Об удачном заседании правительства

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
10 февраля 2003, 00:00

Медведь в лесу не то чтобы сдох, но как-то, видимо, слегка простудился: премьер-министр М. М. Касьянов на заседании кабинета в прошедший четверг вдруг заговорил в том духе, что экономический рост нельзя откладывать на потом, что он в некотором смысле даже важнее бюджетного профицита и что поэтому имеет смысл подумать о снижении налогов еще при жизни нынешнего поколения россиян. Конечно, это всего лишь обновление риторики, вовсе не означающее сдвига в политике: прозвучавшие в ответ на премьерский призыв "революционные" предложения все того же С. Д. Шаталова все так же напоминают рецепт трусливого гомеопата и перемен налогового климата никак не сулят - но все равно приятно.

Вообще это заседание правительства мне понравилось. На нем было рассмотрено и одобрено постановление "Об обеспечении доступа граждан к информации о деятельности правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти". Этот документ, как заранее объяснял журналистам его куратор, первый замминистра экономики М. Э. Дмитриев, исходит из "презумпции открытости государственных органов" - после его вступления в силу "фактически обязательной публикации не будут подлежать только документы, содержащие секретные сведения". Постановление стало этапом работы правительства над законопроектом сходного содержания, которую намечается завершить к концу марта.

Аналитики единодушно честят кабинет Касьянова закрытым, но принятие постановления об информационной открытости тоже не означает пока радикальных перемен. Характерен тот факт, что проект постановления об открытости обсуждался в полной тайне - ни единого фрагмента из него до публики не докатилось. Все, что ей сочли нужным сообщить, - это что в проекте сперва перечислялось 65 видов документов, которые министерства и ведомства обязаны публиковать (публикация, как я понял, имеется в виду большей частью интернетовская), а теперь их только 51, но не потому, что ретрограды потеснили прогрессистов, а лишь "за счет укрупнения позиций". Что это за позиции, пока нам не ведомо.

Зато - видимо, для подогревания интереса к таинственному тексту - публике сообщены некоторые подробности борьбы вокруг него. Подробности и вправду забавные. Так, замглавы аппарата правительства А. К. Волин рассказал журналистам: "Один из министров спрашивает: 'А если я личное письмо другому министру написал?' Тут уже Герман Греф не выдержал: 'Послушайте, личные письма вы девушкам будете писать, а переписка двух министров не может носить личный характер'". Еще живописнее тезис, с помощью которого от непривычных требований пыталось отбиться МЧС: "Публикация сведений в полном объеме согласно перечню в сети Интернет перегрузит информационные ресурсы и затруднит гражданам поиск необходимой информации" - хоть стой, хоть падай.

Между тем речь идет о деле страшно серьезном: впервые за все последние годы замаячила даже не брешь, а возможность появления бреши в неприступном всевластии чиновничества. Не могу согласиться с тем, что именно непрозрачность власти есть первопричина коррупции, но что непрозрачность создает для коррупции идеальные условия - очевидная правда. И введение прозрачности может оказаться страшным ударом по коррупции простейших типов. Так, если обсуждаемый документ действительно обяжет ведомства вывешивать на своих сайтах "сведения обо всех заключаемых ими граждански-правовых договорах", то многие и многие кормушки не то чтобы закроются, но обмельчают и станут крайне неуютными.

Но меня больше манит другая надежда. Если постановление и вправду обяжет министров обнародовать свою переписку, а все министерства и ведомства - находящиеся в работе проекты документов, может постепенно закачаться едва ли не самый вредоносный из столпов чиновничества - круговая порука.

Как известно, у наших бюрократов в обычае "учитывать все точки зрения". Ни один сколько-нибудь выступающий из внутриведомственной рутины документ не имеет шанса на жизнь, пока не украсится визами всех родных, двоюродных и троюродных данной проблематике контор. Следствий у такого обыкновения два. Во-первых, ни один чиновник (кроме, возможно - возможно! - самого премьера) не в состоянии в обозримое время добиться никакого нетривиального результата. Во-вторых, любой чиновник не только первого, но и второго, а порой и третьего уровня способен надежно затормозить любую нетривиальную инициативу, вставить палку в любое колесо, которому вздумалось повернуться. Повторюсь: такая манера прятаться друг другу за спину еще имела какое-то оправдание в тридцатых годах, когда любая подпись в любую минуту могла обернуться смертным приговором подписавшему. Сегодня это - перманентный заговор чиновничества против страны, лишенный какого бы то ни было человеческого основания. Поэтому если благодаря информационной открытости публика получит возможность видеть, как в ходе согласования любой писульки чиновники не сговариваясь дружно защищают индивидуальные кормушки, то со временем она, публика, научится этой возможностью пользоваться... "Тогда пойдет уж музыка не та - у нас запляшут лес и горы!" - в России станет возможным планомерно проводить какую-либо осознанную политику.

Но для таких лучезарных результатов будет мало принять постановление, да даже и закон об информационной открытости, надо будет добиться их абсолютного, неукоснительного выполнения. Частичное выполнение - погоды не сделает. Вот, скажем, Арбитражный суд города Москвы завел похвальный обычай вывешивать на свой сайт некоторые судебные решения. Хорошо это? Замечательно! Привело это к повышению качества судебных решений? Не привело и не приведет. В этих условиях по-прежнему можно учинить какую угодно гнусность. Нужно, чтобы на сайтах оказывались все решения всех судов. Тогда - через какое-то время! - станет труднее получить от дружественно настроенного судьи такое решение, например, какое мне на днях показывали - без мотивировочной части...