Только вперед

Павел Быков
3 марта 2003, 00:00

Экономическая политика США и война в Ираке угрожают интересам Евросоюза как самостоятельного центра силы. Укрепить позиции Европы могут только решительные меры по формированию более гибкой и согласованной финансовой политики

Европа и Америка все сильнее отдаляются друг от друга. Это совершенно однозначно показал состоявшийся недавно саммит глав центробанков и министров финансов стран "большой семерки". На встрече в Париже европейские чиновники подвергли резкой критике очередной план Джорджа Буша по сокращению налогов. Так, глава Европейского центрального банка Вим Дуйзенберг выразил опасение, что планы администрации Буша несут в себе угрозу росту мировой экономики, подчеркнув, что возникновение в США ситуации двойного дефицита - дефицита бюджета и дефицита платежного баланса - "вызывает озабоченность в Европе и мире". Его поддержал и министр финансов председательствующей в ЕС Греции глава финансистов еврогруппы на встрече G7 Никос Кристодулакис, по мнению которого, масштабное сокращение налогов не является решением проблемы вялого экономического роста, а "крупные двойные дефициты могут создать риски для поддержания балансов, и, если эти риски материализуются, это будет иметь серьезные последствия далеко за пределами Соединенных Штатов".

Наиболее же ярко резкое охлаждение в отношениях между ЕС и США проявилось в неожиданно остром противостоянии вокруг Ирака, в ходе которого стало очевидно, что, будучи формально союзниками по НАТО, европейцы и американцы в действительности таковыми не являются. Различия в интересах и подходах оказались столь велики, что трудно себе представить, каким образом стороны могут прийти к взаимовыгодному соглашению. Теперь, даже если ЕС и США пойдут на компромисс, маловероятно, что он будет продолжительным. Ведь столкновение вокруг Ирака - это всего лишь зримое проявление более фундаментального, экономического по своей сути, конфликта.

В самом деле, для Америки война против Ирака, помимо прочего, - один из элементов политики, направленной на сохранение своего особого положения в мировой экономике (рост госрасходов, прежде всего расходов на оборону, сокращение налогов, попытка усилить свой контроль над мировым рынком нефти - другие основные составляющие этой политики). Для Европы же и война в Ираке, и подобная политика США в целом представляют угрозу, поскольку подрывают ее потенциал как альтернативного центра силы.

Кризис на экспорт

В самих США обеспокоенности европейцев не разделяют. Американцы осознают, что возможности стимулирования экономического роста мерами денежно-кредитной политики ограничены и близки к исчерпанию. Процентная ставка уже составляет рекордно низкие 1,25% годовых, так что значительного эффекта от ее дальнейшего снижения ждать не приходится, тогда как риски от проведения мягкой денежной политики вполне очевидны. Хронический дефицит текущего платежного баланса, от которого США вряд ли избавятся в обозримом будущем, в сочетании с такой политикой может серьезно ударить по позициям доллара как мировой резервной валюты. Ведь замкнуть круг - заставить доллары опять вернуться в страну в виде притока капитала, чтобы сбалансировать дефицит, при этом целиком полагаясь на рыночные силы, - США сейчас не могут. Падение котировок на американском фондовом рынке, который в 90-х годах служил магнитом для инвесторов со всего мира, продолжается.

Поэтому вполне логично, что администрация США решила поддержать экономику за счет бюджета - снизив налоговую нагрузку и одновременно увеличив государственные расходы. Расчет делается на то, что это позволит экономике с наименьшими потерями пережить трудные времена, а в долгосрочной перспективе приведет к увеличению поступлений в бюджет и позитивно скажется на состоянии госфинансов. Технически же оба дефицита - бюджетный и текущий платежный - будут сбалансированы, по-видимому, через рынок гособлигаций. Благо что как крупный суверенный заемщик США по-прежнему вне конкуренции. Некоторое же повышение процентных ставок в результате роста госзаимствований пойдет доллару только на пользу.

План этот для США, безусловно, сопряжен с определенным риском. Основная опасность заключается в том, что эффект от снижения налогов окажется меньше предполагаемого, и тогда заложенного в план роста макропоказателей не произойдет - кривая будущих налоговых поступлений пойдет вверх недостаточно быстро, и в результате уже через несколько лет бюджет США начнет трещать по швам. Однако основные риски от реализации планов администрации Буша ложатся все-таки на остальной мир. Во-первых, активные заимствования США на международном рынке капитала могут привести к повторению ситуации 80-х годов, когда это привело к повышению долгосрочных ставок в мире и замедлению темпов роста мировой экономики. Во-вторых, основной прирост в государственных расходах США происходит в результате роста оборонных расходов и расходов на безопасность. Весьма вероятно, что это приведет к росту нестабильности в остальном мире, поскольку она является одновременно и хорошим поводом использовать военную силу, и обоснованием для наращивания военных расходов, да и привлекательность инвестирования капитала в США от этого только увеличится - Америка в таком случае оказывается островком стабильности.

Угроза

Подобное развитие событий благоприятно для США еще и потому, что оно позволяет сыграть на относительной слабости формирующегося альтернативного полюса силы - объединенной Европы. Оно вскрывает неподготовленность ЕС к тому, чтобы превратиться в центр привлечения капитала. В самом деле, европейцам сейчас сложно что-либо реально противопоставить американцам на финансовом фронте. Евросоюза как суверенного заемщика не существует. Гособлигации отдельных стран ЕС при едином центре денежной политики - европейском центробанке - по статусу можно условно приравнять к облигациям какого-нибудь американского штата. Свобода европейских стран при проведении бюджетно-налоговой политики ограничена пресловутыми 3% дефицита.

При этом европейцам сегодня приходится решать ту же задачу, что и американцам, - задачу стимулирования экономического роста. Ведущая страна еврозоны Германия соскальзывает в рецессию. Темпы роста европейской экономики падают, а война в Ираке, по оценкам большинства экономистов, окажет на нее дополнительное негативное воздействие. Так, председатель ЕЦБ Вим Дуйзенберг сделал в Париже чрезвычайно пессимистическое заявление о перспективах экономики еврозоны в 2003 году, указав, что расчеты на экономическое оживление к концу этого года могут не оправдаться.

В отличие же от США у властей ЕС возможностей поддержать экономический рост за счет увеличения госрасходов практически нет - в ведущих странах величина дефицита бюджета близка к предельной (в 2003 году в Германии он составит около 3,3%, во Франции - 3% от ВВП). Снижать налоги, высокий уровень которых удушающе воздействует на европейскую экономику, и не сокращать при этом госрасходы тоже нельзя. Единственным механизмом поддержания роста в руках европейских властей является процентная ставка. И использовать его, судя по всему, европейцам придется в полную силу.

Основания для этого дает все то же заявление главы ЕЦБ, в котором Дуйзенберг сказал о готовности действовать без колебаний. Рынок однозначно воспринял данное заявление как свидетельство о грядущем агрессивном (на 0,5-0,75%) понижении ставки уже в ближайшем будущем. Особенно решительных действий от ЕЦБ ждут, если война в Ираке все же начнется. В этом случае ставка очень быстро может опуститься ниже уровня в 2% годовых. Ясность позиции ЕЦБ и готовность действовать без колебаний - фактор, безусловно, позитивный (тем более если учесть, что ранее руководство ЕЦБ страдало от недостатка четкости в заявлениях). Да и на состоянии европейской экономики понижение ставки должно сказаться положительно. Однако значительное понижение ставки может завести экономику Европы в своего рода ловушку.

Главная опасность для ЕС состоит в том, что относительная слабость европейского финансового сектора в сочетании с мягкой денежной политикой, с одной стороны, и ситуация с двойным дефицитом в США в сочетании с масштабными заимствованиями на международном рынке капитала - с другой, могут превратить Европу в своего рода финансового донора США и надолго лишить ее шансов стать самостоятельной силой.

Критический момент

Европейцы оказались в очень сложном положении. Неразвитость финансового рынка и наличие большого количества формальных ограничений не позволяют ЕС на равных конкурировать с США. Европа оказалась в ситуации, когда для превращения ее в реальный полюс силы, в центр притяжения капитала ей необходимо быстро сделать качественный скачок.

Действительно, например, отсутствие единого глубокого рынка госдолгов не позволяет европейцам эффективно решить сразу несколько фундаментальных проблем. Без него Европе будет сложно проводить гибкую бюджетно-налоговую политику. В свою очередь, без возможности проводить такую политику европейцам будет чрезвычайно сложно приступить к структурной перестройке хозяйства. Поскольку необходимую для этого налоговую реформу невозможно эффективно проводить, если налоговая система оказывается подчинена текущим целям наполнения бюджета и выполнения формального показателя "трех процентов". В этот же вопрос во многом упирается и решение другой назревшей проблемы - переход на накопительную пенсионную систему, которая является фундаментом американской финансовой системы и без которой создание эффективного рынка капитала просто немыслимо.

В принципе в Европе уже начался процесс формирования подобного рынка, который мог бы стать магнитом для капитала - рынка долгосрочных корпоративных облигаций. В середине января крупнейшая итальянская телефонная компания Olivetti разместила на рынке свои тридцатилетние облигации на сумму 400 млн евро (первый транш из трехмиллиардного выпуска). Это первое размещение столь долгосрочных облигаций в европейской корпоративной истории. Ее примеру последовали такие энергетические гиганты, как RWE и Electricite de France, а также ведущие европейские телекоммуникационные компании France Telecom, Telefonica, Deutsche Telekom, которые вместе разместили облигаций на сумму 4,9 млрд евро. Однако, несмотря на блестящие перспективы рынка, спрос на эти облигации оказался неустойчивым. Некоторые инвестбанки, размещавшие эти облигации, теперь даже оказались вынуждены начать выкупать бонды на рынке, чтобы сохранить свои отношения с заемщиками и инвесторами. От размещения аналогичных бумаг недавно отказались испанская энергетическая компания Endesa и Vivendi Environment. Одной из главных причин снижения интереса к бумагам аналитики называют вероятную войну в Ираке.

Есть еще одна причина того, что война против Ирака нанесет огромный ущерб формирующейся европейской финансовой системе. Однозначная поддержка правительством Тони Блэра позиции администрации США привела к резкому охлаждению в отношениях между Великобританией и континентальной Европой. Без вхождения же Британии в зону евро превращение Старого Света в мощную финансовую силу в лучшем случае откладывается на далекую перспективу, в худшем - может не состояться никогда. Поскольку реальным финансовым центром Европы, с развитой инфраструктурой, соответствующим законодательством, кадрами и корпоративной культурой, является лондонский Сити, без его полноценного включения в еврозону говорить о скором превращении Европы в самостоятельный полюс силы не приходится. Формирование же подобного финансового центра на континенте, например во Франкфурте, может занять слишком много времени, причем без гарантии на успех.

В случае начала войны в Ираке Европа будет вынуждена резко снизить процентную ставку. При этом она существенно снижает шансы стать самостоятельной силой финансового рынка.