Допрос с пристрастием

Екатерина Шохина
10 февраля 2003, 00:00

Российские аграрии научились защищать себя в условиях мировой конкуренции. Финансовый сектор пока молчит - молчание наказуемо

Тридцатого января в Женеве завершился очередной раунд переговоров о вступлении России в ВТО. На 17-м заседании рабочей группы по присоединению России к этой организации продолжилось рассмотрение второй версии проекта доклада рабочей группы - итогового документа о присоединении.

Ни шагу назад

Очередной раунд переговоров мало что изменил в ситуации со вступлением России в ВТО. Как объяснил нам начальник отдела координации многосторонних переговоров МЭРТ Владимир Епанешников, причины тому в основном чисто технические.

Эта стадия переговоров - фактологическая, она подразумевает лишь предоставление российской стороной в письменном виде ответов на интересующие чиновников ВТО вопросы. Пока та часть доклада, в которой речь идет об обязательствах России, налагаемых участием в ВТО, не обсуждается. Непосредственно относящиеся к членству в ВТО вопросы экспорта и импорта товаров и услуг будут рассматриваться на следующем заседании группы, которое состоится в марте. И только после этого Россия будет фиксировать в докладе свои обязательства перед ВТО.

Однако, несмотря на некоторую стагнацию в переговорном процессе, представители ВТО успели огорчить российскую делегацию.

От России по-прежнему требуют увеличить внутренние цены на энергоносители, сравнять их с экспортными. Но если до последних переговоров нам грозили лишь отсрочкой вступления в ВТО, то теперь ЕС объявил о начале антидемпингового расследования против российского технического углерода, используемого в производстве шин. Технический углерод получают в основном из газа, а европейская комиссия отказалась учитывать цены, по которым отечественные производители закупают газ на внутреннем рынке, поскольку она считает, что эти цены занижены под давлением государства. "Налицо политика двойных стандартов, - говорит председатель Всероссийского общественного совета по вопросам присоединения России к ВТО Константин Ремчуков. - Никто почему-то не интересуется, субсидированную или несубсидированную электроэнергию используют для прокачки нефти, потому что наша нефть нужна. А газ не нужен, по газу у нас есть конкуренты, прежде всего Норвегия. Но на это мы должны сформулировать четкий ответ: нормами ВТО предусмотрено, что если субсидия не носит специфического характера для отрасли или предприятия, а является общей для всех пользователей на территории страны, то эта субсидия разрешена".

Другая проблема - валютное регулирование. Новое валютное законодательство, по мнению членов рабочей группы, противоречит обязательствам России в Международном валютном фонде - оно предусматривает продажу экспортерами до 30% валютной выручки. Теперь российским переговорщикам придется получать заключение МВФ о том, насколько новый законопроект соответствует правилам фонда. "Что касается претензий к механизму валютного регулирования по внешнеторговым операциям, то сами правила ВТО не запрещают подобных мер валютного регулирования, - говорит Владимир Епанешников из МЭРТ. - Есть определенные положения, касающиеся сотрудничества между МВФ и ВТО. Однако со стороны МВФ к нам до сих пор не было никаких претензий".

И третье, что вызвало негодование у представителей ВТО, -это введение Россией квот на импорт мяса. Напомним, что две недели назад премьер-министр Михаил Касьянов подписал постановление, в соответствии с которым вводятся квоты на импорт мяса птицы, говядины и свинины. Действовать они будут в течение трех лет, ограничения для каждого года устанавливаются отдельно. Установленные ограничения сократят в текущем году импорт мяса птицы примерно на 30%, говядины и свинины - на 16 и 22% соответственно. Многие эксперты расценили этот шаг как ответ на введение Евросоюзом с 2003 году ограничений на импорт зерновой продукции из России. (Вместо 5 млн тонн экспорта зерна, которые, по оценке министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, Россия могла бы экспортировать в этом году в Европу, ЕС, по предварительным данным, готов принять лишь 600 тысяч тонн.)

"В ВТО заявили, что возражают против таких мер, - рассказывает г-н Епанешников, - однако легальных оснований для подобных возражений нет, потому как в соглашении о сельском хозяйстве в рамках ВТО есть пункт, который разрешает применение тарифных квот".

Сами же представители мясной отрасли воспринимают пошлины не только как инструмент помощи отечественному производителю, но и как свою принципиальную позицию по отношению к членству в ВТО. "Если бы Россия не ввела сегодня импортные квоты на мясо, это означало бы, что мы и в дальнейшем, будучи уже членами ВТО, не имели бы права регулировать свой агропродовольственный рынок подобными нетарифными мерами. Тарифные меры защиты Россию устроить не могут, потому что на российский рынок попадает продукт не по рыночной цене, а субсидированный, дотированный правительствами стран-экспортеров. Дотации же превышают наши тарифы в несколько раз. Введение квот - это объявление о том, что Россия претендует на самостоятельную аграрную политику, более того, на то, что она станет хорошим экспортером продовольствия в будущем", - считает президент Мясного союза России Мушег Мамиконян.

Энерготарифы вместо страхования

Из многочисленных сообщений российских высокопоставленных чиновников можно сделать вывод, что более всего наших партнеров по переговорам волнует вопрос ценообразования электроэнергии. Однако вэтэошники говорят, что это не основное требование к России. Официальные представители администрации США, ведающие вопросами международной торговли, во время своего осеннего визита в Россию заявили: Запад интересует сфера финансовых услуг, поскольку "российский банковский сектор не может помогать бизнесу, и если развитие пойдет так, как хотят российские банкиры, то бизнеса в России не будет".

Неслучайно и вице-премьер Алексей Кудрин, приехавший на подмогу российским переговорщикам, пообещал снять "излишние ограничения" по защите рынков, на которых раньше настаивало Минэкономразвития, а именно открыть для иностранного капитала банковский сектор, а со временем и рынок страхования.

Недавно Алексей Кудрин сообщил, что в ближайшее время Минфин намерен внести в правительство предложения по увеличению квоты участия нерезидентов в совокупном капитале российских страховых компаний с 15 до 25%. Он также предлагает допустить иностранных страховщиков на отечественный рынок обязательного страхования.

Пока иностранные страховщики могут покупать акции российских страховых компаний только в пределах установленной квоты. Сейчас, согласно закону о "Об организации страхового дела в РФ", размер участия иностранного капитала в уставных капиталах страховых организаций не может превышать 15%.

"Открыв рынок, нужно ввести или сохранить запрет на работу иностранных компаний по некоторым видам страхования - обязательному и страхованию жизни. Это не нарушает требований ВТО, такие ограничения действуют в развитых странах, например в Канаде, - считает генеральный директор 'Ингосстраха' Вячеслав Щербаков. - Основную угрозу для национальных компаний представляет так называемый трансграничный режим работы, когда иностранные страховщики продают свои услуги через представительства".

По мнению Константина Ремчукова, правительство готово согласиться на либерализацию доступа на финансовый рынок в обмен на снятие требований о выравнивании энерготарифов. "Доступ к российским длинным деньгам и является целью иностранных страховых компаний. Открыв страховой рынок, мы лишимся большой части долгосрочных инвестиций в российскую экономику. В то время как емкость развивающегося сектора российского страхования может быть увеличена в ближайшие пять-семь лет в сорок раз, - говорит г-н Ремчуков. -. Плохо то, что в страховании нет таких сильных лоббистов, как в сельском хозяйстве".