Всероссийский римейк

Юлия Попова
10 февраля 2003, 00:00

Художники Сергей Калинин и Фарид Богдалов решили запечатлеть всех влиятельных российских политиков разом. А заодно вовлечь своих соотечественников в большой живописный аттракцион

Публику, заходящую в московскую "Галерею Одной Работы", сегодня встречает не одна, как ожидаешь, картина, а целый десяток картин и рисунков. На них - до боли знакомые персонажи (Черномырдин, Путин и т. д.), наряженные, однако, в мундиры времен Николая II. И все-таки это одна работа, поскольку нынешние экспонаты являются лишь элементами пазла, из которых со временем соберется гигантская историческая картина под названием "Заседание Федерального собрания". Этот коллективный портрет самых влиятельных персон российской политики задумали художники Сергей Калинин и Фарид Богдалов. А старорежимные мундиры на политиках потому, что приурочен портрет к столетию "Заседания Государственного совета" Ильи Ефимовича Репина.

Как художник художнику

Репин создал свое "Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года в день столетнего юбилея со дня его учреждения" (именно таково полное название картины) в 1903 году. На полотне - четыре метра в длину и почти девять метров в ширину - с помощью своих учеников Бориса Кустодиева и Ивана Куликова он запечатлел 89 назначенных государем императором членов Совета. В советские времена это полотно считалось реакционным провалом в народно-демократической и революционно-освободительной карьере Репина. К тому же незадолго до того, как художник приступил к этой работе, он на время расплевался с передвижниками. В общем, полотно это было антинародным, а если и признавали в нем что-то хорошее, так это эскизы - отдельные портреты членов Совета, которые Репин писал с натуры и в которых проявлял себя как истинный реалист, мастер психологической характеристики и т. д. и т. п.

Благодаря этим эскизам в конечном счете и возник проект Калинина-Богдалова. Калинин приглядывался к Репину давно. Собственно говоря, еще с детства. Он как-то признался, что репинские эскизы к "Торжественному заседанию" были в его жизни одним из самых сильных впечатлений от изобразительного искусства. Почему? Потому что в репинской живописи нет, на его взгляд, ничего специального, никакой демонстрации художественных приемов, никакого упоения собственной виртуозной техникой. Как будто между художником и моделью нет посредников - как он видит, так он и пишет.

Этим самым "пишет, как видит" Репин подкупил не только Калинина, но и многих, что называется, простых людей, которые любят смотреть на картины, но не любят разгадывать ребус "что бы это на самом деле могло быть", продираясь сквозь лес неповторимых авторских приемов.

Живопись всем миром

И вот Калинин задумал грандиозный римейк грандиозного полотна. Римейк не только с современными лицами, но и с привлечением современных средств, то есть интерактивный проект (живопись плюс акция, плюс обратная связь с публикой). Обычное спонсорство (хотя желающих дать денег на проект он практически нашел) не решало всех проблем, нужен был кто-то, кто мог обеспечить эту самую интерактивность. Идея переписать репинское заседание на современный лад так и оставалась идеей, пока ее не поддержал Фарид Богдалов - живописец, основатель "Галереи Одной Работы", как будто специально придуманной для нового "Заседания". Богдалов создал свою галерею, чтобы поддерживать и пропагандировать (тем самым помогая их рождению) суперхиты нашего современного искусства. Галерея и финансирует проект. Возможно, в случае его успеха захотят назвать себя и те, кто содержит саму галерею - пока же она держит свои финансовые дела в тайне.

Проект состоит из двух частей. С сегодняшнего дня и до самого мая Калинин работает над живописными и графическими эскизами к картине. Параллельно по радио, ТВ и в Интернете простые россияне и разные видные специалисты (политологи, экономисты, ученые и т. д.) будут высказываться по поводу того, кто должен быть среди новых 89 заседателей, а кто - нет. Потом избранные будут подставлять свои лица под фотообъективы, чтобы обеспечить художников физиогномическим материалом. А уж затем, ближе к лету этого года, художник возьмется за кисть в специально оборудованной студии. Оборудованной по последнему слову техники, потому что оттуда будут идти прямые трансляции о том, как краски ложатся на холст. И осенью мы наконец увидим само полотно.

Впрочем, финальная осенняя встреча, судя по всему, - не главное. Главное (как это свойственно современному искусству) - процесс. Превращая работу над картиной во всенародный аттракцион, художники надеются, что россияне привыкнут видеть лица современников в живописном исполнении и проникнутся ощущением важности и актуальности изобразительного искусства. Тогда художественная жизнь хоть немного перестанет быть тесным междусобойчиком. Ведь плох тот художник, который не мечтает о всенародной славе, о том, чтобы новости живописи были если не на первых, то на вторых полосах, и общество с замиранием сердца ждало, когда художник снова подойдет к мольберту и сделает следующее движение кистью. Вот так Илья Ефимович своей антинародной (реакционной, официозной, верноподданнической) картиной указал путь к картине всенародной.

Хочу - не хочу

Политики наши, что поразительно, не отнеслись к проекту как к подозрительному и потенциально издевательскому (в общем, этого часто ждут от современного искусства), а посчитали его важным, исторически значимым и политически верным. И Немцов, и Вольский, и Зюганов, и Жириновский, и Селезнев публично поддержали проект, хотя пока им никто не гарантировал места на историческом полотне. Но, боюсь, когда дойдет до дела, модели начнут капризничать из-за того, какое кому достанется место. "Место" не в художественном смысле, а в самом прямом - в какое кресло кого посадят. Почему, в самом деле, кто-то будет демонстрировать зрителю всю свою стать, а кто-то должен приветствовать соотечественников лишь лысиной, высовывающейся из-за спинки кресла? Где будут "женские места" в собрании (у Репина нет никаких женщин)? А кроме того, все начнут смотреть, кто на чьем месте изображен, и искать в этом намеки и подтексты. Как, спросите вы, они точно узнают, на чьем месте сидят? Да очень просто. Ведь, словно предчувствуя появление собственного римейка, репинское полотно заволновалось и прибыло в первопрестольную, чтобы показаться в выставочном зале Государственных архивов. А под это дело выпустили каталог, в котором пронумеровали каждого члена царского Совета и рассказали о нем. Так что скоро, того и гляди, зазвучит: "Не хочу быть генералом от инфантерии Александром Дмитриевичем Горемыкиным, а хочу быть бароном Александром Александровичем Икскуль фон Гильденбандтом".

Калинин и Богдалов, конечно, всячески настаивают на том, что никакой связи между новыми и старыми персонажами нет и быть не может. Только государю императору они в порядке исключения позволили погреть место для Путина, а всех остальных обещают рассадить совершенно независимо от предшественников. Но недовольные все равно найдутся. Хотя, если подумать, всем, кого общественное мнение пригласит на "Заседание Федерального собрания", следовало бы первым делом подойти к Калинину, раскланяться и поблагодарить. Нет, не за то, что он будет их физиономии маслом писать, а за то, что в юном возрасте он влюбился именно в эскизы к "Государственному совету", а не в подготовительные рисунки к картине "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" и не в первые варианты "Бурлаков на Волге", которые при желании тоже можно было бы превратить в групповые портреты влиятельных россиян.