Спусковой крючок

17 февраля 2003, 00:00

Редакционная статья

Сделка англо-американской BP с российскими "Альфой"/"Реновой" прецедентна во многих отношениях. И не только потому, что поражает своими масштабами. Хотя без малого 7 млрд долларов - это абсолютный максимум во всей истории контактов отечественного бизнеса с иностранцами. Тем более если учесть, что сделка неприватизационная - до этого счет на миллиарды долларов шел только в случае продажи тех или иных кусков государственной собственности.

Западный партнер, входящий в высшую лигу мировых нефтегазовых грандов, и паритетное соотношение долей капитала и топ-менеджеров в новой совместной компании позволяют говорить о реальной транснационализации российской нефтяной отрасли. С немедленными, кстати говоря, последствиями в виде роста капитализации как самих фигурантов сделки, так и всего фондового рынка. Российский бизнес перестает быть изгоем и маргиналом на Западе. Нас начинают воспринимать как полноценных партнеров. И что важно, не столько под давлением политических обстоятельств, а просто следуя логике собственного бизнеса.

Дело в том, что все крупнейшие нефтегазовые ТНК испытывают сегодня дефицит располагаемых углеводородных резервов. Они не полностью восполняют ресурсы, и у всех за последние пять лет не было значимых находок. В принципе Россия - самый легкий путь восполнить резервы. Это слишком большая нефтеносная провинция, чтобы ею пренебрегать, да и рынок немаленький и, как оказывается, достаточно выгодный.

Все понимают, что в Россию идти надо. Вопрос в том, когда и как. Просто месторождения брать тяжело. Из-за лимитов на экспорт одним экспортом рентабельной добычу не сделать. Вообще сейчас достаточно рентабелен и внутренний рынок, но лишь при условии, что компания контролирует НПЗ и облнефтепродукты. Продажа сырца кому-то из российских ВИКов - это работа в ноль. Получается, что на российский рынок выгоднее заходить только либо покупая кого-то из русских компаний, либо с ними в альянсе. Особенно учитывая, что наша нефтянка - отрасль весьма политизированная. У российских компаний политический и административный ресурс есть, у западных нет и быть не может. Покуда любые конкурсы за активы включают в себя и "конкурс красоты" перед чиновниками, "чистым" иностранцам светят только периферийные проекты. В этом смысле создание BP совместной компании с россиянами - оптимальный сценарий включения России в свою глобальную бизнес-стратегию.

И с этой точки зрения сделка тоже прецедентна. Впервые крупный западный капитал начинает строить свой бизнес в России не с нуля, с чистого листа, как, скажем, такие гранды, как McDonald`s или IKEA, а в паритетном альянсе с российскими партнерами, путем реального объединения активов сторон.

Конечно, очень важна сделка и с точки зрения трансляции западной корпоративной культуры, этики и стандартов управления на российскую нефтяную отрасль. За всеми действиями и мельчайшими шагами новой компании будут пристально следить - партнеры, конкуренты, инвесторы, СМИ.

Но самое важное состоит в том, что сделка BP-"Альфа"/"Ренова" может оказаться поворотной точкой в развитии всей, а не только нефтяной, российской экономики. Ключевое ограничение для нашего хозяйства сегодня - недостаточно мощный поток инвестиций. Это понятно всем. Уже обыденным стало соображение, что норма накопления в 15-20% для России мизер. Ей нужно как минимум 35-40%. Дефицит велик.

В течение последних трех лет инвестиции в России осуществлялись из двух основных источников - собственных средств отечественных предприятий и возврата отечественного капитала. К концу 2002 года стало очевидно, что этот поток приблизился к своему пределу.

В то же время вот уже два года мы живем в ожидании инвестиций с Запада. Это ожидание оправдано соотношением глубокого кризиса тамошних экономик и, соответственно, отсутствием зон выгодного размещения капиталов и нашим местным экономическим ростом, сулящим неплохие прибыли. Но до сих пор западному капиталу что-то мешало. Он никак не мог забыть дефолт 1998 года. И несмотря на 52 месяца спокойствия, Россия представлялась слишком рискованной зоной для вложений.

Однако, как говорят инвестиционщики, "западные капиталы долго запрягают, да быстро едут". Поступок BP может произвести настоящую революцию в психологии Запада. Мысль об опасности заменит соображение "не упустить шанс". Для России такая психологическая коррекция будет означать инвестиционный взрыв, который вполне может закончиться бешеным экономическим ростом.