Онемевший горбун

24 февраля 2003, 00:00

"Когда же они начнут петь?" - шептала маленькая девочка, нетерпеливо ерзая на третьем ярусе балкона Большого театра во время премьеры балета "Собор Парижской Богоматери". Балет хореографа Ролана Пети появился на свет в Париже еще в 1965 году (за три десятилетия до мюзикла), а у нас его видели в 70-х. Но нынешние москвичи настолько привыкли к мелодии песни "Belle", Вячеславу Петкуну с накладным горбом и танцам в стиле фламенко, что без них инсценировку романа Гюго не все способны представить. Не всякий посмотревший мюзикл готов свыкнуться с мыслью, что Николай Цискаридзе, играющий Квазимодо, не порадует публику рассказом про трудную жизнь горбуна, отверженного судьбой.

Между тем балет Ролана Пети (вторая работа французского хореографа в ГАБТе после прошлогодней "Пиковой дамы") оказался одной из самых больших удач театра за последние годы. Яркие эпатажные костюмы Ива Сен-Лорана в сочетании с акробатическими прыжками огромного кордебалета превратили самую консервативную сцену страны в грандиозный модернистский салон. За кордебалетом, кстати, следить едва ли не интересней, чем за главными персонажами: танцоры в красных трико походят на компанию человеков-пауков из недавнего блокбастера, а разноцветная толпа нищих, подражаюших Квазимодо, - на семейку зомби из какой-нибудь "Цитадели зла". Декорации вполне соответствуют причудливой хореографии и костюмам: виды Парижа намечены лишь несколькими мазками, а собор Парижской Богоматери еле угадывается в замысловатых сценических конструкциях. О том, что на сцене Большого театра все-таки идет классический балет, а не авангардное шоу, свидетельствует лишь симфонический оркестр, исполняющий вполне традиционную музыку знаменитого кинокомпозитора Мориса Жарра.

Два российско-французских "Нотр-Дама" играются в двух шагах друг от друга. Конкурентами им, конечно, не стать - уж слишком разные жанры. Зато чуть ли не впервые столь разные виды искусства получили возможность наладить взаимовыгодное сотрудничество: попсовый мюзикл вполне может заставить поклонников Петкуна заинтересоваться авангардным балетом, а балет, в свою очередь, - расшевелить утонченную балетную аудиторию и отправить ее на мюзикл.