Они больше не воруют

На Украине теперь платят за весь потребляемый газ. Но инвестиционная привлекательность нового рынка объемом 3-4 млрд долларов в год прямо зависит от того, будут ли допущены к приватизации распределительных сетей иностранные, в первую очередь российские, инвесторы

"А Украину по газу мы ликвидируем", - обещал в начале 2000 года бывший глава "Газпрома" Рем Вяхирев, подразумевая, что российская газовая корпорация будет постепенно отказываться от газовых сделок с украинцами. И это было правильно: тогда Украина казалась российскому "Газпрому" большой "черной дырой", в которой исчезают миллиарды кубометров голубого топлива с нулевыми шансами получить за него плату.

В последние год-два ситуация стала меняться. Киев нашел в себе силы разрушить схемы газового воровства, тем самым создав новый емкий рынок. На Украине ежегодно потребляется более 70 млрд кубометров газа, за которые теперь стали платить живые деньги. Неудивительно, что за этот рынок развернулась острая борьба: "Газпром" де-факто отстранил группу компаний "Итера" от поставок топлива на Украину, а украинский "двойник" "Газпрома" - национальная акционерная компания (НАК) "Нефтегаз Украины" - почти полностью вытеснила с внутреннего рынка частных газотрейдеров, хозяйничавших на нем с середины 90-х годов.

Украинцы теперь рассчитывают, что расчистка рынка сможет открыть на него путь новым поставщикам и инвесторам.

Почему за газ теперь платят


Ежегодно на Украине потребляется около 70 млрд кубометров газа. Теперь за этот газ платят живыми деньгами. Пока этот рынок делят монополисты - "Газпром" и "Нефтегаз Украины"

По данным "Газпрома", около 70% экспорта российского газа идет через территорию Украины. Поэтому поставки российского газа на Украину велись лишь в счет платы за оказание услуг по его транзиту. Этот объем поставок велик - около 25 млрд кубометров ежегодно, однако потребности украинской экономики он не удовлетворяет даже наполовину. Сами украинцы могут обеспечить за счет собственной газодобычи лишь 17-18 млрд кубометров - около 25% потребностей республики. Все остальное - примерно 20-21 млрд кубометров - Украина вынуждена закупать. Ранее эти закупки велись через "Итеру". Главным образом это был газ из Туркмении, продавать который с выгодой - при дорогом транзите и высокой цене покупки - "Итера" могла, лишь выстраивая длинные бартерные цепочки. Сложность такого бизнеса ограничивала инвестиционную привлекательность украинского рынка.

На внутреннем украинском рынке местные газотрейдеры тоже зарабатывали деньги за счет взаимозачетных схем. Причем использовались эти поставки главным образом для того, чтобы установить контроль над тогда еще государственными промышленными предприятиями. Ситуация стала меняться только с 2000 года. Правительство приняло ряд жестких мер по борьбе с бартером и неплатежами. В то же время крупные трейдеры, превратившись в официальных собственников предприятий, потеряли интерес к прежним "газово-бартерным" схемам вымывания "оборотки" из промышленного сектора.

Как только стало понятно, что с украинских потребителей газа теперь можно получать живые деньги, "Газпром" решил покончить с "итеровской паузой" в своих газовых отношениях с Украиной. Согласно подписанному 10 декабря соглашению между НАК "Нефтегаз Украины" и "Газпромом", последний начиная с 2003 года становится оператором по транзиту туркменского газа на Украину, получая за свои услуги 38% от всей суммы контракта с туркменами. "Нефтегаз Украины" поступил почти аналогично: с начала 2002 года он запретил импортировать туркменский газ независимым трейдерам, а с осени вообще отстранил их от поставок газа конечным потребителям, переключив оных на закупки газа у своей дочерней компании "Газ Украины". Правда, газотрейдеры по договоренности с НАК до сих пор продолжают обслуживать ряд предприятий, выбрасывая на рынок незначительные объемы газа. Однако эти поставки уже не делают погоды на рынке.

В результате в 2002 году, по данным НАК "Нефтегаз Украины", денежная проплата газа украинскими потребителями составила 90,4%, при том что в конце 90-х она не превышала и 15%. Все это позволило Украине аккуратно выполнить свои обязательства перед российскими и туркменскими поставщиками за последние два года и даже создать на рынке определенный излишек газа, который украинцы намерены теперь экспортировать в Европу (на 2003 год "Газпром" определил экспортную квоту для Украины в размере 5 млрд кубометров).

Есть ли шанс у независимых трейдеров

Как пишут киевские СМИ, между президентом НАК Юрием Бойко и главой "Газпрома" Алексеем Миллером завязались тесные дружеские отношения, что во многом и обусловило синхронность действий двух государственных компаний по "окучиванию" украинского рынка.

Однако дружба дружбой, но в Киеве уже давно поговаривают о необходимости диверсифицировать поставки газа в страну. За счет других стран это пока вряд ли возможно - финансирование строительства новых газопроводов в обозримом будущем почти нереально. Однако можно привлечь на украинский рынок российские частные газодобывающие компании. С того времени как в России заговорили о либерализации внутреннего газового рынка, на Украине активно стали обсуждать, каким образом можно воспользоваться российской либерализацией для увеличения конкуренции среди поставщиков топлива в страну.

Еще прошлой осенью, расправившись с посредниками, НАК "Нефтегаз Украины" объявила о следующем этапе реформирования рынка - создании специализированных газовых бирж, через которые потребителям будет поставляться газ добывающими компаниями, как украинскими, так и иностранными (прежде всего российскими). "Рынок Украины должен строиться на конкуренции реальных владельцев газа, а не на конкуренции теневых схем его оформления", - заявил Юрий Бойко.

Российские газопромышленники в принципе могут принять участие в разделе украинского газового пирога. К примеру, при нынешней себестоимости добычи газа на новых газовых месторождениях 4-10 долларов за тысячу кубометров и с учетом транспортных расходов на доставку газа из Западной Сибири на Украину в 20-30 долларов реализация подобных проектов может приносить солидную прибыль, учитывая, что средняя цена импортируемого Украиной газа, по данным Государственного таможенного комитета, в 2002 году составляла 55-60 долларов за кубометр.


Либерализация украинского газового рынка прямо зависит от возможности участия российских инвесторов в приватизации национальной газораспределительной системы

Если снизить издержки до минимума и получить доступ к газпромовской трубе, то такого рода проекты могут быть весьма рентабельными. Именно так торговала на украинском рынке своим собственным газом "Итера". В прошлом году она поставила на Украину 12 млрд кубометров, из которых порядка 1,5 млрд кубометров закачала в газохранилища. В этом году компания почти наверняка постарается его реализовать. Но пока, похоже, это будут единственные поставки газа независимыми российскими производителями. "Газпром" вряд ли допустит "независимых" к трубе, хотя государство и настаивает на этом. Как компромиссный вариант "Газпром" предлагает независимым российским производителям газа продавать ему добываемое ими топливо прямо на скважинах.

По словам пресс-секретаря "Газпрома" Игоря Плотникова, "концерн ведет переговоры с независимыми производителями природного газа о закупке у них газа на устье скважины по цене примерно в двадцать долларов за тысячу кубометров. 'Независимые' хотят продавать газ 'Газпрому' минимум по двадцать пять долларов за тысячу кубометров". Идет торг.

На Украине предложение газа пока превышает спрос, но добывающие компании готовы предлагать только "дорогой" газ (по цене 50-60 долларов за тысячу кубометров) - если немного не снизить цены, трудно будет его реализовать. Именно поэтому большинство независимых экспертов не считают создание газовой биржи на Украине делом ближайшего будущего. Более приоритетная задача - выстраивание новой конфигурации внутреннего рынка газа, что тоже может быть интересно потенциальным инвесторам.

Пустите русских, другим вы больше не нужны

Чтобы понять, сможет ли нарождающийся газовый рынок Украины стать привлекательным для инвесторов, надо подетальнее разобраться в том, как газ попадает в конфорки украинских домохозяек.

Структура внутреннего рынка газа сейчас выглядит следующим образом. "Нефтегаз Украины" продает часть топлива через свою дочернюю компанию "Газ Украины" предприятиям теплокоммунэнерго, энергогенерации и промышленным предприятиям с объемом потребления газа более 100 тыс. кубометров в месяц. Другая часть продается через тот же "Газ Украины" региональным предприятиям по газоснабжению и газификации - облгазам. Последние, в свою очередь, реализуют газ населению и небольшим промпотребителям. Ясно, что эти самые облгазы являются ключевым звеном в "рознице" - схеме продажи газа частным потребителям. Они же управляют и местными газораспределительными сетями.

Контрольные пакеты более чем половины облгазов находятся в собственности частных владельцев (как правило, офшорных компаний, аффилированных с крупными украинскими предпринимателями), однако НАК все равно имеет на них значительное влияние, так как сдает им местные газораспределительные сети в аренду. Как сообщили "Эксперту" в пресс-службе "Газа Украины", в ближайшем будущем эта схема должна измениться: в "Нефтегазе Украины" хотят, чтобы весь газ потребителям на конкретной территории (в том числе и промышленности) реализовывал соответствующий облгаз. "НАК планирует включить облгазы в газовый рынок в качестве основного трейдера. В результате облгазы будут отвечать за своевременные расчеты предприятий за газ, газифицировать регионы, ремонтировать и восстанавливать эксплуатируемые сети, устанавливать приборы учета", - комментирует инициативы "Нефтегаза Украины" директор энергетических программ киевского Центра имени Разумкова Владимир Сапрыкин.

Если такая схема будет реализована, бизнес попытается принять участие в скупке этих областных газоторговых компаний. Ведь тогда крупные украинские и российские компании, имеющие интересы в украинской промышленности, смогут контролировать поставки топлива на интересующие их предприятия. Особенно важно, что в частные руки попадет и газовая розница - и это станет главным фактором резкого повышения инвестиционной привлекательности всего украинского газового рынка.

Правда, для реализации такой стратегии понадобятся большой потенциал и лоббистские возможности в украинском истеблишменте. Вот как эмоционально оценивает текущие возможности конкуренции представитель одного из облгазов Украины: "На территории моей области находится металлургический комбинат, принадлежащий крупному олигарху. На него поставляет газ НАК. Если комбинат не расплачивается вовремя, НАК может надавить на его собственников через правительство. Правительство подключит налоговиков, таможню, местную администрацию. Если же и это не поможет - тогда просто перекроют кран. А представляете, если я перекрою кран меткомбинату? Как далеко мне придется бежать тогда с Украины?"

Понятно, что бежать никуда не придется только в том случае, если в собственниках украинских облгазов окажется крупный российский бизнес. И чем скорее это произойдет, тем лучше для всей Украины - ведь сейчас местные газовые сети находятся в плачевном состоянии. Поэтому Киев, не имея собственных средств на их модернизацию, скорее всего будет вынужден пойти навстречу пожеланиям потенциальных инвесторов. Как в конечном итоге он пошел навстречу "Газпрому" и отдал контроль над магистральными газопроводами международному газотранспортному консорциуму.

В подготовке статьи участвовал Леонид Карпенко