Сопротивление неизбежному

Олег Храбрый
24 февраля 2003, 00:00

Военной победой США в Ираке можно будет считать только стремительное и почти бескровное свержение режима Саддама Хусейна и передачу власти "второму эшелону" нынешней иракской элиты. Однако даже при таком сценарии крупное политическое поражение США в Ираке неизбежно

Сопротивление неизбежному - именно так характеризуют все без исключения наблюдатели занятую Францией и Германией позицию в отношении военной операции США против Ирака. В самой формулировке скрыто недоумение - американские стратеги не находят рационального объяснения европейскому упрямству и в выражениях особо не стесняются. Но досталось в результате всем. Генсеку ООН Кофи Аннану, которого американские газетчики обвинили в том, что он чуть ли не кровно заинтересован в сохранении нынешнего статус-кво в Ираке, так как зарплата более четырех тысяч сотрудников ООН, которые курируют все операции по иракской программе "Нефть в обмен на продовольствие", начисляется из иракских же средств. Китайцам, которые заработали большие деньги на поставках оптоволокна для иракских радаров и, как божатся перебежчики, на строительстве тайных бункеров, предназначенных для производства всяческого оружия массового уничтожения. Досталось и туркам, которые с восточной непосредственностью выставили американцам счет: 30 млрд долларов в виде "помощи и кредитов" за использование турецких военных баз или же 4-15 млрд, но всего лишь за нейтралитет.

Но больше всех американцы отыгрались на Жаке Шираке и Герхарде Шредере. Такого шквала антифранцузских и антинемецких статей, высказываний, анекдотов и публичных заявлений в США еще не было. Германии припомнили нацистские лагеря и холокост, обвинили в продаже Ираку (в 70-х годах) технологий химического и биологического оружия, а также в том, что она "прогнулась" под голлистов. Франции - врожденный антиамериканизм, антисемитизм, расизм, нигилизм, "дешевый национализм" от Ле Пена и даже "отрицание реальности" по Жану Бодрийяру.

Французы в долгу не остались - их телевидение бойко включилось в "войну слов", но делает это куда более изящно. Так, касаясь то и дело поминаемых в связи с нынешней ситуацией знаменитых "четырнадцати пунктов" американского президента Вильсона, которые были приняты на Парижской конференции в 1919 году и проповедовали "демократический мир без аннексий и контрибуций", один политический комментатор тут же припомнил знаменитое высказывание по этому поводу французского премьера Жоржа Клемансо: "Даже Господь Бог имел только десять заповедей".

За точкой возврата

Грозясь заблокировать любые попытки Вашингтона и Лондона провести в СБ ООН новую резолюцию по Ираку, которая давала бы право на применение военной силы против режима Саддама Хусейна, Жак Ширак вслед за американцами пересек и точку возврата, за которой уже невозможно чисто дипломатическое урегулирование иракского кризиса. Прекрасно осознавая тот факт, что ООН не в силах помешать американцам провести военную операцию в союзе с Великобританией, французский президент все же сопротивляется - и делает это вовсе не из голлистского упрямства. Поскольку иракская война является грандиозным проектом нового времени, от успеха или неуспеха которого зависит то, каковы будут принципы устройства нового мирового порядка, Париж еще до ее начала делает ставку на неуспех операции.

Главный расчет Жака Ширака - а он, по всей видимости, решился возглавить зародившийся в ходе грандиозных антивоенных манифестаций антиамериканский фронт - построен на предчувствии провала миссии американцев. А таковым можно будет считать не поражение как таковое (в конечной военной победе американцев никто не сомневается), а многочисленные жертвы, затягивание войны и появление в Ираке очагов народного сопротивления.

Стратеги Пентагона стремятся учесть десятки факторов (прежде всего риск применения химического и бактериологического оружия), в силу действия которых после массированных бомбардировок Ирака американской авиацией наземная операция может обернуться катастрофой. Причем сама операция лишена главного риска - американцы достоверно знают, что ядерной бомбы у Саддама нет, иначе вторжение в Ирак с их стороны было бы форменным безумием. Операция "Шок и трепет" разработана как своего рода идеальная компьютерная игра. В результате анализа снимков, сделанных самолетами-разведчиками U-2 и разведывательными спутниками, была разработана даже своего рода программа для "Томагавков" (кстати, секретом их технологии США так и не захотели поделиться с французами), которые нанесут удары по ключевым целям между Тигром и Евфратом. В бортовые компьютеры крылатых ракет внесены координаты важнейших целей - от радаров и бункеров до дворцов Саддама Хусейна. Причем в ряде случаев некоторые ооновские инспекторы на особо важных объектах установили радиомаяки - видимо, для большей точности. Так что Ирак стал идеальным полигоном для проверки самого новейшего оружия американской армии.

Вдохновляет военных стратегов Пентагона прежде всего быстрый (хотя и далеко не окончательный) успех их стратегии в Афганистане - свержение режима талибов с помощью американского спецназа, снабженного спутниковыми телефонами и круглыми суммами денег, выделенных на подкуп старейшин и племенных вождей. "Безграничная свобода" в Афганистане, подобно хирургической операции, вскрыла то, о чем можно было только догадываться: народная поддержка этих пришлых молодых исламистов за шесть лет их пребывания у власти развеялась как дым. Причем чуть ли не главным фактором в этом "народном разочаровании" стало то, что талибы запретили крестьянам сеять опиумный мак. В Ираке интрига та же. Режим Саддама Хусейна удерживается у власти четверть века, но о том, какова реальная его поддержка на местах, можно только догадываться.

Оставаться на местах!

В этой "войне будущего", которую способен сегодня вести только Вашингтон, невозможно учесть главный, человеческий, фактор. Мгновенное крушение всех силовых структур, массовое дезертирство, мятежи в войсках и "свободный коридор" для американских войск прямо до Багдада - это то, на что Вашингтон делает главную ставку и, по всей видимости, может рассчитывать. Но США пребывают в полном неведении относительно того, как будут встречены американские пехотинцы простыми иракцами и чем вообще закончится урбанистическая битва за Багдад, который взялись оборонять преданные Саддаму подразделения Специальной республиканской гвардии. Эти части рекрутированы сплошь из представителей родного племени иракского диктатора абу насир, а также союзных ему племен. Для них война с американской армией это не столько защита диктатора, сколько борьба за сохранение своих привилегий, которыми щедро одаривал их Саддам Хусейн в обмен на безоговорочную лояльность. Именно эта гвардия во время "Бури в пустыне" так и не вступила в бой с войсками международной коалиции, которые остановились у иракских границ в 1991 году. Зато жестко и эффективно расправилась с курдами и шиитами, когда против диктатора восстали четырнадцать из восемнадцати провинций Ирака.

Парадокс ситуации заключается еще и в том, что в ходе прошлой операции по освобождению Кувейта во время ковровых бомбардировок были уничтожены именно те боевые подразделения, которые были настроены против режима. Иракские фронтовики бежали из Кувейта и всерьез были намерены расправиться с Саддамом и его людьми, втянувшими их в бесперспективную военную авантюру. Отсюда вопрос: а не станет ли новая массированная американская бомбардировка иракских войск именно той самой "зачисткой", которая не только восстановит иракское население против агрессоров, но и ликвидирует "строительный материал", из которого только и можно ваять новый демократический Ирак?

Прекрасно осознавая все эти риски, Вашингтон ставит свой политический проект в прямую зависимость от того, как пойдет военная операция. Она должна быть быстрой и стремительной, чтобы иракское население просто не успело осознать, что произошло, и, изнуренное многодневными опустошительными бомбардировками, не восстало против "освободителей". Уже в первые часы авиаударов морские пехотинцы на вертолетах и танках вторгнутся на территорию страны с севера и с юга и двинутся на Багдад. Специальные подразделения займутся психологической обработкой иракских войск, зажатых в анклавах и деморализованных сокрушительными ударами, чтобы те сдавались без боя. В числе первоочередных целей - не дать иракцам возможности воспользоваться ракетами "Скад", химическим и биологическим оружием, а также подорвать нефтяные скважины. Идея состоит в следующем: нанести по врагу такой мощный и быстрый удар, чтобы его психическая и физическая способность к сопротивлению была немедленно сломлена. Главным отличием "Шока и трепета" от "Бури в пустыне" является то, что американцы попытаются не столько разгромить, сколько деморализовать иракскую армию и на этой волне стремительно выиграть битву за Багдад.


Ирак быстро сдастся на милость победителей только в одном случае - если бывшей гвардии Саддама будут гарантированы главные позиции в новом Ираке. А значит, надежды курдов и шиитов, а они составляют конституционное большинство, на участие в управлении страной не оправдаются. Это сильно пахнет гражданской войной

Причем Пентагон пытается одержать в ней победу уже сегодня и делает это таким образом, что невольно восстанавливает против себя уже существующую иракскую оппозицию. Курдские лидеры, которые недавно консультировались с чиновниками госдепа по поводу будущей стратегии Вашингтона, вернулись из США в шоке. На экстренном совещании оппозиции, которое состоялось на прошлой неделе на севере Ирака, было заявлено, что "вооруженные силы США решительно настроены начать военную операцию - вне зависимости от того, что произойдет с ООН и на улицах Европы. Нам же пора искать себе место". Дело в том, что лидеры курдской Демократический партии и Патриотического союза Курдистана были поставлены в известность о планах Вашингтона, суть которых - сохранить нынешнее иракское правительство почти в целости и сохранности, сменив в нем лишь верхний слой партийных чиновников, которых ассоциируют с режимом. Иными словами - посадить на место одиозных приспешников Саддама "второе звено" иракских офицеров, партийных управленцев и чиновников, не успевших замараться в крови своих соотечественников. Такой сценарий развития событий наиболее вероятен, если операция по свержению режима Саддама Хусейна пройдет быстро - без сучка и задоринки, то есть при полной лояльности уже существующих структур власти в Ираке. Собственно, это и есть то, что впоследствии будет названо победой.

Взятый в кольцо Багдад быстро сдастся на милость победителей только в одном случае - если бывшей гвардии Саддама будет гарантирована не только личная безопасность, но и ведущая роль в новом Ираке. В перспективе это означает, что надежды курдов на севере и шиитов на юге (а они составляют то самое конституционное большинство в стране) посадить своего ставленника в качестве первого или, в худшем случае, второго человека в Багдаде окажутся напрасными. Завязавшуюся гражданскую войну различных фракций, "обманутых в своих лучших надеждах", нельзя будет прямо поставить в вину Вашингтону: политическая карта Ирака - это ребус, разгадать который под силу только одному Саддаму Хусейну. Совершенно очевидно, что Вашингтон готов временно пожертвовать концептом "демократического Ирака" в обмен на быструю победу. Ведь она - залог благополучного будущего Америки. С одной стороны, быстрое свержение режима Саддама Хусейна, осуществленное малой кровью, представит европейских пацифистов безответственными трусами, которые пытались чинить препятствия невыразимой "воле иракского народа", давно желавшего падения жестокого диктатора, и не позволит мощным антивоенным силам по всему миру оформиться в антиамериканский фронт. С другой - если американцы увязнут в Ираке, по всему миру прокатятся мощные антивоенные демонстрации, и этим движениям понадобится лидер.


Вашингтон готов временно пожертвовать концептом "демократического Ирака" в обмен на быструю победу. Ведь она - залог благополучного будущего администрации Буша

Жак Ширак безошибочно угадал политическую конъюнктуру. Пришло время занять пустующую пока нишу цивилизованного антиамериканизма, организованного концептуально, как политический проект. Извечное противостояние франкофонного мира англосаксонскому, тлевшее доселе, как огонь подо льдом, в Европе и выходившее на поверхность разве что в Африке в вопросах политического влияния в бывших колониях, плавно трансформируется в "европейский проект" - создание политического фронта противодействия гегемонии Америки. Поскольку "иракский проект" Штатов вряд ли будет вполне успешным, для Парижа это беспроигрышная игра.

Тонкий французский расчет

Европейский союз, задуманный поколением европейских реформаторов Жаком Делором, Гельмутом Колем и Франсуа Миттераном, при активном участии Жака Ширака проходит тест на самоидентификацию. Именно поэтому позиция будущих членов ЕС - Польши, Венгрии, Чехии и прибалтийских государств (а с ними Румынии и Болгарии), подписавшихся вместе с Великобританией и Испанией под письмом в поддержку военной операции США против Ирака, вызвала гневную отповедь французского президента, который не стеснялся в выражениях: "Вы упустили великолепную возможность придержать язык за зубами. Когда вы являетесь членом семьи, у вас больше прав, нежели когда вы только стучитесь в дверь".

Инстинктивно Франция желает полной определенности - раз уж де-факто ни ООН, ни НАТО больше не являются политическими институтами, способными внести существенные коррективы в стратегию США, тогда их судьбой можно преспокойно играть. Как знать, не боится ли Вашингтон их крушения куда больше, нежели сами европейцы? Не опасаются ли сами США своей не прикрытой фиговым листком мощи? Не есть ли террор, зародившийся в маргинальном мире и вступивший в бессильное противостояние с Америкой, маниакальное искажение человеческого сознания, отвергнувшего цивилизованные методы оппозиции лишь потому, что до сих пор их просто не могло быть?


Жак Ширак безошибочно угадал политическую конъюнктуру. Пришло время занять пустующую пока нишу цивилизованного антиамериканизма, организованного концептуально, как политический проект

Без сомнения, в сложном ближневосточном мире, который совсем скоро подвергнется мощной трансформации, американский проект натолкнется на серьезные препятствия, и, будьте уверены, все пойдет вовсе "не по плану". Если в Багдаде будут когда-либо проведены всеобщие выборы, антиамериканские лозунги станут на них мощным оружием, которым захотят воспользоваться все без исключения политические силы. Вашингтону грозит испытание "истинной демократией". Когда Ирак начнет расслаиваться по этническим и племенным признакам и его духовные лидеры попытаются скрепить его воедино всякого рода возвращениями к "основам исламской веры", американские стратеги окажутся перед необходимостью спешно менять правила игры. И тогда грандиозная военная операция, которую так и не удалось впихнуть ни в какие рамки борьбы с террором, органично превратится в антитеррористическую, то есть в ту, в которой победы быть просто не может - можно разгромить горстку приверженцев "Аль-Каиды", но нельзя победить народ.

Франция поспешила занять место цивилизованного оппонента США. Благодаря этому она обеспечила себе место в новом Ираке - различные политические силы в Багдаде будут просто вынуждены делать ставку не только (и не столько) на Америку. Только так зреющее недовольство, рожденное бессилием противостоять этой ничем не сдерживаемой военной и политической мощи, будет направлено в цивилизованное русло. И тогда именно США, а не Франция, обречены будут ожесточенно сопротивляться неизбежному политическому провалу.

Китай (1945). В октябре около 50 тысяч американских солдат отправляются на север Китая на помощь националистическим властям для разоружения японцев и контроля над портами, дорогами и аэродромами. В Китае к этому времени уже дислоцируется военный контингент США в 60 тысяч человек.

Корея (1951-1953). Военный контингент США сражается на стороне Юга против Севера.

Тайвань (1950-1955). В июне 1950 года президент Гарри Трумэн отдает приказ Седьмому флоту США предотвращать любые попытки Китая напасть на остров Формоза.

Вьетнам (1960-1975). После атак на эсминцы США в Тонкинском заливе президент Линдон Джонсон начинает военную операцию в поддержку южан против северян. К концу 60-х годов военная группировка США в регионе превысила полмиллиона человек. После многочисленных потерь Вашингтон решился на прекращение неудачной военной операции.

Камбоджа (1970-1975). Американские войска входят в страну для очистки храмов от засевших в них вьетконговцев и северных вьетнамцев, чтобы обеспечить безопасный вывод войск с юга Вьетнама.

Иран (1980). Провал миссии спецназа США по освобождению американских заложников в Тегеране.

Ливан (1982). Отряд морской пехоты США участвует в операции по выводу бойцов Организации освобождения Палестины из Бейрута.

Ливия (1986). Воздушные удары США по "террористической инфраструктуре" и военным объектам страны.

Персидский залив (1987-1888). США охраняют кувейтские суда во время "танкерной войны" между Ираном и Ираком. Выступают на стороне Багдада.

Панама (1989-1990). США посылают в страну тысячу морских пехотинцев и свергают режим Мануэля Норьеги.

Саудовская Аравия (1990-1991). Президент Джордж Буш-старший отдает приказ разместить в королевстве американские войска для защиты страны от возможной иракской агрессии. Создана международная коалиция против Ирака, оккупировавшего 2 августа 1990 года Кувейт.

Кувейт, Ирак (1991). С санкции ООН 18 января США и силы коалиции начинают военную операция "Буря в пустыне" по освобождению страны от иракских войск. 28 февраля операция успешно завершена. Коалиция не вторгается на территорию Ирака. В регионе размещаются американские военные базы.

Сомали (1992-1994). С санкции ООН США проводят в стране гуманитарную военную операцию "Продолжение надежды". В результате боев в Могадишо гибнут 18 американских пехотинцев и 78 получают ранения. Американский контингент немедленно выводится из страны.

Хорватия (1995). Авиация США атакует аэродромы сербов в Сербской Краине перед наступлением хорватов.

Судан (1998). После взрывов американских посольств в Кении и Танзании авиация США наносит удар по фармацевтической фабрике, на которой якобы разрабатывался нервно-паралитический газ.

Афганистан (1998). Воздушные удары по бывшим тренировочным лагерям ЦРУ, в которых теперь проходят подготовку террористы "Аль-Каиды".

Ирак (1998). Четырехдневная бомбежка страны британо-американской авиацией.

Югославия (1999-2000). Массированные удары авиации НАТО по городам страны. После 78 дней бомбежек Белград соглашается вывести свои войска из Косово.

Афганистан (2001-...). Военная операция США "Безграничная свобода" по свержению режима талибов и уничтожению баз "Аль-Каиды" в стране. Локальные операции по уничтожению террористических групп на границе с Пакистаном продолжаются.