно знают, что налоги надо платить. А если уходить от них, то только законными путями".

Правда, вторая цель внедрения электронной системы уплаты налогов - ликвидация очередей в налоговых инспекциях - достигнута лишь частично. "Очереди в налоговых инспекциях, конечно, есть и будут, - говорит Кульбаршын Базарбекова. - Потому что компьютером пользуются только крупные налогоплательщики. А в основном отчетность ходят сдавать бухгалтеры, которые готовят отчетность для двух-трех компаний, они в этих очередях и выстаивают. Но очереди действительно уменьшились".

Главный ресурс - время

Россиянину, который привык, что власти собирают налоги исключительно для того, чтобы обеспечить профицит федерального бюджета и иметь возможность расплатиться по внешним долгам, поведение казахских налоговиков понять сложно. Как же можно снижать налоги, когда у республики сохраняется дефицит бюджета и внешний долг?


"Российская схема амортизации - это попытка перенести в налоги методы, которые заложены в бухгалтерском учете. Если мы пойдем по этому пути и дадим право налогоплательщику выбирать любой метод, то собрать какие-либо налоги практически нереально. Мы лучше по другому пути пойдем: вместе с предпринимателями ставки амортизации для целей налогообложения пересмотрим плюс какие-то еще послабления дадим"
"Для нормальной денежно-кредитной и финансовой политики нормально держать какой-то дефицит бюджета, - спокойно объясняет Сабит Канатов. - Если дефицит связан только с тем, что гасятся долги прошлых лет, и не имеет отношения к текущему исполнению бюджета, то это не страшно. А у нас сейчас дефицит связан только с погашением долгов прошлых лет, поэтому мы его не боимся. В то же время профицит в таких условиях, как у нас, означает укрепление национальной валюты, и мы можем потерять внешние рынки".

К внешней задолженности финансовые власти Казахстана тоже относятся достаточно спокойно. "У нас ситуация гораздо проще, чем в России: сейчас у нас доля долгов в расходах бюджета всего четыре-пять процентов, - говорит Ержан Утембаев. - А к снижению налогов нас подтолкнуло то, что в мире сложилась хорошая конъюнктура на нефть. Мы очень осторожно повышаем текущие расходы, а основную часть дополнительных доходов пускаем на снижение налогов. Расчеты здесь достаточно просты: чем меньше мы облагаем частный сектор, тем больше эта необложенная часть идет на инвестиции в производство.

Сейчас мы ставим задачу за десять лет в два раза увеличить ВВП и где-то лет за пять-шесть догнать Россию по ВВП на душу населения. Такие высокие темпы развития достижимы только при больших частных инвестициях, а они, в свою очередь, возможны лишь при низких налогах. У нас сейчас налоги в ВВП примерно двадцать два процента, мы хотим снизить этот показатель до двадцати процентов со следующего года. А вообще, я думаю, оптимальный уровень для Казахстана - это восемнадцать-девятнадцать процентов ВВП. Дальше можно будет некоторые сектора, типа малого бизнеса и села, просто освобождать от налогов на пять-десять лет. А потом заниматься только совершенствованием администрирования - вводить новейшие информационные технологии".

Высокие темпы налоговой реформы в Казахстане, конечно, порождают свои проблемы. Например, до сих пор сохраняется ряд противоречий между налоговым законодательством, с одной стороны, и гражданским или административным - с другой. Есть недоработки и в самом налоговом законодательстве. Например, сегодня очень остро стоит проблема амортизации оборудования: единственная предусмотренная законодательством схема линейной амортизации не стимулирует предприятия к обновлению фондов (об этих проблемах знают сами налоговики и заявляют о готовности решить их в ближайшее время). Но путь, выбранный в России, - дотошное обсуждение и прописывание деталей, стремление предусмотреть все возможные варианты и заранее решить все потенциальные проблемы - на фоне достижений Казахстана все-таки вызывает некоторые сомнения. В конце концов, трудно не согласиться с главным идеологом казахской налоговой реформы Ержаном Утембаевым, когда он говорит: "Главный ресурс - это время: надо торопиться, потому что чем дольше стоишь на месте, тем больше отстаешь".

Сабит Канатов: "Наш подход к бизнесу основан на доверии. И это себя оправдывает"

"Мы пришли к выводу, что вплоть до последних двух лет все время отставали от налогоплательщиков - налогоплательщики быстрее развивались. В 2000 году, когда начали писать новый Налоговый кодекс, - это была первая попытка на шаг опередить налогоплательщика, предлагать ему такие режимы, которые стимулировали бы его к развитию"

"Российская схема амортизации - это попытка перенести в налоги методы, которые заложены в бухгалтерском учете. Если мы пойдем по этому пути и дадим право налогоплательщику выбирать любой метод, то собрать какие-либо налоги практически нереально. Мы лучше по другому пути пойдем: вместе с предпринимателями ставки амортизации для целей налогообложения пересмотрим плюс какие-то еще послабления дадим"