Спор по понятиям

Расплывчатые трактовки инвестиционных соглашений с региональными властями в любой момент могут обернуться против добросовестного инвестора

Тринадцатого февраля Законодательное собрание Нижегородской области одобрило трехстороннее инвестиционное соглашение между правительством области, администрацией Арзамасского района и руководством компании Stora Enso Packaging VR (подразделением финского концерна Stora Enso, занимающего второе место в мире по производству картона и бумаги) о строительстве в регионе завода по производству гофрированного картона и упаковки стоимостью 40 млн евро. Stora Enso Packaging VR получит освобождение от части налогов на имущество, землю и прибыль в течение пяти лет.

Это безусловно приятное, но отнюдь не тянущее на сенсацию событие вряд ли стоило бы упоминания, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что в той же Нижегородской области сегодня разворачивается крупный налоговый скандал, связанный с реализацией аналогичной инвестиционной программы: фискальные органы предложили Борскому стекольному заводу (БСЗ) вернуть в бюджет 950 млн рублей, которые предприятие недоплатило в виде льгот, предоставленных ему согласно инвестиционному соглашению 1997 года. Это соглашение было заключено между основным акционером БСЗ бельгийской стекольной компанией Glaverbel, владеющей 36,4% акций предприятия, и администрациями Нижегородской области и Борского района. Предусматривает оно освобождение завода на пять лет от налога на прибыль (в части, зачисляемой в местный бюджет) и от налога на имущество, зачисляемого в областной и районный бюджеты, в обмен на инвестиции капитального характера, направляемые на коренную реконструкцию производства. Кроме того, завод получил пятилетнюю отсрочку по платежам в территориальный дорожный фонд на 50 млн рублей.

По мнению налоговых органов, условия инвестиционного соглашения не были выполнены. Как утверждает заместитель руководителя Управления МНС по Нижегородской области Нина Мамыкина, концерн Glaverbel, который должен был полностью обеспечивать инвестиции, вложил лишь 15 млн долларов. Поэтому, считают руководители УМНС, завод должен вернуть необоснованно использованные льготы. Вместе со штрафными санкциями долг завода перед бюджетом составляет, по их оценкам, около 30 млн долларов.

Что считать инвестициями

Казалось бы, все просто и очевидно - условия соглашения не выполнены, так что льготы теряют свою силу. "Освобождение от уплаты налога является льготой, право на которую возникает при соблюдении условий, которые определяются соответствующими муниципальными органами и органами субъектов федерации, - говорит юрист департамента налогового права юридической фирмы 'Аганин и партнеры' Антон Зыков. - Нарушение установленных условий в определенном налоговом периоде является основанием для доначисления налога, пени и, в определенных случаях, налоговых санкций".

Однако за пять лет на БСЗ были модернизированы обе линии полированного стекла, пущен новый цех автомобильного ветрового стекла триплекс, резная и шлифовальная линии малых боковых стекол. Выпуск полированного стекла за это время увеличился в 1,6 раза, триплекса - в 1,8 раза. Всего в модернизацию, по утверждению руководителей БСЗ, было вложено 85 млн долларов. Напомним, что нижегородские мытари говорят об инвестициях лишь в размере 15 млн, и объем сделанной работы явно превышает эту цифру. Так откуда же тогда взялись остальные средства? "Остальные средства, направленные на реконструкцию завода, - это часть прибыли самого БСЗ и амортизационные отчисления", - говорит Нина Мамыкина.

Другими словами, реинвестированную прибыль и амортизацию нижегородские мытари инвестициями не считают. Во всяком случае, не желают засчитывать их в инвестиции, которые предусмотрены инвестиционным соглашением. У руководителей предприятия, разумеется, противоположное мнение на этот счет. Экономисты БСЗ считают, что использование прибыли завода, который находится в руках, по сути дела, одного собственника, это те же инвестиции. Эту позицию разделяет и глава Борского района Владимир Иванов, который утверждает, что "иностранные собственники, а кроме Glaverbel в консорциум акционеров входят ЕБРР и Международная финансовая корпорация (IFC), которым принадлежит по 19,25 процента акций, имеют право распоряжаться прибылью завода по своему усмотрению, поэтому реинвестирование прибыли в реконструкцию производства нужно рассматривать как иностранные инвестиции".

Независимые юристы тоже считают претензии налоговиков к БСЗ необоснованными. "В соответствии со статьей 50 Гражданского кодекса акционерное общество распределяет полученную прибыль между своими акционерами, - говорит Антон Зыков. - Компания Glaverbel как акционер имела право на получение части прибыли завода. Она могла беспрепятственно вывезти свою долю прибыли за рубеж и, в целях исполнения инвестиционного соглашения, тут же перечислить обратно в Россию в качестве инвестиций. Добиться аналогичного эффекта можно и без перевода средств из России и обратно, просто оставив полученную прибыль на заводе. В любом случае на развитие предприятия были израсходованы денежные средства, правами на которые обладал бельгийский инвестор. Поэтому позиция УМНС не представляется достаточно обоснованной".

Однако налоговики упирают на то, что ни в инвестиционном соглашении между БСЗ и местными органами власти, ни в региональном законе "О государственной поддержке инвестиционной деятельности" (на основании которого, собственно, и предоставлялись льготы) не дается однозначной трактовки понятий "инвестиции", "иностранные инвестиции" и "инвестиционная программа". И поэтому их точка зрения имеет не меньше прав на существование, чем любая другая.

Мины замедленного действия

Теперь статус борских вложений в производство должен определить арбитражный суд Нижегородской области, заседание которого назначено на 18 марта. На сегодняшний день вероятность судебного решения в пользу БСЗ эксперты оценивают оптимистично. "Конечно, то, каким будет решение суда, зависит от текста инвестиционного соглашения и соответствующих нормативных документов Нижегородской области и Борского района, - отмечает Антон Зыков. - Однако при анализе документов судья обязан руководствоваться основным принципом толкования налогового законодательства: все неустранимые сомнения, противоречия и неясности трактуются в пользу налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК РФ). Представляется, что с учетом этого принципа, а также презумпции невиновности налогоплательщика сотрудникам УМНС будет трудно доказать нарушение со стороны БСЗ и его инвестора".

Для БСЗ положительное решение суда стало бы двойным праздником, поскольку ЕБРР и IFC недавно объявили о намерении выделить по 25 млн долларов в виде восьмилетнего кредита для дальнейшей реконструкции производства, и руководство БСЗ, начиная следующий этап модернизации предприятия, рассчитывало заключить с администрацией области новое инвестиционное соглашение. Но очевидно, что эти планы реализуются только в случае судебной победы БСЗ.

Что же касается упоминавшегося инвестиционного соглашения со Stora Enso Packaging VR, то наученные борским опытом юристы внесли в бизнес-план четкую формулировку, предусматривающую финансирование "за счет уставных и заемных средств".

Однако и в Нижегородской области, и в других регионах России продолжают действовать принятые в середине 90-х годов законы об инвестиционных льготах с невнятными, расплывчатыми формулировками. Большинство из них в любой момент может обернуться для инвесторов миной замедленного действия, особенно если нижегородский арбитражный суд все-таки примет решение в пользу мытарей. И тогда инвесторам останется только одно малюсенькое утешение. "Необходимо отметить, что УМНС не имеет правовой возможности взыскать сумму всех инвестиционных льгот, предоставленных предприятию начиная с девяносто седьмого года, - напоминает Антон Зыков. - Ведь, согласно действующему законодательству, меры налогового контроля не могут применяться к периоду, превышающему три года с момента выявления предполагаемого нарушения".